Первый опыт

Страница: 1 из 2

(Так было на самом деле, ну или... почти так.)

Эта история произошла со мной, когда я служил в армии на Дальнем Востоке. Была очень жаркая, не по времени года осень, наша рота находилась на учениях в одном из живописных таежных районов не далеко от озера Ханка, где проходила государственная граница с Китаем. Мы стояли лагерем на небольшой опушке, которую окружали поросшие тайгой сопки, рядом протекала маленькая речка, которая являлась притоком знаменитой дальневосточной реки Уссури. Места, описанные еще Арсеньевым в своей книге «Дерсу Узала», потрясали своей девственной, первозданной красотой, это было одно из немногих мест на материке, куда не дошел коварный всепожирающий ледник. Здесь была очень богатая своей растительностью и красотой флора и не менее богатая своими многочисленными непугаными зверушками, птицами и огромным количеством всяких разных змей, фауна. В речке была кристально чистая вода, которую можно было пить, а в некоторых местах из-под земли били природные родники со знаменитой минеральной водой Нарзан. Рыбы и раков здесь было столько, что их можно было ловить даже руками.

В тот день, я заступил в наряд по охране лагеря, кроме охраны и наряда по кухне никого больше не было. Как я уже сказал, это была осень, а точнее конец сентября. Уже вышел и был опубликован в газетах наш первый в армейской жизни приказ министра обороны о мобилизации и демобилизации. На тот момент, мы отслужили уже пол года, и приближалось то время, когда нам должны были присвоить первые звания и разослать всех нас по боевым частям, т. е. наступал так называемый микродембель. К тому времени я, в свои восемнадцать с половиной лет, уже потихоньку превращался из скромного застенчивого столичного юноши в настоящего мужчину. У меня за плечами уже был кое-какой опыт, я уже познал, что такое армейская жизнь, армейская дружба, предательство товарищей, межнациональные конфликты, которые чаще всего сопровождались драками не на жизнь, а на смерть, в общем, познал все то, что связано с суровой армейской действительностью.

Мы понимали, что еще буквально через одну-две недели многим из нас придется расстаться, а с некоторыми даже быть может и навсегда. К тому моменту, уже в самом разгаре шла война в Афганистане, и большинство из нас стремились попасть именно туда. Я не думаю, что это был какой-то героизм с нашей стороны, скорее всего еще детское желание поиграть в войнушку. Тем не менее, мы, конечно, осознавали, что не все из нас смогут вернуться с этой войны, и возникло огромное желание, во-первых, отметить первый в своей жизни приказ, а во-вторых, просто выпить за нашу армейскую дружбу и за удачное распределение. Спиртное можно было достать только в ближайшем воен. совхозе, до которого езды было километров двадцать, но через тайгу, если пройти между сопками, то где-то километра три, наверное. У меня от рождения, была какая-то инстинктивная что ли способность ориентироваться на незнакомой местности, по этому, вполне естественно, что выбор пал на меня.

Я как раз сменился и должен был два часа находиться в бодрствующей смене, а потом еще два часа в отдыхающей, так что времени сходить через тайгу в совхоз, должно было вполне, при удачном стечении обстоятельств, хватить. Взяв с собой вещмешок, я как был при оружии, так и отправился в путь. Перешел в брод речушку и звериными тропами, а других здесь и быть не могло, шел на свою удачу, по пути разглядывая диковинную растительность и всяких разных зверушек и птиц. К змеям мы к тому моменту уже успели привыкнуть, так что эти гады абсолютно меня не пугали, собственно как и, наверное, я их. Я благополучно добрался до воен. совхоза и абсолютно не вызывал никаких подозрений своим грозным внешним видом, т. к. этот совхоз как и многие другие в близи китайской границы был военным и вид вооруженного человека никого не удивил. Нашел сельский магазинчик и купил единственное имевшееся в наличие спиртное, а именно айвовый пунш в количестве десяти бутылок. По тем временам, он стоил, что-то в районе двух рублей, так что нашей скромной совместной зарплаты на это хватило. Итак, я отправился в обратный путь. Все шло на удивление гладко и без приключений, единственное, что меня очень сильно раздражало, так это постоянный предательский звон бутылок в моем вещмешке с которым я ну ничего не мог поделать, как бы я его не нес.

Мне казалось, что этот перезвон разносится по тайге на многие сотни метров от меня. Уже подходя к речке, на другом берегу которой и был наш лагерь, я вдруг увидел девушку, которая толи выходила из воды, толи только собиралась искупаться. Она была в одном белом нижнем белье. Я камнем упал в густые заросли папоротника и затаился, тщательно прислушиваясь, ну не могла же она здесь быть одна, в самом деле, а вдруг кто-то из местных совхозных офицеров с ней, тогда у меня могли возникнуть большие неприятности. Пролежав в таком положении где-то, наверное, минут пять или чуть больше, не услышав никаких разговоров, я все же рискнул и, оставив свой драгоценный багаж, сняв с плеча автомат, пополз на разведку по всем правилам проведения боевой разведки, меняя направление с которого я появился. Подполз к ней с другой стороны поближе и увидел, что она сидела одна, уже одетая, под тенью дикого винограда, обхватив руками согнутые в коленях ноги, ну прямо Васнецовская Аленка.

Это была очень красивая, стройная загорелая девушка, на вид чуть более двадцати. Она была одета в летний, легкий коротенький сарафан, у нее были красивые, длинные темно-русые волосы и очень выразительные голубые глаза. Я был просто очарован ее красотой, пролежав в укрытии еще какое-то время, я решил все-таки обнаружить себя, но чтобы не выскакивать как черт из табакерки, я отполз немного назад, встал в полный рост и умышленно, производя некоторый шум, вышел к ней. Ее реакция меня просто убила, повернувшись в мою сторону, она вдруг улыбнулась и сказала: — «Привет!», словно я был ее старым школьным приятелем, а не вооруженным и одетым в камуфляж головорезом, который только что вышел из тайги. Она действительно выходила из речки, в тот момент, когда я ее впервые заметил, но и мой идиотский звон бутылок, также привлек ее внимание, и она быстро оделась. Забегая вперед, скажу, что ее присутствие тут в гордом одиночестве, объяснялось очень просто, сама она жила на Украине, а сюда приезжала каждый год в гости к бабушке и знала эти места очень хорошо. Чужих людей в этой приграничной полосе не водилось, по этому она так смело, и проводила здесь время. Звали ее Алеся, и было ей двадцать три года.

Прежде чем надеть сарафан, она видно сняла свой мокрый лифчик, но поскольку ее тело было еще влажным, то сквозь легкую, почти прозрачную материю, я увидел ее роскошную грудь с четко выделявшимися ореолами ее торчащих сосков. Я никак не мог отвести взгляда от этого дивного для меня зрелища. Надо сказать, что на тот момент, я был еще девственником и не познал близости с женщиной. Дело в том, что на гражданке мои старшие, отслужившие уже товарищи, посоветовали мне перед армией не заводить себе близкую подружку, так мол, легче будет переносить разлуку и уж тем более никто не предаст изменой. Не могу сказать, что я послушался именно этого совета, просто на тот момент у меня на самом деле не было близкого человека, с которым я мог бы разделить свою любовь.

Заметив мой взгляд, она засмеялась и спросила:

— Что, истосковался по девушке? Чего, говорит, стоишь как часовой, присаживайся, не стесняйся и, опять засмеялась. У меня просто, наверное, был ужасно глупый вид и тем более мой совершенно не прикрытый интерес к ее интимным местам не добавлял мне солидности. Немножко порасспросив меня, о том, откуда я родом, как зовут, сколько лет и как долго уже служу, она вдруг сказала что, мол, жалко нечего выпить нам за знакомство. Это уже спустя годы, я понял, что она специально так сказала, чтобы вывести меня из этого состояния и немного раскрепостить, а о спиртном она, конечно, догадалась все по тому же звону в моем вещмешке. Но это я уже понял,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх