Эротические, комические приключения Петрова Константина в сказочной стране

Страница: 13 из 14

он бы постарался удовлетворить низменность страстей своих спутниц. Следует отметить, что во главе угла стоял Гамлетовский вопрос ту би или не ту би.

— Ну что ж Настёна, настал твой час, — горестно пожимая плечами, молвил отрок.

— Почему это я, — возмутилась Эльфийка, — пусть Натаха, умирает с ним в один день.

— Извини! Подруга. Я дама замужняя. С какого это коня?

— А как ты относишься к гей семьям? — Поглядывая то на чудище ужасное, то на Костика, потерявшего дар речи от такого кощунства, спросила Настя.

— Никак! — Молвил трёхметровый. — У меня нормальная ориентация.

— Не быть мне теперь королевой эльфов, — утирая невольно набежавшие непрошеные слёзы, молвила принцесса, и шаг за шагом приближалась навстречу своей судьбе.

Поравнявшись с теперь уже не ужасным, но препротивным созданием, Настя сказала:

— Ну что ж, приступим.

— Дай я тебя поцелую, суженная моя! — Возвестило чудище и, наклонившись к сладкогубию Эльфийки, попыталось запечатлеть на нём соответствующую печать.

Зловонное дыхание, коснувшись губ избранницы, мгновенно сменилось на риглис сперминт. Выбрав лучшее, ужастик превратился в молодца — удальца. Красивостью и статностью, могущего поспорить со многими киногероями Голливуда. Однако недолго длилось Настино счастье. Он стал стареть не по дням, а по секундам. Запевшие было птицы, мгновенно смокли. Начавший вновь расцветать цветочек Аленький, завял и пожух. Рассыпавшись в пыль веков.

Через 15 секунд всё было кончено. Прах мгновенно постаревшего молодца был тут же развеян поднявшимся сильным ветром. Цветы повяли, деревья исчезли, высох ручеек. И только безудержный плач, оставшейся одной одинешенькой Принцессы, орошал и оглашал окрестности. Следует признать, что плакала она не от горя, а от радости, что всё так быстро закончилось. Закончилась и пустыня, неподалеку виднелась заснеженность и обледенелость Края Вечной Зимы.

— Девочки мои! — патетически заявил Костик, — нам предстоят тяжкие испытания. Холод и голод. Ветер и вьюга встанут на нашем пути. Но прежде чем вступить в царство Мрака и Холода, я предлагаю заняться любовью, здесь и сейчас! Там-то нам вряд ли удастся. Не каждый захочет попу морозить на пронизывающем ветру.

— Согласна, — созналась Настя.

— Поддерживаю, — сделала заявление Наташа.

Они любили друг друга, пылко и страстно, развратно и целомудренно. И только безмолвный песок, посмеиваясь про себя, думал: «Кама с утра отдыхает». Наконец, распавшееся троелюбие, двинулось в заснежено-ледяную даль.

Что ждёт там моих героев? Думаете Снежная Королева? Кто знает, кто знает... Я-то точно знаю, что их ждёт, но это в следующей главе...

— А у вас никогда не возникало желания построить прекрасную законченную фигуру из ледяных пазлов? — с сомнение, разглядывая троицу, возвестила голуболёдая женщина.

— У тебя крыша от мороза съехала, — зло определился отрок. Во-первых, говори по-русски: «мозаики», а не «пазлов». Во-вторых, нас интересует, другое.

— Что же? — приподняв изумительно выщипанные брови, поинтересовалась Снежная Королева.

— Пожрать, — прояснил ситуацию Костя.

— И поспать, — Добавила Настя.

— Вуаля! — издала волшебное приказание Королева.

Перед друзьями возник обледеневший до крайности стол, уставленный замороженными яствами. С Баскин Робинс, небрежно соседствовали мороженки, фабрики «Красный Октябрь», эскимо, усмехалось своей шоколадностью. Салаты из крабовых палочек с кукурузой, быстрозамороженные до — 40, соседствовали с «Оливье». Хорошо прожаренная конина, баранина и свинина с говядиной, были готовы к употреблению, но находились за гранью 0 градусов Цельсия. Разнообразные напитки обледенели так, что пить их не представлялось возможным — грызть да!

Снегурочка, набивая рот по очереди, кониной, морожеными апельсинами, ломтиками ананасов в собственном льду, захрустывала их соком из персиков и папайи, была просто в восторге, чего не скажешь о Эльфийке и Константине.

Десятки километров, оставленные позади, взявшую на себе роль проводницы до ледяного царства, ни как не сказывались на её обледенелой сучности. Гордо вышагивая впереди, трясущихся от холода друзей, Наташа Сусанина, привела замёрзших окончательно путников в Царство холода.

— Я тебя, сучка сейчас попишу, — разозлилась будущая королева, ты чё охламонка, думаешь, мы будем этот лёд грызть? — Выставляя в сторону Наташи полуметровые стальные когти, претенциозно, выразила свои мысли Настя.

— Не злитесь, синьорина Помидорина, от злости витамины пропадают! Щас поправлю! — Расхохоталась Снегурка.

Мановением своей белорукости, она довела кофе до кипения, салаты до 20 градусов Цельсия, а мясные блюда до ароматного парения. Соки стали прохладными, стол растаял, обнажив деревянную основу и друзья, отдавая дань Бахусу, классно закусили. Откровенно позёвывая, они были препровождены гостеприимной хозяйкой в ледяные покои, переделанные, тот час же Наташей в пухоперинные и сладкоподушечные. Зажатый с двух сторон, горячими телами двух отроковиц, Костя мгновенно провалился в царство Морфея. Утро, кроме знойной любви, преподнесло плюшки с ароматным Нескафе Классик.

Распрощавшись с гостеприимной Королевой, троица окунулась в морозную стынь обледенелой дороги, ведущей в неизвестность.

— О чём ты думаешь? — поинтересовалась Настя, с остервенением клацая зубами от холода.

— О тулупе, который оставил в избушке, начав путешествие.

— Вот засранец! — возмутилась Эльфийка, — я думала о безудержном сексе со мной!

— И об этом тоже, но в тепле. — Еле усмехаясь посиневшими от холода губами. Обнадёжил свою любовницу парень.

— Ну что, отмороженные, ещё не околели, — усмехнулась обёрнувшаяся Наташа, нарядом коей являлись цвета июньского неба трусики и лифчик.

Остальная одежда была водружена на подругу, коя, один хрен мёрзла. И трусилась, как ржавая подкова на пронизывающем ветру.

— Ещё пару часов и околеем, — стуча зубами, как швейная машинка Зингер в порыве пошива подвенечного платья, за подругу прометелил Костя.

— Возрадуйтесь други! И воскричите: «Земля!», показывая на чернеющую вдали полоску суши, обнадёжила мерзляк, Снегурочка.

Возрадовавшиеся, собрав остатки сил, бросились наутек к теплу и полуденному зною.

Через непродолжительный промежуток времени, нога человеческая ступила на раскалённую землю. Полностью обнажившись, они каталися и валялиляся ничего не поевши.

Утоливши голод грибоягодным безобразием, а жажду соком любви, путешественники по сказкам, проторили дорожку дальнюю с помощью Эльфийских когтей в непроходимых джунглях.

— Куда путь держим? — поинтересовался мудрый Каа, попавшийся на встречу троицы людей.

— А может, покушаем их? — Предположила Багира и вторивший ей Балу.

— Я думаю — это верное решение, — ковыряясь в зубах, добавил Акела, на сей раз я не промахнусь.

— Надо бы испросить у Маугли, как он к этому относится, — прошакалил Табаки.

— Маугли не до этого — просипел тигр Шерхан, — Он сейчас с новой подружкой, я за то, что бы встретить НГ мясным ужином, кто против? Воздержавшиеся?

— Путь мы держим в головной город, — пояснил Костик, — демонстрируя миномёт, парочку, до отказа заряженных кольтов и ширкая катаной, — Мы пришли с миром, дорогу, оборванцы!

— Ну, чё уж сразу так, — голосом Касаткиной поинтересовалась Багира, «оборванцы», на нас одежды то и нет! А вот вас я щас покусаю и тогда известно будет, кто «оборванцы»!

— Головы отъем! — просипел Шерхан.

— Порву как Тузик грелку, сверкая красноглазостью, — добавил Акела.

— Задушшшшу, — зашипел Каа.

— А пошли вы! — замораживая воинство до — 237, усмехнулась Снегурочка.

Продвигаясь вблизь конца путешествия, друзья осторожно обходили ледяные фигурки. Поставив пару фингалов, возмутившемуся было Маугли, за поруганную честь друзей в близ лежавшей деревеньке, друзья, наконец, достигли моря-окияна....  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх