Старая подружка

Страница: 6 из 10

Её о скорой встрече. И вот, наконец, встреча...

Она готовилась, переживала, специально приготовила вкусное блюдо, накрыла стол, сбегала в салон красоты к педикюрше, приняла душ, нарядилась и накрасилась. Она очень хотела понравиться своей девушке.

— Очень, очень, очень...

— Хорошая сучка, будешь называть меня Госпожа.

— Спасибо Госпожа, с огромной радостью. Вы моя Госпожа... — шептала Полина, стоя на коленках перед недавней подругой, снимая с неё сапожки. — Моя всесильная богиня...

Света не сдержала хищной улыбки.

— Всегда выполняй мои приказы без колебания, я очень строгая Хозяйка, и не терплю промедления. Ясно?

Полина кивала, не смея поднять глаза, и Госпожа брала её за волосы и вела на четвереньках за собой в комнату...

Как-то уже в другую встречу, прямо с порога вместо приветствия гостья совершенно бесцеремонно шлепнула её по щеке.

— Я хочу сразу видеть суку голой, — сказала Света тоном приказа.

Полина немедленно скинула платье на пол. И тут же стянула трусы.

— Руки за спину!

Полина словно отрепетировано быстро убрала руки, скрепив их за спиной на пояснице. Нервно опустила глаза в пол и застыла в прострации. Взгляд её был затуманен.

Блондинка улыбалась, глядя на молодую шлюшку которая предлагала себя ей. Она действительно хороша, подумала она, хотя и не такая как она по модельному высокая. Отточенные пропорции линий, изгибов склонов, ложбинок — изящество и тонкость женственности. Стройные ноги, узкая талия — фигурки у них, в общем-то, похожи, но бедра о Полинки стоило признать немного попышнее, пошире. Грудь небольшая, меньше чем у неё, но очень красивая, розовые острые соски, со словно припухшими ореолами, показывали большую степень возбужденности выставленной для осмотра девушки. Лобок и киска гладко бриты — во всей красе виднелись красивые надутые половые губы и блестящий от соков разрез. Сзади тоже полный порядок — прекрасная крепкая задница, в особенности выигрышно смотревшаяся вместе с узкой талией. Лицо миловидное. Каштановые волосы, темные большие глазища, обрамленные длинными черными ресницами, прямой нос средней толщины и длины, утолщенные притягательные губки. Общее впечатление красоты, ума, образованности и очарования. Да, что говорить, она просто очаровательно краснела.

Но, вот... как могла она позволить такое? Ведь всегда могла постоять за себя, — мелькнуло в голове у Светланы. — Впрочем, не её забота. Хм... возможно она даже красивее...

— Очень хорошо...

Полина ощущала, как пальцы Светы, той которую она знала с детства и любила как родную сестру, сейчас с болью сжимали и выкручивали её соски. Девушка сквозь проступающие слёзы кротко посмотрела на Госпожу, и в ответ получила взгляд, проникший в её душу. Она ощутила, как словно стала рабыней взгляда Госпожи — она чувствовала, что теперь она будет таять от пристального прямого взгляда Госпожи в любое время и каждый раз.

Гостья медленно высоко подняла свою правую руку, без колебания звонко хлопнула в полную силу левую щеку Полины, затем резко захватив её волосы, не давая прийти в себя, сильно дернула, словно встряхивая голову тряпичной куклы.

— Тупая похотливая дрянь! — в деланном гневе заорала гостья. — Ты что не знаешь, что значит — быть рабыней? Ты забыла все рассказы из интернета, которые я велела прочитать? Тебе ведь подобает встречать меня на коленях, поцелуями моих ножек!

Стоя с пылающей красной щекой в прихожей собственной квартиры, с истерзанными сосками и с так и не разомкнутыми за спиной руками, Полина не выразила никакого возмущения подобным отношением к себе, напротив, в её глазах была лишь мольба и отчаяние.

— Прости Света, я очень глупая... такая бестолковая...

— Ну, так делай, что я сказала! — ледяным тоном, не, терпящим возражений приказала блондинка, отпускай её волосы, повелительно указав пальчиком, с ногтем, покрытым черным лаком на пол.

Полина спешно опустилась на колени. На руках и коленях перед другой женщиной, с её задницей в воздухе и прижатой к полу головой она чувствовала себя настоящей рабыней. Ее влагалище сильно текло. Она стала чмокать губами туфельки своей бывшей подруги.

— Что-то не так? — ехидно произнесла Светлана, словно прочитав ее мысли. — Да, они грязные. Прямо с дождливой улицы. Нравится вкус рабства, дрянь? Это грязь! Настоящая грязь! Ладно... Достаточно, — вальяжно сказала женщина. — Ты кончила, когда играла с собой перед моим приходом?

Полина подняла голову вверх и посмотрела круглыми глазами на Свету.

— Нет... но... как ты узнала? Я не посмела бы... ты запретила... я только хотела... быть более возбужденной... что бы пойти на такие вещи, которые я обычно не делаю...

— Например, как сейчас?

Девушка кивнула.

— Что ж. Твоя Госпожа накажет тебя за то, что ты без спроса трогала свою поганую пизду. Повтори.

Полина задохнулась от унижения. Она знала, что была привлекательна и желанна, любой мужчина всегда будет хотеть её тело — её киска была совсем не поганая, а красивая, нежная, и не очень-то до сей поры разработанная дырочка. Наверное, как и у самой Светы. Тем не менее, самоуничижение странным образом усиливало её возбужденность.

— Моя... Госпожа... накажет меня за то, что я трогала без спроса... свою поганую и... и уродскую пиздищу...

Госпожа плевала ей на лицо, затем, взяв её за волосы, со словами «сучка, надо тебя поближе рассмотреть» повела за собой на четвереньках. Светловолосая женщина прошла в комнату, оставляя на полу грязные следы от обуви, но хозяйка квартиры лишь покорно ползала за не протрудившейся разуться гостьей, не смея даже поднять голову.

Светлана, бросив сумочку в угол дивана, по-хозяйски уселась, закинув ногу на ногу, оставив стоять девушку перед собой, на четвереньках, со стекающей по лицу слюной покачивая прямо перед её лицом длинным, тонким каблуком.

— Соси каблук.

Полина без лишних раздумий обхватила губами каблук Госпожи и принялась его усердно сосать. Только с ужасом задавалась вопросом, что если бы такое зрелище увидели бы её подруги? Её бывший муж? Да что там муж и подруги, когда на то как она позволяет над собой издеваться с семейных фотографий, развешанных по стенам комнаты, неотрывно глазели родители, бабушки и дедушки, дяди и тёти, племянники и племянницы многократно повышая концентрацию испытываемого стресса!

Всё что происходило, было на грани, на смеси всего. Отталкивающее и притягательное одновременно. Чувство отвращения, гадливости к самой себе почти до рвотных позывов и неожиданного удовольствия, экстаза от падения... ощущения неимоверного страха, стыда, грязи и внезапного странного униженного наслаждения... по сути все было необъяснимо, непонятно, но предельно волнующе.

— Хватит. Я не ошиблась в тебе. Молодец. Тебе нравятся наши новые отношения?

— Да, я счастлива, подчиняться Вам...

Блондинка велела Полине переползти в середину комнаты.

— Это то, как ты будешь, всегда, передвигаться в присутствии Госпожи или Господина. Встань на колени. Основная вещь, которую ты должна усвоить — ты будешь стоять на коленях, пока ждёшь Господина или Госпожу. Или их приказы. Потому что ты всегда ниже, ты простая заурядная секс игрушка, с которой можно иногда весело поиграть.

Поля подчинилась.

— Сядь на пятки. Колени шире. Положи ладони тыльной стороной на бёдра. Глаза на пол, терпеливо жди человека, которому ты принадлежишь или отдана. Если ты будешь интересна, с тобой будут играть. Пока не выбросят до следующего раза. И только подумай сказать, что тебе всё это не нравиться без остановки шликающая шлюха!

Госпожа обошла её кругом и двигала носком туфли, что бы сильнее раздвинуть бёдра девушки.

— Хозяева сразу должны видеть твоё влажное влагалище, без препятствий.

Девушка стояла голая на коленях в собственной квартире перед своей бывшей подругой, с кротким покорным взглядом смотря вниз перед собой. Госпожа же смотря на молодую,...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх