Виола. Часть 1 (Написано в соавторстве с kipish)

  1. Виола. Часть 1 (Написано в соавторстве с kipish)
  2. Виола. Часть 2

Страница: 2 из 6

Моя собственная комната была по площади больше всего бабушкиного дома. Где то 6 на 6 метров. Наружная стена отсутствовала. Вместо нее было огромное панорамное окно от пола до потолка. Одна из створок распахивалась, и можно было выйти на широкий балкон. Рядом с окном стояла впечатляющих размеров кровать, где свободно могло бы разместиться 4 человека. Но вся она была для меня одной! Были шкаф-купе (пока совсем пустой, но мама сказала, что это ненадолго), комод, куда с легкостью могли бы поместиться все мои пожитки, туалетный столик с множеством ящичков, пуфики, домашний кинотеатр. А еще — собственный роскошный санузел с душевой кабиной, джакузи и всем остальным. В нем была даже маленькая кабинка инфракрасной сауны! Представляете? Это после бревенчатой бабулиной пятистенки!

В остальных комнатах «замка», как я окрестила свою новую квартиру, окна тоже были панорамными. Правда меня немного напрягало, что все они были без занавесок. Роликовые шторы имелись только в моей спальне. Когда я спросила об этом странном обстоятельстве маму, та рассмеялась:

— Да кому мы нужны? Пусть смотрят.

Напротив нашего дома, метрах в ста, стояла еще одна многоэтажка. И я прикинула, что для всех ее жильцов выше 12 этажа наша квартира была, как на ладони. Поэтому первое время, собираясь ко сну, я всегда опускала штору в своей спальне, чтобы избежать любопытных взглядов. Первое время потому, что вскоре моя жизнь сильно изменилась, вернее — очень изменилась я сама. Но об этом позже. Все по порядку...

Я давно говорила маме, что мне нравится история. Поэтому на следующее после моего переезда утро, она взяла мой аттестат и куда-то ушла. А вечером вернулась с тортиком, подарками и торжественно поздравила меня с поступлением на истфак.

— А экзамены? Я же не сдавала!, — наивно спросила я

— Ректор — мой давний знакомый. И мне он не откажет. Так что, милая, считай, что экзамены ты сдала.

— Но это нечестно!

— Почему? Ты закончила школу с медалью, так неужели бы провалилась?

— Да нет... Сдала бы... наверное.

— Не «наверное», а точно! Я ж тебя знаю! Ты у меня умница! Так зачем нам эти формальности? Зачем тратить время? У нас еще столько дел! Знаешь, как я соскучилась по роли матери? Так что придется тебе сейчас отдуваться за все те годы, что меня рядом не было. Нужно тебе образ выбрать. Со стилистом я уже договорилась. Лучший в городе! Потом одеть тебя. Да, в конце концов, телефон тебе приличный купить! А то ходишь с этим раритетом, — она показала на мою Нокию 3310, — Видишь, сколько успеть надо всего? А ты — «экзамены»...

Хоть я и испытывала неловкость от маминого поступка, но все же согласилась с ее доводами. Слишком велика была моя радость: мама, наконец, со мной, а я — студентка престижного ВУЗа! И очень не хотелось эту радость омрачать.

До начала учебы было еще почти 2 месяца, но пролетели они, как один день. В будниe я изучала город, а по вечерам мы, наверстывая упущенное, допоздна болтали с мамой, как лучшие подруги. Выходные же мы всецело посвящали шопингу. Мой шкаф стремительно наполнялся вещами, ящички туалетного столика — косметикой, а в комоде набиралась внушительная коллекция нижнего белья. Мама питала к интимным туалетам какую-то необъяснимую слабость и изо всех сил старалась привить это качество и мне. Я же в этом вопросе была совершенной дилетанткой. Помню, как возмущалась мама, когда мы вместе разбирали мои вещи в первый вечер после переезда:

— Это что, трусы?!!! Как можно было носить это убожество?! Нужно же себя уважать, Виола!!! Ты молодая привлекательная девушка и должна соответствовать этому образу во всем: от белья до шубки!

В общем, тогда она выбросила все мои простенькие хабэшные трусики и незатейливые лифчики в мусорное ведро, и до следующего вечера я вынуждена была ходить по дому в халате, надетом на голое тело. Кстати, именно тогда я впервые заметила в себе странность: весь день на меня то и дело накатывало какое-то необъяснимое томление во всем теле. Но стоило мне надеть принесенные вечером мамой новые трусики, как это чувство прошло и до определенного времени больше не возвращалось. Ладно, чего-то я отвлеклась и опять чуть не забежала вперед ;)

Наши с мамой походы по торговым центрам всегда начинались с секций нижнего белья. И мы даже не смотрели на другие отделы, пока не покупали мне (а заодно и мамочке) по 3—4 новых комплекта, по паре трусиков и топиков, а также что-нибудь еще, типа пеньюара или ночной сорочки. Причем мама всегда непременно участвовала в примерке обновок, давая советы и высказывая свое мнение, которому я всецело доверяла в силу своей неискушенности. И вот однажды, во время очередной примерки, в кабинке произошел случай, который в той ситуации мне показался малозначительным, но на деле имел очень важные последствия. Плотно задвинув шторку я, как обычно, разделась догола и стала ждать. В таких случаях я всегда испытывала сильное волнение: боялась — вдруг кто-то случайно зайдет и увидит меня (хотя должна признаться, что в последнее время это состояние почему-то стало мне даже нравиться). Через какое-то время мама присоединилась ко мне с целым ворохом трусиков разных фасонов. Я начала примерять их по очереди, крутясь перед зеркалом и осматривая себя с разных сторон. Мама участвовала в процессе, отпуская короткие реплики: «оставляем» или «не пойдет», «очень хорошо!» или «никуда не годится!». И вот, в какой-то момент, она подала мне НЕЧТО, представляющее из себя сооружение из нескольких тонких белых тесемочек с малюсеньким треугольным лоскутком ткани. Я недоумевала, как такое можно носить? Но все же надела и только хотела спросить у мамы, зачем она ЭТО принесла, но тут, заметив странное выражение ее лица, спросила совсем другое:

— Мам, ты чего так на меня смотришь?

Она ответила не сразу. Встретившись со мной взглядом, она опустила глаза (видимо, чтобы я не заметила выступивших на них слез), а затем очень проникновенно сказала:

— Боже, какая же ты у меня красивая, дочка! Ты даже не представляешь!

Это было сказано с таким чувством, что я даже растерялась. Дело в том, что я никогда не считала себя красавицей. Скорее — самой обычной девчонкой. Но с другой стороны, за прожитые вместе несколько недель я привыкла безоговорочно верить маме. Поэтому спорить я не стала, и не нашла другого ответа, кроме тихого «спасибо».

— И эти стринги тебе очень идут, — сменила она тему, чему я, к слову сказать, была очень рада, так как испытывала непонятное смятение после ее слов.

— Но я же в них почти голая! Только спереди чуть прикрывают, а попа вся открыта...

— ... Что делает тебя еще более привлекательной и сексуальной, — перебила мама.

— Я их не буду носить!, — впервые возразила я ей.

— А я думаю, что мы должны купить еще несколько таких. Их можно надевать под ту короткую белую юбку, что мы купили в прошлое воскресенье. И еще под те две, узкие, помнишь? Одна бежевая, другая салатного цвета. И с капри тоже очень хорошо будет...

— Да ты чего? Они ж все тонкие и облегающие!

— И что?

— Как что? Могут подумать, что я вообще без всего под юбкой хожу!

— Виола, а что плохого в том, что кто-то подумает, что ты ходишь без трусиков?, — вкрадчиво спросила мама и сама же ответила, — Да мужчины с ума сойдут, угадывая: есть там у тебя что-то или нет, понимаешь?! И только ты одна будешь знать ответ! Кроме того, у тебя такая потрясающая попочка, что не грех ею похвастаться.

— Но зачем? Я не понимаю...

— Дочка, а как ты думаешь: при помощи чего девушка в наше время может добиться успеха в жизни?

— Да, как все: умом.

— Верно. И я рада, что ум у тебя есть. А еще как?

— ...

— Красотой, Виола. И это у тебя есть, поверь! А если эти две вещи объединить, то ТАКОГО можно достичь! Ух!! Так зачем добровольно отказываться от данного тебе божьего дара?

— Чего-то я в правительстве и среди олигархов топ-моделей не наблюдаю!, — съязвила я

Мама улыбнулась ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх