«С любовью. Твоя П.» Часть 2

  1. «С любовью. Твоя П.». Часть 1
  2. «С любовью. Твоя П.» Часть 2

Страница: 3 из 5

от нас с Ленкой. «Армани». Скоро осень, понадобятся.

Я раскрываю футляр и нахожу в нем... кожаные перчатки. Классные, стильные. Спасибо вам.

Крепкое рукопожатие отличного мужика Миши, и я выхожу из его машины...

... Уже еду домой в своем авто и размышляю о последних событиях. Я отгоняю выражение «извращенец» в отношении Михаила и не позволяю себе думать о Ленке, как об опустившейся б... Уверен, надо быть кретином, чтобы так думать. Что я могу о желаниях Миши судить? Разве я был женат на женщине шесть лет? Знаю ли, пользовавшийся девчонками «на два-три раза» в перерывах между спортсборами, что такое жить с одной и той же, видеть ее каждый день и спать с ней каждую ночь? Изучить все ее родинки на шейке, пусть даже самой красивой в мире? Может, и я бы в его случае придумал такое. По-новому открыть для себя прелести любимой женщины, восхищаться ее сексуальной притягательностью, хотеть ее и распахнуть ворота вожделению. Снова, спустя годы найти в ней загадку. А Ленка — она жена, которая просто хотела сохранить семью. Почему бы для любимого мужа не постараться? Да и Полинкин муж, ревновавший ее без повода, тоже мне стал вдруг понятен. Я по-прежнему осуждаю его за скотское к жене отношение, за рукоприкладство, но разве знаю, как трудно жить с красивой девчонкой и видеть, как ей пялятся мужики вслед, когда она проходит по улице? Понимать, что все хотят с ней переспать? Тут вполне можно поехать крышей от ревности и не сдержать руки. Мысленно желаю мужьям одноклассниц ценить своих жен. Они — отличные девушки, и жаль, что ни одна из них не оказалась той, которую я ищу.

А с Полиной и Леной я переспал, потому что так сложились обстоятельства, а не оттого, что я имел целью наставить их мужьям рога. Просто очутился рядом...

В этих рассуждениях кажусь себе офигенно умным. Но даже таким умным мне умирать не хочется...

* * * *

—... И они не дарили мне боксерских перчаток, — закончил я рассказ Димке о встречах с одноклассницами, интимные их составляющие благоразумно опустив.

— А все потому, что не среди тех искал, — заявил в ответ Димка.

— Ты о чем? — непонимающе спросил я.

— Ты искал среди одноклассниц, а стоило расширить, так сказать, возможные варианты.

Я в ступоре от его намеков. Он, наконец, говорит «в лоб».

— Ты фамилию Инны Александровны помнишь?

— Ты гонишь? — ошарашенный его версией, вопрошаю я.

— Ага, — улыбаясь, заявляет друг. — Только фамилия Инны тогда была Полякова. До замужества. И ты у нее был любимым учеником. Из-за своих сочинений, а может и не только. Помнишь?

Я будто выпал в ступор.

— Вот тебе и «П.», — резюмирует мой товарищ. Сейчас он абсолютно серьезен.

— Не может быть. Она тогда была меня старше... на сколько? Лет на девять?

— Она и сейчас тебя старше лет на девять, — сообщает Димка. — Я видел ее в прошлом году на встрече выпускников. Выглядит так, что еще фору всем этим девочкам даст. С мужем, говорят, развелась. Да ты не тушуйся, все реально. Она могла подарить тебе те боксерские перчатки и признаться в любви.

Я не понимаю, говорит Димка серьезно или веселится, но даю ему легкий дружеский подзатыльник. Он его принимает, но стоит на своем.

— А что мешает тебе проверить? Встретился и спросил бы. За спрос не бьют, а в твоем случае даже целуют.

И мой друг громко и заливисто смеется...

... Любимая учительница. Воспоминание с детства. Особенно если она была молода, красива, и ты засматривался на ее фигурку, когда она, уверенно и легко покачивая бедрами, заходила в свой взрослеющий класс — к ученикам с первыми симптомами сексуальной озабоченности. Я помню вырез на длинной юбке, оголявший длинную великолепную ножку. Вы нравились парням, Инна Александровна, были объектом обсуждения ребят и зависти девчонок, отмечавших серьезный статус Ваших ухажеров, подъезжавших за Вами по окончании уроков.

— Саша... — улыбаясь, она принимает букет и тепло целует меня в щеку, когда я зашел к ней на большой перемене в родную школу. Она рада меня видеть. Она уверенна, что в моей жизни все прекрасно, я сильный, знаменитый и обеспеченный. А я рад видеть ее — повзрослевшую, наполненную созревшей красотой и спелой женственностью. Из юной педагогички Инна превратилась в эффектную женщину. У нас мало времени поговорить на перемене, и я решаюсь. Приглашение вечером в ресторан от благодарного ученика. Инна так же благодарно улыбается. Она принимает его.

Тихая музыка в тихом заведении, и я слушаю ее голос, что-то отвечаю, а сам попадаю под ауру ее обаяния и женской силы. Я будто снова на ее уроке.

— А я сохранила твои сочинения, — весело сообщает Инна. — У тебя был литературный талант, а ты променял его на бокс. Не жалеешь?

И я киваю, даже не понимая, соглашаюсь я или нет. И почему она разошлась с мужем? Как он смог такую женщину отпустить? После ресторана проводил ее до дома, но стою, мнусь на месте, не решаясь задать на прощание нужный мне вопрос. Инна прочитала мои мысли, ее глазки сверкнули каким-то озорным огоньком.

— Приглашаю тебя на чашку чая к себе. Я живу одна.

Чувствую, как опускается мое сердце. Знакомый комок в горле...

Мы пьем чай, потом по бокалу вина. После развода у нее трудный период, призналась она, и потому рада моему обществу сегодня. На мой вопрос, почему она разошлась с мужем, ее глаза погрустнели.

— У нас не было детей. Ты знаешь, Саша, когда их нет, любой брак — тоньше соломинки.

Я не уточняю, в ком была причина, настолько лично это откровение. Смотрю на Инну, сидящую напротив меня в кресле, и словно вижу ту юную Инну Александровну, мою «классную». Она немногим изменилась, и так же по-женски притягательна. Она вдруг внимательно смотрит мне в глаза, будто изучает заново, затем привстает и подходит ко мне. Дрожь прокатывает по телу, разливая горячую волну. Я приподнимаюсь, и за секунды Инна упирается головкой мне в грудь, словно ища поддержки и утешения, а я в ответ обнимаю ее.

— Ты стал такой большой и сильный, настоящий мужик, — вымолвила она. Инна приподнимает взгляд, блестящий, как брызги волн, и, вижу (мне не кажется), взволнованный. Не выдерживаю сам и впиваюсь поцелуем в ее губы. Она отвечает своим языком, словно ждала его

— Постель — там, — игривым и сиплым голосом подсказывает она, указывая на соседнюю комнату, а у меня от ее слов член затвердевает, как камень. Я быстро подхватываю Инну под мягкую попку и поднимаю на руки.

Мы в ее постели. Уже не помню, как оба оказались без одежды и отдались силе взаимных ласок, безудержно и торопливо. Она прижимает мое лицо к своей пышной голой груди, давая возможность покрывать ее поцелуями, позволяет облизать свои затвердевшие соски и перейти туда, ниже. Путь сверху-вниз, который я обычно проходил с девушками, с Инной — особенный. У меня не было секса с женщинами старше себя. Она громко вскрикивает, когда я принимаюсь за ее клитор, обдает меня влагой и знакомым ароматом желания. Забираюсь языком в ее пещерку, в ответ Инна выгибается, и я начинаю водить им у нее внутри. Она стонет, а вскоре останавливает меня, отталкивая голову рукой.

— Ложись на меня, — шепчет она. Инна не хочет кончать так, понимаю я, молниеносно поднимаюсь и прыгаю на нее, словно в необъятный океан. Она поглощает меня, раз за разом, делая встречные движения тазом, пока я, дыша ей на ушко, блуждаю членом у нее внутри. Ладони гладят ее выпуклую попку, ее бедра спелой сформированной женщины, давая горячий импульс телу. Затем она оказывается сверху, и все продолжается. Я уже не чувствую в ней учительницу, а занимаюсь любовью с желанной партнершей. Получаю ласковые одобряющие меня слова, говорю похожие ей. Обмен словами, движениями, теплым потом... Так продолжается, пока Инна снова не ныряет под меня, прижимает крепко, и по ее усилившимся вздохам знаю, что она близка к финишу. Инна кончает, издав резкий выдох, а член плотно облегает кольцом сократившейся дырочки. рассказы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (44)

Последние рассказы автора

наверх