Княгиня

Страница: 2 из 10

или просто похоть.

Он не стал отнимать ее руки от лица, а аккуратно и медленно пронырливыми пальцами ухватился за подол ее рубашки и стал приподнимать. Ася знала, как красивы и стройны ножки Ульяны, понимала, какие восхищение и желание они вызывают у молодого мужчины, обнажающего их.

Олег поглаживал ее кожу, поднимаясь все выше, а Ульяна тяжело дышала и сильнее закрывала лицо руками.

— Не надо! — Ульяна сделала над собой усилие, руками опустила подол и отвернулась. Олег обнял ее сзади.

— Не бойся, никто не узнает, мы осторожно. Я только прикоснусь к тебе, а свою девственность оставь для мужа, — сладко шептал Олег, прижимаясь губами к ее уху, пока руками рылся в своей одежде, освобождая мужской орган.

Он снова стал ласкать ее ноги, прижимаясь к ее спине. Ульяна приоткрыла рот и тяжело задышала. Олег придвинулся совсем вплотную, его бедра вдавились в ее ягодицы, рукой он придерживал ее за живот. Асия не могла разглядеть, что он делал, лишь со страхом наблюдала, как он резко зашевелился, вдвигаясь в бедра молодой девушки. Он тяжело ухал, а когда его движения стали судорожными и частыми, из его горла раздался приглушенный рык.

Потом он еще какое-то время так лежал, прижавшись к спине онемевшей от волнения двоюродной сестры, потом приподнялся, оправил свою одежду и тихо ушел, едва не наткнувшись на спрятавшуюся за пологом Асию, которая вскоре последовала за ним.

Наутро Ася вернулась в комнату Ульяны, застав ту стоящей обнаженной перед большим зеркалом. Ее мягкие русые волосы обрамляли красивое румяное личико и водопадом струились по спине. Девушка несколько раз провела рукой по ровным, округлым бедрам, слегка коснулась волос на лобке. Она попробовала гладить себя, впервые прислушиваясь к своему телу. Увидев, что подруга наблюдает за ней, Ульяна засмеялась и скорчила смешную рожицу.

А Ася взяла в руки брошенную на кровать ночную сорочку и обнаружила на ней сзади засохшие мутные пятна.

Асе было тяжело вспоминать ту ночь и, хотя Олег никогда больше не посещал Любичи, она испытывала сильную злость на него, бешеную ревность, ведь он был первым, кто встал между ней и Ульяной. И сейчас, когда она смотрела на лицо спящей девушки, ей до боли хотелось обнять ее и никогда не отпускать.

Асия не задумывалась над тем, какие чувства испытывает к Ульяне, не искала им название. Знала только, что без Ульяны ей не жить, что ей нужны ее доверие, ее близость, ее любовь. Она была счастлива, когда заключала подругу в крепкие объятия, когда расчесывала ее волосы, когда целовала ее лицо. Когда они вместе мылись, не стесняясь своей наготы и чужой, когда парили друг друга, когда Ася помогала подруге намылиться, касаясь ее грудей и бедер, в ней не пробуждались чувственность и плотское желание, но ей не хотелось останавливаться, а хотелось снова и снова касаться белоснежной нежнейшей кожи, хотелось прижаться к ней всем телом. И она боялась, что в жизни Ульяны появится кто-то, чье прикосновение будет ей желаннее и ближе.

Месяц спустя Ярослав Андреевич получил весть о том, что князь Владислав объезжает волости и будет проезжать из Новгорода в Суздаль. Он не любил князя, опасался его молодой горячности, но понимал, какие выгоду сулит дружба с ним. Поэтому он отправился навстречу князю с целью пригласить его в свой дом.

Домашние тем временем готовились к встрече именитого гостя, готовились, убирались. Ульяна и Асия наблюдали за беготней в тени дубовой рощи на окраине двора. Ульяна качалась на старых качелях, сделанных для нее, когда она была еще совсем ребенком, а Асия сидела рядом и вплетала в косу ленты.

— Хоть бы он вовсе не приехал, — со скукой в голосе сказала Ульяна, — было бы спокойнее. Поехали бы с батюшкой на Волгу, посмотрели бы, заехали бы к Томиловым, Катенька замуж выходит на Покров. Хоть и нескоро, а все же.

Асия равнодушно слушала, как Ульяна размышляет вслух, сама с собой.

— А, может, и пусть приезжает, все ж глянем на него, князь все-таки... Хотя видели мы князей, Игорь Владимирович у нас не раз бывал, один раз даже куклу мне...

Ульяна резко замолчала, прислушалась и вскочила с качелей. Она радостно обернулась к Асе и побежала к дому.

В ворота въезжали хозяин и гости — князь Владислав Суздальские и его дружина.

Сначала гость проехался по части владений купца Любина, выслушивая размышления того о поднятии хозяйства и о развитии торговли, после гость был приглашен за богатый обильный стол в дом, где ему была представлена Ульяна. Она была настолько хороша, что князь Владислав с трудом отрывал от нее взгляд за ужином. Он говорил с хозяином о делах, хвалил его способ ведения хозяйства, расспрашивал о пользующихся нынче спросом иноземных товарах, при этом краем глаза следя за белокурой девушкой.

Ярослав Андреевич не мог не заметить внимание гостя к дочери, но он не знал, как реагировать на него. Он был горд своей красавицей, доволен хорошим настроением посетившего его князя, но вместе с тем чувствовал, что многое бы отдал, чтобы в тот день Ульяны здесь не было. Возможно, в глубине души он опасался, что когда-нибудь придется расстаться с единственным родным человеком.

Гость уехал поздно вечером, отклонив ненастойчивое приглашение Любина заночевать, поблагодарил за теплый прием и попрощался.

Готовясь ко сну, Ульяна и Асия болтали о князе, о приеме, об обещанной отцом предстоящей поездке на Волгу, пока Ульяна не произнесла:

— А он красивый.

Асия замерла и внимательно посмотрела на подругу. Ульяна обернулась к ней и рассмеялась, она всегда превращала в шутку все неловкости и стеснения. Она запрыгнула на кровать и забралась под одеяло, потом призывно раскинула руки и заключила в крепкие объятия потянувшуюся к ней Асию.

— Ты моя самая-пресамая...

Ульяна снова засмеялась, откидываясь на подушки.

— А я совсем пьяная, мне никогда раньше пиво не наливали... Как жарко...

Асия помогла полусонной подруге снять ночную сорочку и укрыла ее легкой простыней. Она говорила, как сильно любит ее и что все готова для нее сделать, что им не нужен ни один мужчина, будь он самый богатый и самый знатный. Она гладила ее по волосам, расплетая их, любовалась ее красотой.

— Я знаю, милая Асенька, — прошептала Ульяна, снова крепко обнимая подругу, — знаю, что никого не буду любить сильнее тебя и батюшки.

Ася обхватила ладонями лицо любимой и на мгновение приникла губами к ее губам, потом снова и снова, пока поцелуй не стал более длительным и настойчивым. Ульяна улыбалась в ответ и обхватывала близкое к ней тело руками. Их объятия стали крепче, а губы сплелись в далеко не дружеском поцелуе. Ася со всей страстью, свойственной только мужчине, сжимала в объятиях молодую девушку, пока ее нежные ловкие пальцы не принялись скользить по ее спине, лаская кожу.

Когда Асе хватило сил отстраниться, она сняла через голову и свою сорочку, оставшись такой же обнаженной. У молодой татарки была полная хорошо сформировавшаяся тяжелая грудь с большими пухлыми темными сосками. Не теряя времени, охваченная нежностью к подруге, она бросилась к ней и снова сдавила в жарких объятиях. Она приникла сверху, отвела руки девушки вверх и невероятно жадно поцеловала. В этот момент Ульяна ощутила, как горячие губы раскрывают ее рот, прижимаются плотнее, а потом, как острый язычок слегка коснулся ее зубов, отчего по всему телу пробежала приятная волна наслаждения. Услышав легкий стон, Ася еще плотнее прижалась своей грудью к груди подруги и ногами обвила ее ноги. Ульяна почувствовала, как ее соски сжимаются под натиском давивших на них сосков, а внизу между ног разрастается томление.

— Асенька, остановись, — сонно бормотала Ульяна, в перерывах между жаркими поцелуями, — нельзя, это грех...

— Милая, какой же это грех? Не будет в твоей жизни мужчины — не будет и греха, — молила Ася. — Ведь мы любим друг друга, мы сестры...

Ася ухватила розовый сосок и втянула его в рот. Потом она плотнее прижалась к телу подруги,...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх