Раба для моих забав. Часть 3

  1. Раба для моих забав
  2. Раба для моих забав. Часть 2
  3. Раба для моих забав. Часть 3

Страница: 2 из 3

выстрелов спермы.

Наконец, оставил внутри нее весь свой оргазм, Кирилл вышел из тесного канала, все еще кайфуя от ощущения ее сжатости вокруг него. Как только его размякший орган оставил ее тело, колечко ануса резко сжалось и напряглось.

Девушка втянула в себя воздух через нос. Инородная жидкость в ее канале раздражала и просилась наружу, и она знала, что долго терпеть не сможет.

— Пожалуйста, мне нужно в туалет, — прохрипела она.

Кирилл понимающе хмыкнул, и встал сбоку от нее. Проведя рукой по ее спине, он опустился к красным ягодицам, и сжав их ладонями, развел в разные стороны и приказал:

— Давай здесь. Сейчас!

Девушка заплакала, поняв, что ждать снисхождение ей не стоит, и не в силах больше сдерживаться, вытолкнула из своей дырочки лишнюю жидкость. Маленький залп спермы стрельнул и приземлился на ее пятки.

— Хорошая девочка, — ласково произнес мужчина, поглаживая ее ноющую попку.

Катя чувствовала мерзость от происходящего. Волна унижения накрыла ее с головой. рассказы эротика Ей было противно. Гнусность его действий вызывала в ее душе собственный стыд. Стыд от того что она подчинилась, что не смогла вытерпеть, что позволила ему наблюдать за своим позором.

Ее ягодицы горели от шлепков, а задний проход был очень раздражен. Правда то, что он эти дни фиксировал в ней резиновые члены, растягивая ее дырочку и заставляя ее привыкать к неестественному вторжению, позволило этой боли быть терпимой. Девушка понимала, что если бы он сразу трахнул ее своим орудием, то просто бы разорвал ее зад. Ироничная мысль, что ей стоит еще быть благодарной за такое внимание, посетила ее измученный ум, и ей захотелось глупо рассмеяться.

— Ты заслужила подарок, за свое послушание и мое удовлетворение, — произнес мужчина.

Смочив пальцы в своей сперме, излишки которой покрыли ее анус, он опустил их на ее клитор.

— Твоя горошинка тверденькая, — довольно произнес он, — твоему телу понравилось быть трахнутой в зад, хотя мозг и отрицает это.

К своему стыду она и правда ощутила натянутые струны, сконцентрированные внизу ее живота. Неожиданное возбуждение захватило ее, заставляя истекать соками на его руку. То возбуждение, которое он умело вызывал в ней все эти дни, размывая грань между болью и наслаждением, показывая ей, что он может быть и милостив и жесток.

Грубые пальцы прижались к клитору, и он стал ожесточенно натирать пальцами ее узелок. Словно именно такой натиск ей и нужен был, потому что Катя резко выгнулась от ударившего в нее электрического тока чистого экстаза, что заполнил собой все ее поры. Громкие завывания срывались с ее уст. Чувствительная плоть казалось горела под его пальцами, обжигая ее душу. Матка запульсировала, а влагалище сжалось, требуя своей доли внимания.

— Вот так, кончи для меня, мой котенок, — ласковый голос ее похитителя так разился с его развращёнными действиями, хотя приказной тон слышался даже в этой ласке.

Словно этого приказа ей и не хватало, чтобы переступить последнюю грань и окунуться в наслаждение.

— Ауууммм, — пронзительно завопила девушка, когда оргазм накрыл тело.

Дергаясь в конвульсиях удовольствиях, она сжимала пальцы, сожалея, что руки связаны за спиной, и она не может за что-нибудь зацепиться. Ее соски набухли еще сильнее, раздраженные и натертые от ткани кресла. Ягодицы горели, но зад невольно двигался навстречу мужской руки, словно желая насадиться на пальцы. Излишки спермы все еще тоненькой струйкой вытекали из ее разработанной звездочки, и он размазывал ее по влажной плоти.

Но долго мужчина не дал ей насладиться долгожданным освобождением. Прижавшись своей твердой головкой к ее мокрому лону, он раздвинул ее невинные губки и на пару сантиметров протиснулся вперед, утыкаясь в девственную плеву. Захваченный удовольствием мозг девушки не смог оценить угрозу, которую несло в себе это действие. Наоборот, нажав там где у нее ныло, он заставив Катю захныкать от радости и предвкушение. А после скинул ее с вершины в пропасть, меняя наслаждения на боль. Одним резким толчком он ворвался в ее тугой канал, с силой преодолевая сопротивление внутренних мышц, проталкиваясь максимально глубоко.

— Ааааааааа, больно, — заорала девушка, неестественно прогнувшись в спине, дергая связанными руками и брыкаясь.

Но мужчина крепко удерживал ее в нужном ему положении. Плотным кольцом ее канал стянул твердый орган, и он, стиснув зубы от удовольствия. Намотав ее волосы на руку, он потянул их на себя, вызвал молнии боли в ее голове.

— Не не... на... до... — по слогам прохрипела девушка, глотая соленые слезы.

— Да, сучка, ты счастлива? Наконец-то я тебя хорошенько поимею, — грязно зашипел он, медленно двинувшись назад, а после снова, побеждая ее напряженные мышцы, протиснулся внутрь. — Блять!!! Это охренительно! Ты такая тугая, малыш! Сегодня я хорошенько выебу тебя, так что ты не сможешь сидеть еще неделю!

— Пожалуйста... — Катя с шумом втянула в себя воздух, каждой клеточкой своего лона ощущая его член.

— Скажи: пожалуйста, хозяин, трахни меня!

— Пожалйуста...

— Я жду!

Губы ее пересохли, слезы намочили ткань кресла, стекая по щекам, но Катя уже знала, что лучше подчиниться. Она всего лишь рабыня. Кукла для утех. Но пока она желанна, она жива. Пока не сопротивляется, то получает терпимую боль. А девушка до ужаса боялась, что скоро эта терпимость исчезнет, и он подведет ее к такому краю, после которого ей уже не выбраться наружу.

— Пожалуйста, хозяин, трахни меня! — заорала она, наплевал на гордость и ненавидя себя за это.

В ту же минуту он начал двигаться, трахая ее как она и просила. Грубо, беспощадно истязая ее невинную промежность, распирая ее своим орудием. Девушке казалось, что он до ужаса огромен и в ее тесной коморке просто недостаточно места для него. Что после такого на ней не останется живого места, а маленькое лоно превратиться в большую дыру.

Эротические звуки удара плоти об плоть, вперемешку с целой серией болезненных стонов, смешались в один клубок насилия. Но он слишком постарался за это время приучить ее тело к дискомфорту и боли, чтобы девушка осталась лишь на территории страдания. Нет, тело само уже знало, что ему нужно.

Конечно же, боль никуда не ушла, и после такого жестокого первого опыта, быстро и не уйдет. Но эта боль вдруг стала желанна. Кате стало стыдно за эти чувства. Она ощущала себя не только грязной снаружи, но такой же изнутри. Словно он развращал не только ее тело, но и душу, все больше втягивая в страну разврата и извращений.

— Ты любишь это, сука? Да? — агрессивно прогрохотал он в ее ухо, навалившись на нее, как зверь при случке.

Его сильные бедра двигались в бешеном темпе, всаживая в нее свой член, словно в бреду. Стенки влагалища так тесно стискивали его, что девушке казалось, что она ощущает пульсирующую кровь в выпуклых венах его члена.

— Блять! Так бы и трахал тебя без остановки! — слетев с катушек, кричал он.

Он вдавил ее в кресло. Соски до боли терлись об дорогую обивку мебели. Пальцы сжимали ее бедра с такой силой, что останутся синяки, и скорее всего он этого и хотел. Смотреть на ее истерзанное невинное тело, на темные следы его рук на молочной коже. А бесконечные болезненные толчки доводили ее до сумасшествия. Хотелось выть, брыкаться, вырваться из плена, и в то же время, хотелось чего-то еще. Зад подавался назад, ему навстречу. В мыслях родилось слова, проигрывая зам заевшей пластинкой. «Глубже, глубже, глубже». Даже зная, что это принесет больше боли, она молила об этом.

— Хочешь глубже, сука? — злорадно спросил он, и Катя поняла, что последние разы выкрикнула это слово в голос. — Моя развратная девочка, сейчас я дам тебе то, что ты просишь.

Он остановился на мгновение, чуть привстав. Выставив ее задницу максимально верх, он подхватил ее под коленкой, поднимая ногу. Открыв себе больше доступа,...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх