Наследник

Страница: 5 из 6

стоял граф, его за руки держала графиня

— не надо, любимый.

Графиня повернулась к Элизе и так же ласково и спокойно приказала полностью раздеться и встать на колени. В маленьком закутке за кладовкой, где была лежанка Элизы, было тесно и граф вышел. девушка молча выполнила приказ и склонила голову в ожидании следующего. На ее шее затянулся ремень, сначала очень туго, так что было тяжело дышать, потом чуть слабее. Брякнула цепочка, скрипнула кожа. и повинуясь натяжению, она на четвереньках поползла вслед за своей Госпожой. По коридору в кухню, а по том во двор. Ярко светило утреннее солнце, на псарне заливались собаки, Ночью шел дождь и руки и ноги у Элизы тут же стали грязными. В голове у нее не было мыслей совсем, она потеряла волю полностью, единственная цель для которой она жила, было служение Госпоже Анне.

В конюшне стоял лекарь, державший в руках щипцы с тряпицей, он в который раз проделал знакомую всем процедуру,

— мы привезли всех твоих любовников, Элиза. но вчера Колину подарили замечательного пса, с ним на медведей и волков ходят. Я думаю ты будешь в восторге — Анна была привычно ласкова, она потрепала Элизу по голове и та лизнула ей руку, выражая благодарность. — хорошая девочка-графиня рассмеялась.

Пес воистину был огромный, и Элиза явно не смогла бы выдержать его вес, поэтому Анна подставила ей скамечеку, на которую та и оперлась грудью.

— Его зовут Бес, доставь ему удовольствие, хорошо?

Бесу не потребовалась помощь, чтобы войти в Элизу, он быстро скользнул в ее лоно и неспешно задвигался. Девушка стонала от заполненности, собачий член был как как большой мужской, он даже не сразу смог полностью в нее погрузиться. Элиза закричала, забившись в оргазме, но тяжелые лапы Беса не давали ей двигаться. И снова оргазм, и снова, она чувствовала тяжесть пса, как он прижимается к ее ягодицам и бедрам, как его узловатый член раздвигает ее плоть и проникает все глубже и глубже, Она снова закричала, испытав оргазм. И билась в волнах удовольствия, под все убыстряющимся темпом пса, пока он не излился в неё. И тут Элиза почувствовала увеличивающееся давление изнутри, она закричала от боли, пес соскочил с нее и встал задом, но не отходил, его член застрял в ней. Лекарь стал держать на месте пса, а графиня девушку. Элиза рыдала и не слышала ласковых слов и увещеваний, пока узел не опал, и вслед за вышедшим из нее собачьим членом на пол не полилась прозрачная сперма.

— Он ее не порвал?

— Нет, после рождения ребенка у нее здесь все растянулось и она может принять хоть жеребца

От пережитого Элиза погрузилась в полуобморочное состояние, она чувствовала как ее переносят, но не могла даже пошевелиться. Пришла в себя она в стойле. на охапке соломы. Веревка, тянувшаяся от ремня на шее, была наброшена крюк в стене. Рядом стояла плошка с водой. Девушка попила воды и заснула. Следующую неделю Элиза провела в том стойле, каждый день лекарь приводил к ней кобелей, которые имели ее и тут же теряли к ней интерес. Граф и графиня не заходили к ней, иногда она слышала детский плач на улице, но обычно в это время внутри ее тела двигался собачий член и она не обращала на плач внимания. Псы, привезенные из замка после случки не обращали на нее внимания, но Бес, когда его привели во второй раз, повел себя себя совсем иначе, после того, как он смог выйти из нее, он повернулся к упавшей без сил на пол Элизе и лег с ней рядом, положив тяжелую мохнатую лапу ей на живот. Когда лекарь пытался его увести, Бес угрожающе зарычал, и мужчина неожиданно расхохотался и ушел в дом. Через несколько минут он вернулся с графиней и графом., на лицах которых застыло выражение мрачного удовлетворения.

На следующий день утром, Бес стал трахать Элизу без предварительной обработки тряпицы, от которой и исходил сильный запах течной суки. Пес выбрал Элизу своей самкой, и когда граф все таки смог увести его на псарню стал грустным и апатичным.

Адель согрела для Элизы котел воды и та смогла. наконец, смыть с себя всю грязь и запах псины. В дом возвращались егеря и охотники. Перед женщиной стояла все та же задача, она должна была каждую ночь соблазнять мужчин, забеременеть и родить наследника. Гвардейцы и кучер в красках описывали вновь прибывшим о том, как они славно провели время два года назад, и на Элизу смотрели с вожделением, после родов ее формы округлились. Грудь стала больше, бедра пышнее. За обедом, когда она разносила среди прислуги вино и еду, Элиза постоянно чувствовала как мужские ладони сжимают ее ягодицы. Ночью, когда в доме погасли огни, она поставила в фонарь свечу и вышла на улицу, Егеря и слуги спали кто в конюшне, кто в пристройке для хранения фуража. Но никто не спал, они ждали ее. Элиза не видела их лиц, не слышала голосов, только руки, множество рук. раздевающих ее, скользящих по ее телу, слышала только тяжелое дыхание. Когда она активно подмахивала, когда внутри е тела были три члена она, закрыв глаза, вспоминала как всего день назад, на этом самом месте ее трахал Бес и от этих воспоминаний ее и сотряс оргазм.

Каждую ночь кто-нибудь из слуг. а иногда и все вместе имел ее в любых позах. А днем, если бы кто-нибудь любопытный заглянул в кусты орешника за воротами можно было увидеть как кто-нибудь из гостей наслаждался либо умелым ротиком симпатичной служанки, либо проникал между ее пышных бедер. Среди гостей было прекрасной шуткой посулить служанке монетку, а после забрать, так как она должна быть благодарна столь высокородному господину за честь быть им оттраханной.

Когда у Элизы не начались женские дни, лекарь настоятельно порекомендовал графине вернуться в замок, чтобы потом осенняя дорога не смогла навредить ее ребенку. Гости выпили за здравие будущих родителей и будущего наследника. И граф с графиней и слугами, в том числе Элизой отбыли в замок. Элиза снова жила в бывшей гардеробной, ее хорошо кормили и Адель ухаживала за ней. Через девять месяцев было объявлено о рождении... второй дочери.

Элиза рыдала и умоляла о прощении. Её никто не трогал, но она чувствовала огромную вину перед своей Госпожой. Вторую девочку Анна назвала Мадлен, она так же всем сердцем полюбила ее. Колин тоже души не чаял в своих дочерях. Когда у Элизы вновь пропало молоко, ее отослали на кухню. Многие слуги пытались залезть ей под юбку, но за девушкой следила Адель и дальше поцелуев за гобеленом дело не заходило.

Осень сменяла лето, зима-осень. Элиза не видя графиню вспоминала о том, что она Анна, что она была хозяйкой этого замка и свернувшись под тонким одеялом беззвучно плакала. Весной Адель вместе с няньками и кормилицей поехала в лесной дом, где дети должны были пробыть до осени. Граф и графиня остались в замке.

После отъезда Адель, дверь в каморку Элизы стала открытой для всех желающих. Она никогда не засыпала одна, но забеременеть не получалось. Иногда, просыпаясь между двумя мужчинами, Элиза спрашивала себя, почему она не сбежит, не бросит все это, почему она так отчаянно продает себя и пытается понести, но ответ был слишком болезненный для не и она отгоняла эти мысли, продолжая раздвигать ноги для мужчин, служащих в замке. И каждое утро Элиза смывала с лица и тела засохшую сперму и мужской пот.

Осенью вернулись дети. а вместе с ними Адель. Через неделю, граф с графиней тоже решили ненадолго уехать в лесной дом. Их сопровождали только лекарь, три гвардейца и Элиза. Знакомый ей кучер управлял каретой. Все это лето, он вылавливал ее в районе конюшни или коровника и на глазах у конюхов или скотников ставил у стены, задирал юбку и размашисто трахал в зад. Элиза не любила его, он был бесполезен для рождения ребенка. Он рассчитывал на яркое продолжение, но граф отправил го обратно в замок, чтобы переменить карету, в этой его жену укачивало. Кучер расстроился, но успел перехватить Элизу в кладовке и спустить ей в рот.

Вечером графиня зашла в кухню и приказала Элизе следовать за ней. В конюшне стояли три верных гвардейца и лекарь, посередине стоял жеребец, его держали отдельно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх