Раба для моих забав. Часть 3

  1. Раба для моих забав
  2. Раба для моих забав. Часть 2
  3. Раба для моих забав. Часть 3

Страница: 1 из 3

— 2-

Катя насторожено вздохнула, когда дверь открылась, и вошел ее мучитель. После последнего раза он словно давал ей отдохнуть и больше не предпринимал ничего изощренного, не считая замены анальной пробки и нежных ласк, подаренных ее телу. Доводя ее до оргазма руками и ртом, Кирилл как будто показывал ей, какой слабой она была, ставя перед фактом того, что тело девушки давно сдалось в руки завоевателя, остался лишь разум. Но Катя хваталась за остатки разума, постоянно повторяя про себя, что она выживет, несмотря ни на что. Главное остаться в живых, а собрать себя до кучи и снова научиться жить она сумеет.

— Привет, мой котеночек! — ласково произнес он, погладив кончиками пальцев по щеке.

Это было не сложно, так как Катя лежала на боку, лицом к нему. Прикованная цепями, как собачонка, с черным кожаным ошейником на шее, полностью обнаженная. Сейчас девушка старалась не реагировать на него, выбрав эту тактику в надежде, что ему приестся ее пассивность. Но мужчина лишь хмыкнув, словно абсурдность данного стиля поведения забавляла его.

Выйдя из помещения и дав тем самым девушке надежду, он снова разрушил ее вдребезги, когда вернулся, затягивая вовнутрь большое кресло стиля барокко с мягкой бархатной обивкой, благородное и очень дорогое с виду.

Поставив его в центре, мужчина подошел к ней и, приподнимая с постели, подвел к креслу. Твердо сжав ее подбородок, Кирилл пристально что-то выискал в ее глазах, а после удовлетворенно улыбнулся. Сильно надавив руками на плечи, он заставил ее опустить перед креслом на колени, а после встал за ее спиной. Все в девушке сжалось, ожидая его дальнейших действий, но он не торопился. Этот зверь никогда не торопился, проделывая все с изощренной медлительностью.

Минуты шли, но Катя слышала лишь его тяжелое дыхание над головой и больше ничего. Ни касаний, ни слов, ни приказов. Ожидание было хуже пытки. Мучительное и тягучее, наполненное мыслями и попытками угадать его сегодняшнее настроение. Будет он сегодня с ней ласков или жесток, проведет по волнам наслаждение или заставит корчиться от боли. Чем дольше она ждала, тем больше боялась и дрожала.

Но когда только она стала немного расслабляться, так и не дождавшись его действий, Кирилл словно очнулся. Схватив ее за волосы и резко нагнув вперед, он заставил животом прижаться к креслу, а лицом уткнуться в его спинку. Руки ее мужчина завел за спину, закрепив их с помощью ремней.

Рот впился в мягкую ткань и девушка часто задышала. Боясь даже предположить, что сегодня ее ждет. Мужчина ласково провел по ее голым ягодицам, наслаждаясь открывшимся видом.

— Маленькая моя, сейчас я снова проверю твою дырочку, но думаю ты и так знаешь, что она уже достаточно растянулась, чтобы принять меня, — томно прошептал он, пробираясь пальцами между двумя полушариями.

Катя лишь отрицательно замычала, понимая, что время для ее изнасилования пришло и она никак не может этому воспротивиться. Мужчина, обведя круги вокруг ее закрытой пробочкой дырочки, заставляя ее рефлекторно сжимать внутренними мышцами пробку, вдруг захватил пальцем за крючок и резко вытянул его. Девушка с приглушенным визгом втянула в себя воздух, ощущая вдруг радостное освобождение и жжение в раздраженном канале.

Два толстых пальца тут же начали исследовать ее многострадальную дырочку, проникая внутрь и растягивая ее. Катя прикусила нижнюю губу, чтобы не застонать и не выдать себя, потому что вместе со стыдом и дискомфортом девушка уже давно стала ощущать и искры наслаждения. Ощущение его грубых пальцев вторгавшихся в ее плоть по сравнению с резиновым заменителем было непередаваемо. И все же даже эти зародившееся чувства не избавили ее от страха быть изнасилованной в свой зад.

И вот пальцы покинули ее шелковую плоть, и девушка нахмурилась, когда услышала странный звук. Но когда на ее плоть капнула вязкая жидкость, Катя догадалась, что это звук был от выдавливания жидкости из бутылки. И он повторился вновь.

Жирное масло брызнуло на ее поясницу и растеклось по телу в разные стороны. Небольшая дорожка медленно спустилась вниз в раскол между ее округлых ягодиц. Тело предало ее, откликаясь на действия мужчины. Мурашки покрыли кожу, заставляя маленькие волосики наэлекрезироваться от легкой дрожи нарастающего возбуждения. Звук вновь сжатой бутылки донесся до девушки, и она ощутила брызг очередного потока масла теперь уже на ее попку. Непроизвольно она покрутила задом, словно подгоняя масло растекаться быстрее по телу. А после замерла, чувствуя, как скользкая жидкость покрыла ее сжатое заднее колечко и направилось дальше к промокшей от желания промежности. Масла было много. Насколько, что казалось оно заполнило уже каждую частичку девичьего тела. Связанные за спиной руки затекли, зудя от порыва ухватиться за любую опору. Лицо вжалось в мягкую ткань кресла, а дыхание сбилось с привычного ритма. Сознание пыталось отрицать охватившее тело возбуждение, отвергая понимание того, что попа инстинктивно сжималась от потребности ощутить в себе вновь искусственный фаллос. Она ведь не извращенка и не могла возжелать своего насильника, повторяла себе Катя. Вот только низ живота стянуло ноющей пульсацией, и каждое легкое прикосновение обжигало тело огнем.

Водя своей толстой головкой по ее колечку, он заставлял ее мышцы сжиматься каждый раз, когда упирался в него, а потом словно дразня, снова скользил дальше, лаская влажную щель. Легкие приготовились к крику, и снова подавили его когда ничего не произошло. Она текла, как настоящая шлюха и ничего не могла с этим поделать.

Ее соки смешались с маслом, создавая настойчивому члену идеальные условия, чтобы тереться об ее плоть. Но вот он приставил головку к колечку ее ануса, чуть надавил и резким толчком, преодолев сопротивление тугих мышц, втолкнулся головкой внутрь. Девушка дернулась и замычала от разорвавшей ее зад боли. Длинный пенис мужчин был толще резинового члена, и это он даже не вошел в нее и наполовину.

— Что тебе не нравиться это сучка? — самодовольно спросил Кирилл, ощущая небывалое возбуждение, находясь в ее тисках. — Не смей рыпаться или накажу!

Но Катя не могла не пытаться избавиться от него. Это была непроизвольная реакция ее тела, желание отодвинуться от него, заставить выйти. Хотя возможности для маневра не было. Все что у нее получалось это напрячь свой канал, и постараться вытолкнуть из себя. И как только ее тело это сделало, на ее ягодицы в мощном ударе обрушилась мужская ладонь.

— Не рыпайся, я сказал! — приказал он и снова ударил ее аппетитные полушария со всей силы.

Кирилл начал делать тяжелые рывки, каждый раз глубже проталкиваясь внутрь, при этом сопровождая их сильными шлепками по ее ягодицам. Казалось, девичья попа загорелась, пылая от боли снаружи и внутри. Мышцы с трудом подавались этому завоевателю, а он пыхтел и продолжал свои потуги.

— Мммм, — горестно промычала девушка, сжав зубами ткань на подушечке кресла.

— Какая ты тугая, малышка. Так сильно сжимаешь меня, и я словно раю. А твоя красная попа просто сводит с ума от своего вида.

Войдя, наконец, на всю длину в ее канал, он задал бешеный раж, грубо трахая ее зад, распирая его своим огромным органом. Девушка лишь только мычала от боли, не в силах уже больше кричать. Молясь, чтобы это скорей закончилось, она стиснула зубы от очередного сильного толчка. Настолько сильного, что ее голова ударилась об спинку кресла. Он сильно схватил ее за волосы, заставив выгнуть шею, и резкая боль взорвалась в ее голове, когда Катя ощутила горячую жидкость, заполняющую ее задний проход.

— Блять! Как ты хороша, малышка! — стонал он, подмахивая бедрами для очередных ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх