Кристина. Часть 4

  1. Кристина. Часть 1
  2. Кристина. Часть 2
  3. Кристина. Часть 3
  4. Кристина. Часть 4
  5. Кристина. Часть 5
  6. Кристина. Часть 6

Страница: 6 из 8

смазливым, как тогда на кухне в разговоре с матерью сказал Лука. Рукава футболки эффектно облегали его мускулистые руки, а черная кожа брюк соблазнительно переливалась на упругих ягодицах и сильных стройных ногах. Его волосы были собраны в небрежный хвост, почти половина шевелюры обрамляла небритое презрительно красивое лицо с сочными рельефными губами. Он держался вызывающе уверенно и... как это называется?... агрессивно сексуально. Собственно так, как обычно ожидаешь от парня такой наружности. В общем, Кристине с трудом удалось оторвать от него взгляд и принять недоступный и равнодушный вид, пока они с Ларисой приближались к дому по гравийной дорожке.

Во-вторых, за Матвеем из дома тут же вышла эффектная огненно-рыжая красотка. Она щеголяла в кожаной мини-юбке с бахромой, украшенной на концах металлическими заклепками. Облегающая черная футболочка с глубоким декольте и миниатюрная кожаная безрукавка подчеркивали безупречно тонкий точеный стан. В руках она сжимала кожаный рюкзачок мешочком. Естественно, и соответствующей образу бижутерии на ней было не счесть.

Кристине даже дурно стало от ревности. Впрочем, она тут же про себя отметила, что она гораздо красивее и нежнее девушки Матвея и постаралась на этом факте и сосредоточиться, когда они приблизились друг к другу для приветствия.

— С приездом, дорогой! — весело воскликнула Лариса, обняв сына одной рукой за плечо и сымитировав поцелуй в щечку, — Ты что же, опять нас покидаешь?

— Да. Идем сегодня на концерт в клуб, — бросил Матвей, неопределенно и словно изучающе поглядывая на Кристину, — Я тут вам кое-что привез из Москвы, — наконец сверкнул он обворожительной невинной улыбкой, — Сейчас...

Открыв багажник, он достал оттуда два небольших подарочных пакета и одновременно вручил их матери и Кристине, иронично насмехаясь про себя их легкой растерянности.

— Только советую открывать у себя в комнате, — добавил он небрежно, — Вдруг что-нибудь не понравится... В общем...

Лариса нахмурилась, а Матвей, взяв рыжеволосую девушку за руку, потянул ее к выходу.

— Счастливо, — махнул он им рукой.

— Вы что, пешком?

— У меня на соседнем переулке мотоцикл припаркован.

— А шлемы?

Матвей махнул матери еще раз и удалился, не ответив.

Кристина в замешательстве заглянула в пакет, где обнаружила большую черную квадратную коробку. Она бросила короткий взгляд на Ларису, которая неопределенно пожала плечами. Кажется, неожиданный подарок и ее несколько напрягал.

— Ну, что ж... , — успокоительно пробормотала она, — Пойдем-ка отнесем покупки в спальни и узнаем, когда там будет ужин. Когда папа обещал вернуться?

— Он мне не говорил.

— Ладно. Сейчас позвоню ему.

Кристина поднялась к себе и по дороге не без удовольствия для себя отметила, что Матвей даже не представил свою девушку матери. Впрочем, может, это и не значит ничего. Кто поймет такого... «оболтуса». Закрыв за собой дверь, она, конечно же, тут же достала из пакета красивую бархатную коробочку на золотистом металлическом замочке. В предвкушении она немного повертела в руках черный куб, прикидывая по весу, что там может быть. Довольно тяжелая... и довольно большая... Наконец она справилась с замком, откинула крышку и на секунду замерла. Затем погрузила пальцы в выступившие изнутри шелковистые белые оборки и вытянула из упаковки ничто иное как эротическую сорочку: прозрачную, с мелкими шелковыми рюшечками на бретельках, более крупными — по низу подола, который, естественно, едва ли прикрыл бы даже попку, живот при этом оставляя полностью открытым. От линии груди вниз тянулись длинные шелковые ленты.

Из пышных складок вдруг что-то выпало на пол. Это была маленькая розовая открыточка из тех, что обычно прилагают к подаркам с короткой подписью. Кристина подняла ее и раскрыла: «Поздравляю с потерей невинности, малышка. Постоянно думаю о твоей вкусной киске. Матвей». Кристину просто в жар бросило от подобной наглости. Это уже даже было не смешно! Ее, кажется, слегка трясло, и она долгие несколько секунд никак не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть. Что она вообще должна сейчас испытывать?! Унижение и злость? Дикий восторг? Два этих бесстыжих братца, кажется, совсем обнаглели! Что они вообще о себе мнят, манипулируя ею таким образом?! Самым противным было то, что у нее в трусиках все снова начало гореть от возбуждения. Она нервно вздохнула и, прикрыв пылающее лицо холодной ладонью, встала у окна, глядя сквозь пальцы на пестрые клумбы в саду. Там как раз возился садовник — то ли пересаживал, то ли окучивал какие-то цветы.

Зарядив себя праведным гневом, к ужину она спустилась с самым что ни на есть суровым настроем, но ни Луки, ни Матвея в столовой не оказалось, а папа с Ларисой извиняющимся тоном сообщили ей, что они с Ларисой сегодня едут смотреть дом отдыха, в котором пройдет их торжество. Скорее всего это займет много времени, так как придется договариваться и с рестораном, и с цветочными дизайнерами, и с ведущим, и с приглашенными артистами, поэтому они решили остаться ночевать в местных гостиничных номерах. В конце концов, и они заслужили немного романтики. Кристина заставила себя улыбнуться широкой радостной улыбкой и пожелать им хорошо провести время. В душе у нее росло какое-то нехорошее предчувствие, от которого периодически все ее тело поглощало полное онемение, невыносимо изматывающее почти до обморока.

В девять вечера огромный дом опустел, погрузившись в мягкие сумерки белых ночей. Кристина сидела в своей комнате, вжавшись в угол дивана и даже не включала свет. Всю ее поглотило ощущение какой-то неизбежности — волнующей, пугающей, мучительной, вязкой. Она вспоминала то, что было между ней и Лукой, и пыталась себе представить, как он мог обо всем этом поведать Матвею. Потом она вспоминала свое свидание с Матвеем и те дни, когда ждала от него звонка. Она вспоминала и тот свой первый день в Петербурге, когда она случайной гостьей ворвалась в этот ураган страстей. Казалось, что это случилось очень, очень давно, даже и не упомнишь точно, когда именно.

С первого этажа донесся хлопок входной двери, оживленные мужские голоса и смех. Кристина бросила взгляд на подарок Матвея, который валялся на кресле и маячил там белым пятном, словно жалкий символ капитуляции. Ее вдруг охватил гнев. Какого черта она вечно идет у них на поводу, а теперь сидит и трусливо прячется в своей комнате, словно в чем-то провинилась? Как они смеют так играть с ее чувствами? Необъяснимая решительность, которая почему-то неожиданно посетила ее только сейчас, заставила ее подняться с места и взять в руки этот предмет их подлой выходки. Она вышла из комнаты и побежала вниз по винтовой лестнице, уже заранее зная, что собиралась высказать двум этим наглым самовлюбленным повесам. Разве не это имела в виду их мать, когда говорила, что такая как она смогла бы поставить их на место? Хотя, может, она совсем и не так выразилась, но все же...

Когда девушка увидела двух этих типов в холле на первом этаже, то вдруг невольно остановилась на месте как вкопанная, ухватившись за перила, как за спасательный трос. Они тоже резко оборвали свой разговор и взглянули на нее. Лука почему-то как и Матвей оказался в черных кожаных брюках, черных сапогах с широкими низкими голенищами и черной футболке. Только она была без каких-либо рисунков и с длинными рукавами, присборенными до локтя. На шее на золотой цепочке у него поблескивал какой-то кулон. Наверное, они вместе ходили на этот дурацкий концерт.

— Привет, — немного запоздало выдал Матвей с одобрительной улыбкой, предварительно смерив Кристину оценивающим взглядом.

— Я... , — начала она, но голос ее подвел на несколько секунд, — Я хочу, чтобы ты забрал свой дурацкий подарок и подарил его какой-нибудь из своих девок! А я — не одна из них, чтобы так со мной обращаться! Вы оба — просто отвратительны! И ваш образ жизни — отвратителен! Видеть вас не хочу! Никогда! Только ради папы тут и останусь до свадьбы!

...  Читать дальше →
Показать комментарии (47)

Последние рассказы автора

наверх