В ванной

Страница: 1 из 2

«Только бы не перегреться... « — негромко пробормотал я, прикрывая дверь в заполненную паром ванную. Обычный вечер обычной субботы подходил к своему финалу. И, как обычно, впереди было полтора часа водных процедур. Воду в ванну я привык набирать, включая душ, отчего помещение прогревалось и воздух становился влажным. Оставив небольшую щель для кота и лёгкого проветривания, я с превеликим удовольствием забрался в ванну и, вытянувшись, почти полностью ушёл под воду...

Так приятно валяться в ванне, иногда шевеля непослушными расслабленными конечностями и слушая приглушённые всплески воды, накатывающей волнами и уносящей усталость дня. Закрыв глаза, я постарался выкинуть из головы все мысли, но одна всё никак не хотела уходить.

«Как там она? Что сейчас делает? Думает ли обо мне? А что было бы, если б судьба не развела нас по разным городам? Как бы было хорошо, если б она приезжала почаще... А лучше бы вообще — осталась...»

Легкое шуршание в коридоре отвлекло от этих «несбыточных мечт».

«О, Бармалейка в гости решил зайти! Неужели выспался, полосатик?!»

Приоткрыв немного глаза, я скосил их в сторону дверного проёма, чтобы тут же распахнуть их максимально широко от удивления. Из полутьмы коридора в приоткрытую дверь прокралась знакомая и любимая женская фигура. Заметив, что её запеленговали, «фигура» недовольно сморщила носик, но тут же искренне и счастливо улыбнулась. Я смотрел и не мог поверить в то, что она пришла и стоит сейчас передо мной, немного лохматая, одетая лишь в мою сиреневую рубашку и чёрные нейлоновые колготки.

— Как? То есть — почему? То есть — откуда? — я не мог подобрать слова — мысли путались, а губы, наплевав на всё на свете, пытались расползтись в самую счастливую улыбку на свете.

— Да так... Мимо пробегала, дай, думаю, спинку моему котику потру... — со скучающим видом сказала самая прекрасная девушка во всех известных и неизвестных мне мирах, но в глубине хитрых глаз моей лисички промелькнул какой-то коварный замысел... Чему я, впрочем, был лишь рад. Обожаю, когда у неё такое настроение!

— Так значит спинку потереть...

— Нуууу... и не только... До чего дотянуться смогу — то и потру! А ты против?

— Да как я могу быть против!? — наигранно возмутился я и, подмигнув, протянул ей мочалку. — А сама замочиться не боишься?

В ответ Лидка демонстративно начала закатывать рукава рубашки, затем потянулась, сцепив руки в замок, и, наконец, со злорадной ухмылкой взяла у меня из рук мочалку.

— Вставай давай, водоплавающее, будем тебя отмывать!

Удивлёно приподняв одну бровь, тем не менее, стал разворачиваться, чтоб встать на четвереньки, подставив свою спину для грядущих «истязаний»...

— А-а-а! Так не пойдёт! Ишь, что выдумал, давай-ка ты целиком вставай, чтоб я тебя всего видела! Давай, давай! Ноги на ширину плеч, руки на стену перед собой!

— У меня есть право хранить молчание?! — ехидно ухмыльнулся я, за что получил легкий шлепок по попе.

— Поговори мне тут ещё! — с угрозой в голосе, но с улыбкой в глазах сказала моя внезапная истязательница.

Мы никогда не использовали в наших отношениях ролевые игры, поэтому сейчас это меня немного смущало и чуточку начало заводить. Лиська в это время намыленной мочалкой начала потихоньку меня обтирать. Она и так ниже меня, да ещё и я в ванне, так что вполне закономерно, что первыми под удар попали спина чуть ниже лопаток, которая теперь была на уровне её глаз, и плечи, тянуться к которым приходилось вставая на носочки. Впрочем, в то время, как мочалка в правой руке пыталась очистить верхнюю часть спины, свободная мыльная левая рука совершенно непринуждённо ощупывала и оглаживала поясницу и бока, иногда бесцеремонно выползая на мой живот. Было безумно приятно и возбуждающе! Ещё бы! Не каждый же день моя любимая так ко мне прикасается! Повернув голову и приоткрыв глаза, обнаружил, — впрочем, это не удивительно! — что Лидуська уже и сама нехило возбуждена! А тёплые девичьи ладошки уже опустились ниже и теперь намыливали мои бёдра и ягодицы, иногда ласково, но крепко их сжимая.

Всё так же поглядывая из-за прикрытых век, вдруг заметил искорки в её глазах, оценивающе рассматривающих мою спину. И сразу за этим прикосновения её рук исчезли. Уже было собравшись возмутиться до глубины души, я почувствовал, как в основание шеи упёрся ноготок и, слегка надавливая, медленно пополз вдоль позвоночника.

Если бы мурашки имели вес, то они бы меня затоптали. Нет, мне не было щекотно. Это было как-то по особому приятно и возбуждающе. Процарапывая мои нервы до самого спинного мозга, пальчик по причудливой непредсказуемой траектории спускался всё ниже и ниже. Дыхание стало сбиваться, а глаза никак не хотели открываться и жмурились от удовольствия. Лиду эта игра тоже невероятно заводила. Её свободная рука легла сбоку на моё тело, когда пальчик приблизился к пояснице. Чувствовалось, как ладошка слегка подрагивает. Мои мысли разбегались, когда она сжимала её, впиваясь ноготками в бок.
Пальчик с поясницы переполз на копчик. Стало немного щекотно, но от этого удовольствие выросло раз в десять, если не в сто! Тело непроизвольно выгнулось, оттопырив попку. И это так смущало... В голове сталкивались две мысли, высекая искры и лишая последнего разума. «Ну ты и извращенец!» и «Зато это так приятно!» вели неравную борьбу, и вторая мысль похоже побеждала!

Пальчик замер на копчике, как бы раздумывая над своим поведением. Пару раз слегка царапнул и пополз дальше, вниз. Влажный и намыленный он легко раздвигал половинки моей откляченной попки, настырно продвигаясь всё ниже и ниже. Было жутко приятно и очень необычно. Мгновения растягивались в бесконечность, а сердце билось с такой частотой, что того и гляди проломит грудную клетку и унесётся вдаль. Похоже, не я один был крайне возбуждён. Пальчик вдруг соскочил с моей кожи, но тут же две жарких горячих ладошки сжали намыленные половинки и начали их ритмично, нежно, но сильно сжимать.
Всё так же, не открывая глаза, я улыбнулся пришедшим в голову мыслям. Выбрав момент, когда лидуськины ручки чуть ослабили хватку, я напряг ягодицы, и они послушно выскользнули из нежных девичьих ладошек, чтобы почти тут же, расслабившись, снова их коснуться.

— Ах ты так! — игриво прозвучало за спиной, — ну ладно же! Теперь не жалуйся!

И я сразу же почувствовал, как слева, огибая мое тело, проскользнула змейкой лидина рука. Словно слаженная стая уверенных в своих действиях хищников, пальчики сомкнулись на моём окаменевшем от напряжения члене. От неожиданной атаки я слегка дернулся, но сильный захват жестко прервал мои трепыхания. С губ сам по себе сорвался стон. Не боли, не страха, а сжигающей страсти. Захотелось, чтоб эта рука никогда не отпускала эту часть моего тела. Словно прочитав мои мысли, Лидка-истязательница пару раз резко, но не больно двинула рукой по стволу, вырвав ещё один стон. После напряжения от скорой атаки, тело начало расслабляться в её нежных и таких желанных руках, когда вдруг с разрывающим тишину звуком, отозвавшимся звонким эхом в кафельном помещении, свободная ладошка девушки не сильно, но обжигающе шлёпнула по моим расслабленным ягодицам. рассказы о сексе В мозгу что-то мгновенно взорвалось с ослепительной вспышкой, ударив по всем нервам в теле сладким импульсом возбуждения. А ладошка уже нежно гладит и сжимает ягодицы, при этом вторая рука всё также крепко держит моё естество, ограничивая мои передвижения.

Нащупав уже знакомую ложбинку между половинками попки, мыльная ладошка скользнула вниз, проскользнула между ног и стала нежно поглаживать мои яички, от возбуждения подтянувшиеся к телу. Еле слышный стон, который я при этом услышал, оказался моим. Сознание пыталось расствориться в настойчивых ласках моей любимой, чтобы раскрасить мир яркими акварелями оргазма, и лишь чудо позволяло мне удержаться.

— Всё! Больше не могу! — услышал я приглушённый хриплый голос ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)
наверх