Эротические, комические приключения Петрова Константина в сказочной стране

Страница: 12 из 14

лесом, пойдём, разведём костерок, чуть поодаль, я преподам тебе знания, важные и нужные в твоей дальнейшей супружеской жизни.

Отдалившись на значительное расстояние, Снегурочка попыталась дать Ивану частные уроки. К её вящему изумлению, казавшийся туповатым, отрок сам мог ей преподать, и кто был учитель, а кто ученик, довольно спорный вопрос. Настя с Костей тоже время зря не теряли и, чтобы заглушить доносившиеся ахи и вздохи от другого костра, так звонко целовались, что вдали завыли шакалы, заухал филин, а проходившие неподалеку, Осёл, Козёл и Косолапый Мишка, довольно отчётливо съязвили: «Ну, вы, блин даёте!».

Заутренев неароматной сыростью, свежесть погасших костров, разбудила парочки. Ширкнув, по обыкновению, стальностью своих когтей на ловко подставленную Костей бересту, Настя позволила разгореться новому костру, Плотно позавтракав оставшимся ужином, четвёрка отправилась в сторону болота, в поиски Иванушкиной судьбы.

— Десять вёрст, для бешеной собаки не крюк, — глубокомысленно, изрёк Константин.

— Философ, блин! — расхохоталась Настя, — смотри не утони, как в начале пути. Здесь берёз не наблюдается, показывая на тихую гладь предательской поверхности болота, добавила Эльфийка.

— Куа-а, ку-а-а, — раздался призывный клич, вероятно, невесты Ивана.

— Нам, туда, — показывая чуть левее, откуда исходил звук, пояснил Костик.

Держась друг за друга, четвёрка людей продвигалась к густым зарослям орешника, непонятно откуда взявшегося на болоте. Раздвинутые кусты явили друзьям удивительное зрелище.

— А в сказке, она была маленькая, — удивился сопровождающий Снегурочку.

Тёмно зелёное, местами пупырчатое создания, форматом с годовалого телёнка, восседавшее на золочёном троне, в золотой короне, живо напоминало Царевну Лягушку из сказки, за исключением одной детали — огромного размера. В трёхпалых руках существа, возлежала стрела, на которой чётко угадывалась надпись: «Иван Дурак», что рассеивало всякие сомнения.

— Квакнув для порядка пару раз, Лягушка произнесла человеческим языком:

— И как же она превращалась в здоровенную девицу?

— Скидывала кожу и всё, — пояснил Костик.

— А под ней Дюймовочка?

— Хм... Логично! Но нести то легче! Сколько в тебе кило?

— 67, — проквакала Царевна. Только нести меня не надо. Я способна ходить.

Сказав эти слова, она обратилась к отроку с открытым ртом:

— Хлебало-то закрой! И отвечай на вопрос: «Берешь меня в жёны или нет?»

— А куды деваться? — молвил отрок, закрыв хлебало, — супротив тятеньки не попрёшь.

— Меня твой тятенька не интересует, ты за себя скажи!

— Беру! — молвил Иван Дурак.

— Ну тады, ладушки! — Нажимая, какую-то кнопку у себя на шее молвила царевна.

Зелёное одеяние спало и пред глазами путешественников и их друга предстало создание неземной красоты. Описать сию красоту больше не берусь, в связи с поломкой трёх клавиатур и двух мышей. Короче — отпадная бикса!

Зелёную шкуру Царевна брать не стала, отломала только корону, кратко объяснив: «А на кой она мне? Шкура-то?»

Сопроводив влюблённых до хаты, троица попарилась в русской баньке. Отведала кушаний разных. Пива хмельного, медов всяческих. И отправились, уже поспешая, домой. А чё там осталОся-то? Меньше недели! Торопиться надо!

— А сколько дней осталось, — поинтересовался отрок у отроковиц, разглядывая безбрежный океан пустыни, простиравшийся, куда ни забрось свой взгляд.

— 3 дня, — мило и нежно улыбалась Настя, методично и мелодично, пошаркивая стальностью своих когтей.

— Да... Костик, у меня нет к тебе зависти, — сердито поджав губы, сказала Снегурочка. У тебя есть выбор: или харакири, или глубокая заморозка с последующим разбиением на тысячи частей.

— Какие же вы всё-таки кровожадные создания, — усмехнулся путешественник по сказкам, — а может, прогуляемся пяток километров? А там видно будет.

— Ну, прогуливай нас, Константин Сусанин, — дерзко и игриво подбоченилась Эльфийка, пряча свои ногти в отведённые им места.

На четвёртом километре монотонность песчаного пейзажа, внезапно изменилась. Не понятно, откуда выросли дубы-великаны, разнообразье лиственных дерев тут и там, поражало глаз путешественников. Позади виднелась стена непролазного леса.

— Это ловушка! — вскричал Сусанин.

— А мы и не догадывались!!? — хищно посвёркивая изумрудноглазостью, подтвердила, будущая королева.

— Там кажется, вьётся тропинка? — Перстоуказала вперёд, Наташа.

— Луис аделанте! — Сказал мой герой и попёрся навстречу опасностей и неизвестностей.

Подруги потрусили гуськом за не очень широкой спиной богатыря. Через пару десятков шагов тропинке пришёл кабздец и взору путешественников приоткрылся чудесный сад. Разнообразие фруктовых дерев поражало взгляд и будило неприятные воспоминания.

Дежавю спустилась на благородные чела путешественников.

— Что-то мне подсказывает, что мы вновь попали в сады Джаниродарии, — молвил отрок, — уж больно они ненастоящие.

Светило неяркое солнце, ласковый ветерок нежно теребил листву, пичуги пели свои незамысловатые песни. Протянутая рука Наташи к яблочному дереву обрела прекрасный полупрозрачный плод, аромат которого заставлял желудок сокращаться в предвкушении сладострастия. Вкусив кусочек заморского фрукта, Снегурочка забилась в пароксизме довольства и намертво приклеилась к яблочному дереву, в бесчинстве пожирая амброзийные плоды.

— Смотри не лопни! — предупредил отрок, поглощая тут и там сочное разнообразие райского сада.

— М-м-м-м-м, как вкусно, — погрузив по уши свою белокурость, в предварительно расколотый об коленку арбуз, причитала Настя.

Немного полежав в тени кустистых деревьев и поглаживая барабанные животы, троица продвинулась дальше. За фруктовоягодной рощей обнаружилась огромная поляна прекрасных цветов. Их размеры форма, раскраска поражала и умиротворяла путешественников. Вероятно, где-то там рос тот самый Цветик Семицветик. А может, даже, и пресловутый Аленький Цветочек.

Увидев алую розу, больше похожую на тюльпан, размером превосходящую лошадиную голову, Костя задумал преподнести одной из любовниц незабываемый подарок.

— Стой придурок! Не вздумай рвать! — кричала одна из одариваемых.

Вероятно, это была Снегурочка? Может Эльфийка? Теперь это уже было не важно. Погасло Солнце! И в песках стало темно! Умолкли птицы. Неласковый, теперь уже свирепый, ветер пригнул фруктовую рощу до земли. Трёхметровое чудище явило себя миру сказок. Оно не смахивало на Чужого, не было похоже на Хищника. Джиперс Криперс тоже не имел с ним родства. Ничего человеческого от Фреди Крюгера не наблюдалось. Но животный страх от увиденного парализовал конечности парня и его спутниц.

— Мам-ма, — причитала Снегурочка.

— Я, кажется, описалась, — канючила Настя.

— А я и то и другое, — расстроился Костя. Поглядывая на пожухлый и мгновенно повядший цветок.

— Как ты посмел! — Пророкотало чудище, — сорвать цветочек Аленький. Многие сотни лет, я приходил сюда, чтобы услаждать свою душу любованием этого прекрасного создания флоры. Теперь ты умрёшь в страшных муках. Я разорву тебя, но буду делать это медленно, с чувством, с толком, с расстановкой.

— А других вариантов нет? — Натягивая мокрые трусы и штаны, отстиранные в пробегавшем неподалеку ручье, поинтересовался Костик.

— Есть! — сгромогласничало чудище, — пусть одна из твоих спутниц полюбит меня, тогда я превращусь в прекрасного принца и, мы будем жить долго и счастливо, и умрём в один день.

Поглядывая на своих спутниц, Константин нервно пощёлкивал пальцами. Залюбовавшись упругопопостью и острогрудостью своей первой, совершенно голой пассии, бережно отстирывающей свой комбидрес в бурных водах протекающего ручья, он невольно перевёл взгляд на Снегурочку. Наташа эротично и пластично в позе раковой шейки, являла миру тоже очень сексуальные откровения. И не будь здесь Чудища омерзительного,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх