Эротические, комические приключения Петрова Константина в сказочной стране

Страница: 7 из 14

Года!

Сказав эти слова, Иванушка, тьфу, Константин подставил один из кольтов к своему виску.

— Милый! Я, конечно, понимаю, что попав в дом жёлтого цвета на тебя, гнетуще действует его атмосфера, но пожалуйста, не делай этого! Ты же обещал, что 60-о не будет?! — расстроилась Настя.

— Тогда пусть приведут настоящую Снегурочку, а не эту рыжеволосою индейку.

— А я, по-твоему, кто? — рассвирепевшая огненно рыжая фурия, выставив пред собой занейларченные когти, не далее как вчера, с гнусным намерением расцарапать рожу обидчика в форме шахматного поля, начала своё приближение к жертве.

— А моего подтверждения тебе недостаточно? — изумилась боевая подруга.

— Недостаточно... Ещё шаг и я стреляю! — обратился к лжеснегурочке Костик.

Та безвольно опустив руки, вернулась на трон.

— Настя, ты, где такого придурка нашла? Вопросила метиска подругу, — почему он тебе, даже, не верит?!

— Вероятно, сказываются тяготы путешествия, чрезмерная интеллектуальная нагрузка набекренила ему мозги. Экстрасенсорное перевёрнутое восприятие текущего мира неадекватно...

— Перестань чушь нести! — зло, поглядывая на любовницу, перебил её отрок, предоставьте мне настоящую Снегурочку и я отдам деньги!

— А что в твоём представлении: «Настоящая»? — Подходя к парню и ласково поглаживая его руку, при этом нежно и бережно заглядывая ему в глаза, вопросила огненноволосая.

— Светлые блондинистые волосы, голубые глаза, бледная кожа лица, — начал перечислять Костик.

Фарс происходящего состоял в том, что Снегурочка трансформировалась в такт его словам.

— Ты не забыл о главном? Температура тела? — Намертво промораживаясь к губам Иванушки Дурачка (тут исправлять, и плеваться не буду), поинтересовалась ледяная девчушка.

— У-у-у-у-у-а-а-а-а-а-э-э-э-э-э, — пытался что-то сказать мой герой.

— Так признаёшь, что она настоящая? — Поинтересовалась боевая подруга.

— А!

— Стреляться, больше, нет намерений?

— Э! — убирая кольт от виска, согласился Константин.

Морозный поцелуй, сменившийся на адекватный цвету волос «настоящей», поверг в нирвану «сомневающегося».

— Время, платить по счетам? — спросила полуголая девица.

— Да, да. Конечно, — передавая Насте мешок с деньгами, пытаясь оторвать от себя пышущую, теперь уже жаром любви, разгорячённую девицу, сказал ослабленный мужчина.

Пока Настя отсчитывала означенную сумму, Снегурочка ретиво, что-то нашептывала в ушк"о новообращённому, иногда касаясь его огненным язычком. Выяснилось, что зовут её Наташа. И идея с похищением принадлежала именно ей. И если старый прохиндей, наконец, отдаст концы, может ей дадут нового, значительно по моложе. Поинтересовавшись, нет ли у Костика желания занять, возможно, вакантное место, Наташа надула губки, получив прямолинейный отказ.

— Какая ты жестокая! Тебе совсем не жалко старика. Уверен, он столько для тебя сделал...

— Прямо!? Ты многого не знаешь. Кто, по-твоему, ухаживает за оленями? А кто подбирает и сортирует подарки? И кто их развешивает и раскладывает в носки, варежки и под ёлку? Ответ очевиден! А как дело доходит до супружеских обязанностей... Хорошо хоть, он закрывает глаза на мои маленькие шалости...

Ну не хочешь не надо. Но я надеюсь на обратной дороге, ты не откажешь мне в небольших любовных подарках?

— Вообще-то у меня есть любимая женщина, поглядывая на Настю, — сказал «сомневающийся»

— А ты спроси у неё. Вдруг она непротив?

— Я непротив! — Рассмеялась принцесса Эльфов, раскладывая на столе перед Белоснежкой выкуп.

— Может и меня возьмёте? — под неодобрительный ропот 12-и любовников поинтересовалась Белоснежка.

— Ну, нет, троих я не потяну, — огорчённо констатировал Константин.

Сказка не быстро сказывается. Дело не быстро делается. А до нового года осталось меньше двух недель... Троица возвращенцев стояла перед бурноводной рекой в ожидании чуда в лице капитана Врунгеля его помощника Лома и бессменного соратника Бармалея...

— Я кажется, догадываюсь почему они не появляются, — внезапно заявил Константин, — они ждут эротического представления.

— Ара ю шура? — на чистейшем английском с армянским акцентом поинтересовалась Снегурочка.

— Ай"л би бык, — уходя от ответа в кусты, чтобы пописать, ответил отрок.

Вернувшись назад, ему была представлена картина Репина: «Приплыли!» Сладкотелые девчушки поотшибали веточки у двух соседствующих берёзок, превратив их в шесты для эросостязаний. Попотрошив рюкзачки они приоделись соответствующим образом. В рюкзачке Наташи оказался сотик, затаренный разнообразными мелодиями по самое «нимагу». Включив полюбившуюся многим жителям планеты в предновогодье: «В лесу родилась ёлочка», прелестницы, то обвивая шесты, поползновенили по ним, показывая как «она росла», то периодически скидывали с себя предметы одежды, как бы символизируя «песни метели». Настя показывала, какая она «зайка серенькая», порою демонстрировала, как бы она скакала «на мохноногой лошадке» — Наташе.

Косте надоели беспочвенные любования, и он решил «срубить одну из ёлочек под самый корешок». Рубил он Снегурочку, так что щепки летели. Настя в этот момент развешивала игрушки — поцелуи и кусушки. Через небольшой промежуток времени произошла смена любовного караула, но бороздители океанов и морей так и не появились.

— Ну! И какие идеи в голове нашего единственного мужчины? — злостно багровея, поинтересовалась Эльфийская принцесса.

— Настя! Будь же благосклонней к нашему любимому, он найдёт выход. Я в этом уверена! Ты же найдёшь Костик? — обращаясь уже к своему освободителю, спросила Снегурочка.

— Нашёл уже, — ответил тот, — придётся построить плот и на нём пробороздить бурноводную реку.

— Костик, — ласково укусила за ухо своего избранника, так, что тот ойкнул, — в сказках так не делается! Найди другой способ, иначе я тебя свежую, как рождественского оленя, — кровожадно помахивая засталеневшими когтями, участливо улыбнулась принцесса Эльфов.

Прохаживаясь взад, вперёд по бережку в сильной задумчивости взору путешественника по сказкам, был предоставлен отблеск неизвестного предмета, сиротливо прячущегося за кустами. При ближайшем рассмотрении нашими героями было выявлено, что это древнючая лампа, предположительно арабского производства, судя по орнаменту.

— Там что-то белеется, — воскликнула Настя, разглядывая внутренности донашеэрского предмета.

— А, по-моему чернеется, — не выкидывая слова из песни, изумилась Наташа.

— Может надо потереть? — незамедлительно исполняя задуманное, разрулил ситуацию Константин.

Из лампы повалил едкий дым, живо напоминающий тлеющую вату и запах еловых шишек. Отбросив подальше вонючий предмет, герои сказки, стали ожидать завершения содеянного. Дым превратился в джина, форматом с собор Парижской Богоматери.

— Я раб лампы! — Внезапно возвестило существо.

— Нам нужно транспортное средство, типа ковра самолёта или безлошадного экипажа, заявил тот-кто-тёр.

— Я раб лампы, — повторило существо, подслеповато щурясь, разглядывая людишек.

— Мы это уже слышали! — Притопнув прелестной ножкой, вскричала Снегурочка, — ты будешь, исполнять наши желания или нет?!

— Он не похож на Алладина, — ни к селу, ни к городу сказал джин.

— Алладин сдох пять тысяч лет тому назад, — разозлилась Эльфийская принцесса, — но его предок стоит пред тобой, о каком сходстве может идти речь?

— Хорошо! Я выполню его желание, но только одно! Сказав эти слова, джин и лампа исчезли в неизвестном направлении, а на их месте появился персидский ковёр.

Усевшись на ткацкое изделие, троица возвращенцев в мановение розги опускающейся на попу нерадивого ученика, оказались на том берегу. Ковёр тут же исчез, как мотылёк, а с ним и Костин кошелёк.

— Где наши деньги?!! — возмутилась Настя.

— Кажется, пошли в оплату за услуги, транспортной компании.

— Я буду жаловаться ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх