Доверие — основа любви

Страница: 1 из 3

На улице уже начинало темнеть, когда раздался долгожданный звонок в дверь. Наконец-то Настя приехала, а то уж беспокоиться начал. Думая так, я вылез из-за компьютера и пошёл открывать.

Дочка приезжала ко мне на выходные. Она училась в институте, жила там же в общежитии. С женой я давно развёлся — мы категорически не сошлись характерами и в последнее время жили вместе только ради дочери. После её поступления в институт нужда жить вместе отпала, и я рванул, как говорится, на свободу с чистой совестью. Настя на выходные ездила обычно ко мне, хотя до квартиры матери было ближе. Когда я её спрашивал, почему — отвечала, что мать очень уж любит нотации читать. Бывшая жена действительно это очень любит. Причём нередко выражений не выбирает. Вот и сейчас наверняка сказала бы, что одеваться надо скромнее — в лучшем случае. А в худшем могла сказать, что Настя одета как проститутка.

Я помог Насте снять пальто и ещё раз осмотрел дочь. Под пальто на ней был обтягивающий свитер, мини-юбка, высокие сапожки на каблучке.

— Классно выглядишь! Ты вообще у меня очень красивая.

— Спасибо, пап! — Настя обняла меня и чмокнула в щёку.

— Ну, пойдём, буду тебя кормить, ребёнок ты мой. Проголодалась, наверное.

После ужина мы обычно смотрели телевизор или какой-нибудь новый фильм на компьютере. В этот раз тоже, сидя рядом на диване напротив телевизора, смотрели какой-то боевик. Сейчас я уже не помню ни как он назывался, ни в чём заключался сюжет. Помню только, что главный герой был каким-то глубоко законспирированным агентом или ещё кем-то в этом духе. И скрывал это от своей любимой девушки. Это мне запомнилось, так как после фильма дочка сказала:

— Если бы он это от неё не скрывал и рассказал бы всё с самого начала — им удалось бы избежать многих трудностей.

— Ну, может, он ей недостаточно доверял.

— Так он же её любил! Если любил — значит, доверял. Ведь доверие — это основа любви.

На некоторое время я задумался над её словами. Сейчас я живу один. А если бы у меня была любимая девушка, стал бы я рассказывать ей всё-всё-всё? Нет, вряд ли. Я, конечно, не специальный агент, но своя тайна у меня была. Такая, о которой я вообще никому не рассказывал.

Тайна эта касалась моих сексуальных предпочтений. Дело в том, что мне нравится инцест. Обычный секс тоже возбуждает. Но секс с близкими родственниками притягателен для меня куда больше. Это у меня с раннего возраста. Ещё когда был школьником — у меня появились фантазии про секс с матерью. Мы жили вдвоём с матерью — с отцом она развелась, когда я был маленьким. Я очень хотел мать как женщину, но так ничего и не сказал ей. Мать у меня очень строгая, пуританского воспитания, поэтому моих желаний она явно не одобрила бы.

После школы я поступил в институт и сбежал от матери, поселившись в общежитии. Так же, как сейчас Настя. Там же, в институте, познакомился с будущей женой. Потом женился, мы с женой уехали в другой город. Потом родилась дочь. Желание конкретно к своей матери как-то поутихло. А вот желание инцеста вообще осталось. Меня возбуждали любые виды инцеста: мать с сыном, брат с сестрой, ну и конечно отец с дочерью. Я никому никогда не рассказывал об этом. Желание удовлетворял частым онанизмом, просмотром тематических видеороликов и порнофильмов, ну и прочими тому подобными вещами. Так что никто о моей тайной страсти не знал.

К дочери, когда она была маленькой, сексуального желания не было. Ребёнок — как её хотеть? Детская фигурка — тощая, маленькая, без всякой груди — меня совершенно не возбуждала. Никогда не понимал педофилов. Когда Настя немного подросла (лет 9 или 10 ей тогда было), мы с её матерью конечно провели с ней сексуальный ликбез — подсунули всяких научно-популярных книжек «про это», ответили на вопросы в духе тех же самых книжек. Отвечала в основном жена — это её дело, всё-таки дочь. К тому же, со мной говорить на эту тему Настя стеснялась. Потом, когда Настя уже была подростком, с женой у нас отношения были уже очень напряжённым — мы почти не общались. И я сам несколько раз подходил к дочери, говорил ей — если у неё будут проблемы, любые проблемы, то пусть расскажет мне. Я ругаться не буду и помогу. Она обещала рассказывать. Может быть, проблем не было, или она всё-таки постеснялась — но рассказов о сокровенном я от неё так и не услышал. Я беспокоился за неё, боялся, что она может заразиться чем-нибудь или залететь. Однажды даже поборол своё смущение и сказал ей, что если у неё будут проблемы с покупкой средств предохранения — я могу помочь. Ругаться не буду и без всяких вопросов куплю то, что нужно. К моему удивлению, дочка только улыбнулась и сказала, что учтёт, и что я на неё и так никогда не ругаюсь. А таблетки им в школе тётка-гинеколог выписывает всем, кому надо, и презервативы тоже у неё можно купить. Я порадовался наличию такого продвинутого гинеколога в школе. И на этом наше с Настей общение на тему секса закончилось.

Ближе к поступлению Насти в институт у меня появилось желание к дочери. К тому времени она уже не была похожа на маленькую девочку. Выросла сильно, и грудь появилась. Дочка стала главной героиней моих эротических фантазий. Но ей я ничего не говорил — очень боялся испортить отношения. Боялся, что она будет считать меня извращенцем после этого и начнёт избегать.

Я и в будущем не планировал ей ничего говорить. Но произнесённое ей сейчас утверждение заставило меня возразить.

— Даже у любящих, даже у родных людей могут быть секреты друг от друга.

Настя продолжала отстаивать свою точку зрения.

— Может, и бывают. Но это неправильно. Всё равно любая тайна рано или поздно откроется. Поэтому лучше рассказать всё сразу. К тому же, это так здорово — когда у любящих людей нет никаких секретов друг от друга.

Я по-прежнему не собирался открываться ей, но продолжал возражать.

— Вот будет у тебя муж, наверняка ты тоже не всё будешь ему рассказывать.

— Нет, думаю, что буду рассказывать всё. Я ведь не собираюсь выходить замуж без любви. А раз будет любовь — значит, не будет секретов.

Похоже, каждый останется при своём мнении — подумал я. Что тут ещё можно сказать? Вряд ли я смогу привести какие-то аргументы, которые её убедят. Дочка тем временем продолжала.

— У меня и сейчас есть человек, которого я очень люблю, и от которого ничего не скрываю. Это ты, папа! У меня нет от тебя никаких секретов.

Это меня озадачило.

— Но ты же не рассказывала мне многого. Например, о своих мальчиках. О своём первом сексе. Наверное, ещё о чём-нибудь.

— Да это просто потому, что ты не спрашивал. Я думала, тебе неинтересно об этом знать. Если бы ты спросил, я бы рассказала. А у тебя разве есть от меня какие-то секреты?

Обманывать её мне не хотелось. Но, вместе с тем, признаваться тоже не хотелось.

— Ну, в общем-то, есть...

— И что же это?

— Если бы я тебе рассказал, это не был бы секрет.

Наверное, все женщины такие любопытные — если попытаешься от них что-то скрыть, то они будут всеми силами пытаться это у тебя выведать.

— Ну давай, пап, рассказывай. Я же от тебя ничего не скрываю!

— Всё-таки ты ведь тоже не всё мне рассказываешь.

— А давай так — я тебе расскажу всё, что ты хочешь знать, а ты — мне? Давай?

Я задумался. Появилось много разных мыслей. Очень хотелось узнать разные моменты жизни дочери во всех подробностях. Большинство вопросов я бы ей, конечно, задал, чтобы узнать, нет ли в её жизни чего-нибудь опасного. И в части секса тоже. Проверить, хорошо ли она предохраняется, чтобы в случае чего дать совет и предупредить. Но было и просто интересно, с кем и как она занималась и занимается сексом. Сама мысль о таком рассказе возбуждала. С другой стороны — мне всё ещё не хотелось говорить ей о своих пристрастиях. Однако, здесь тоже возникали сомнения. Что, если всё-таки рассказать? Вдруг она не будет считать меня извращенцем? А вдруг даже согласится? Хотя этот вариант казался мне просто невероятным....

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх