Дневная явь и сон в летнюю ночь (ремикс)

Страница: 5 из 6

и утреней встрече с «королевой». Спросила, кто это был? Катя ответила: «Насчет мужчин, не знаю, а ее, скорее следует называть «снежной королевой», раздает авансы, но не любит платить по счетам! В прошлом году, она Павла продинамила, до сих пор плюётся». «А ты не пробовала?», спросила я. Она чуть замешкалась, но ответила: «Пролетела как фанера, над Парижем!», и рассмеялась. Но даже эта новость не могла мне испортить настроение. Требовался, по крайней мере, цунами, что ли, чтобы это сделать!

В комнату я вошла первой. Не успела закрыться дверь, я почувствовала как Катя, навалилась на меня сзади, взяв за плечи. Она прижалась ко мне телом, и прямо распластала меня по стене. Её мягкие губы целовали меня в шею, а руки стали поглаживать внутреннюю сторону бедер. Она задышала глубоко и прерывисто! От ее нежных поцелуев я прямо млела. А когда её рука проникла в трусики и прижалась к вульве, застонала. Меня еще ни разу не ставили в такое положение. Обычно это я задавала правила игры, но здесь и сейчас, главной была она, Катя. Нежность и желание прокатились сладкой судорогой по телу, и остановились внизу живота. Я чувствовала, как начинаю гореть, там разливалось тепло, захватывая бедра и ягодицы. Я уже не могла молчать, и начала постанывать. А Катя все ласкала меня и ласкала. Одна рука, скользнув по животу и нырнув под майку, стала гладить мои груди. Вот она ухватила пальцами сосок, скрутила его между пальцами, меня пробрало дрожью. Опять стон, не произвольно покинувший меня. Чуть отстранив от меня голову, она спросила: «Тебе вчера было хорошо?», голос ее звенел на высокой ноте. Резким выдохом я ответила: «Да!». Вдруг ее рука, оставив вульву, резко взметнулась вверх и, ухватив меня за волосы, потянула назад. А яркие губы прошептали: «Лучше или хуже, чем со мной?». Вопрос повис в воздухе... И вдруг меня осенило! Я осторожно повернула голову, и, встретившись с ее вопрошающим, тоскливым взглядом полным горечи, спросила: «Ты что, ревнуешь?». «Бабник он... Как увидит хорошенькую женщину, только членом и думает...», прошипела она. Я помолчала, осторожно освободив волосы из ее руки, развернулась к ней лицом, и крепко поцеловала в губы. Мой язык заплясал по ее небу. Когда мы разомкнули уста, я, сделав вдох, пропела: «Ты! Лучше, моя хорошая! А насчет бабника... , уже развелась с одним!». Ее взгляд смягчился, глаза потеплели, и мы опять стали целоваться. А в это время руки, её и мои, жили своей жизнью. Они снимали, срывали, стаскивали одежду. И уже через минуту мы были обнажены. А руки, продолжая начатое: исследовали; гладили; ласкали... тело партнерши. Потом Катя, чуть отстранившись от меня, нагнулась и взяла в рот мой сосок. Я содрогнулась. Теплые волны желания пробежали по моему телу. А она, чуть прикусив, стала его сосать.

Я закрыла глаза. Отдавшись ощущениям тактильности. И не сразу поняла суть вопроса, сказанного Катей: «А хочешь, я для тебя станцую?!». Когда суть вопроса дошла до меня, я кивнула.
Она подтолкнула меня к кровати, и я легла, а она взяла смартфон и стала выбирать музыку. Потом посмотрела на меня и добавила: «Это не совсем танец, скорее комплекс упражнений... «. Я устроилась поудобней, подперев голову рукой. Заиграла музыка, что это было, не скажу, но нежное с четким ритмом. Катя вытянулась, подняв руки над головой. А потом она заструилась. Её тело волнообразными движениями вправо-влево, как бы падало в полете вниз. Но не могло упасть. Потом она, натурально стекла вниз на пол, и сложилась пополам. Её голова касалось вытянутых в струнку ног. Затем она повернулась, и теперь лежала на спине. Ноги пошли вперед, и она перетекла, через голову в положение, сидя на корточках. Ни одного лишнего движения. Я видела, как под кожей перекатываются мускулы, при выполнении упражнения, и все это в полном согласии со звучавшей музыкой. А потом она сделала, по моему мнению, невероятное, перешла, скорее, перетекла в стойку на руках. Ноги разведены в стороны, было видно, как дрожат от напряжения мышцы живота, как блестит истекающая соками вульва. Потом ноги сошлись вместе, она развернулась ко мне спиной. Мягкий кувырок, и вот он стоит у кровати, резкий прыжок, и мы смыкаем объятия. Я в восторге целую ее во все, что попадается, она довольно визжит. Мы барахтаемся на кровати, простынь сбилась, подушки улетели на пол.

Наконец, я добираюсь до ее киски и целую. Раз, другой... Она, лежа на спине, выгибается дугой. Её прелестная попка отрывается от матраца, а я языком проникаю в ее вагину. Она, стоя на двух точках, голове и пятках громко стонет, и умудряется еще крутить бедрами. Потом падает на спину, и ее тело содрогается от спазм оргазма. Стон переходит в приглушенный крик, и дальше в рык. Так, рычит львица, приветствуя понравившегося ей самца. А я, оставив на время вульву, целую, и глажу ее груди. Схватив один сосок ртом, начинаю покусывать его. Второй мягко катаю между пальцами! Свободную руку прижимаю к вульве, и, нащупав напряженную головку клитора, начинаю ее массировать. Спазмы. Дрожь, громкий, неприглушенный крик страсти. Напряженные мышцы живота пытаются согнуть ее пополам, я с трудом удерживаю ее. И вдруг полная неподвижность, как будто она потеряла сознание. На лице улыбка, и лишь легкие подергивания мышц и конечностей, показывают, что она жива! Перестав, ее ласкать смотрю в лицо, глаза закрыты, потом раздается стон, легкое подергивание губ, и она открывает глаза. Первое впечатление, она меня не видит, но вот взгляд фокусируется, и она тихим голосом спрашивает: «Что? Что случилось?». Я пожимаю плечами: «Ты, похоже, отключилась. Похоже, слишком хорошо, тоже нехорошо!». И продолжаю: «Хотя, я вчера с вами, готова была умереть, так мне было хорошо!». Потом ставлю диагноз: «Ты, милая моя, перевозбудилась. Надо отдохнуть. Придется тебе полежать дома денек!». Видя ее недовольство, добавила: «Я то же побуду с тобой. На пляж сегодня не идем». Потом помогла ей подняться, и мы пошли в душ. Там, я и закончила решение своих проблем. Катя помогла своими нежными пальчиками.
Приблизительно через час, прибежал взволнованный Петр, нас потеряли! Я пояснила ему ситуацию, и он выразил горячее желание мне помочь, ухаживать за Катей, особенно если я буду в горизонтальном положении, да еще и с раздвинутыми ногами. Как мне не хотелось принять его предложения, но видя недовольный взгляд Кати, отправила его на пляж. Потом мы лежали и болтали: о себе; о бывших мужьях — бабниках; о натуризме, который был для меня неизвестен; и еще много о чем, что сближает женщин. Потом Катя уснула, провалилась в сон, как отрезало. Я прилегла рядом и то же уснула.
Так мы и отдыхали весь день, правда, ходили в столовую, но спать легли вместе!

Глава 6. Разрыв.

С того дня, уже неделю мы так и жили в номере Кати. В свой ходила только для того, чтобы переодеться. Своими играми, днем и ночью, мы доводили себя до исступления, потери пульса! Временами, по моей просьбе к нам допускался Павел. Тогда ему приходилось отрабатывать свой допуск за троих мужиков. Мне не хватало одного раза! Но этот кобель, как предпочитала называть его Катя, был неистощим и рад стараться. Я считала, что между нами нет секретов. Как же я ошибалась!
В один из дней. Мне понадобилось съездить в город, надо было прикупить кое-какие женские мелочи, а в поселковом магазине этого не было. И я поехала после завтрака, рассчитывая вернуться часам к четырем. Так и сказала Кате. Но получилось, что вернулась гораздо раньше. Перекусила в столовой, переоделась у себя и отправилась на пляж.

По дороге заскочила к Кате; увидела, что номер пуст. Самое интересное: на пляже ее тоже не было. Павел сказал, что она ушла полчаса назад. Я разделась, искупалась, но Кати не было! Мне стало интересно: какое такое дело у нее есть, о котором я не в курсе? Живем-то вместе! Этот вопрос занимал меня все больше и больше. Я прямо вся извелась. Можно сказать, что у меня «го**но» внутри закипело... Набравшись решимости, я отправилась на поиски. Сначала проверила номера. Но ни в моем, ни в ее номере никого не было....  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх