Ложки, полные любви

Страница: 2 из 8

свой шкаф, извлек другой журнал и протянул мне. Со сладким замиранием сердца я начал листать глянцевые страницы.

Я не сразу понял, что в этом журнале изображены только мальчики. Некоторые из них были с длинными волосами, накрашены косметикой и наряжены в женскую одежду, так что их почти невозможно было отличить от девушек. Только когда они начинали раздеваться, становилось понятно, что это совсем даже не девушки. А они там раздевались, да! И даже больше...

Все они были очень юные, лет 18, от силы. Занимались они тем, что ласкались с другими юношами или взрослыми мужчинами, брали у них в ротик и... и давали им в попку.

Помню, как мое сердце бешено застучало от волнения, когда я увидел, как один совершенно голый мальчик сует свой вставший член в дырочку другому мальчику. Я долго рассматривал эту сцену, испытывая сильнейшее возбуждение. Почему-то это возбуждало меня еще сильнее, чем сцена совокупления мужчины и женщины. Было в этом что-то сверхзапретное, и потому манящее. Секс с девушкой в те пуританские времена был для меня красивым, но каким-то малореальным подвигом, а тут мальчишки практически моего возраста так свободно и естественно занимались всеми этими приятными делами... Это было... так доступно! Все они были очень симпатичные, но достаточно обыденно выглядящие, точно так же как любые другие мальчишки на моем курсе. Смутно я понимал, что раз они могут это делать, то и я сам могу поучаствовать в чем-то подобном. И это как-то окрыляло, мягко говоря.

Совершенно обалдев, я листал страницы журнала, густо усыпанные фотографиями непрерывно совокупляющихся мальчишеских тел. Сглотнув подступивший к горлу ком, я перевернул следующую страницу. Здесь был изображен совсем юный мальчишка, наверное, мой ровесник. Мальчик был накрашен косметикой, на нем была женская короткая юбочка, кружевные чулки и туфельки на высоком каблуке. Если бы из-под юбочки не торчал его член, то мальчишку легко можно было спутать с девушкой. Позади него стоял совершенно голый взрослый мужчина, очень крупный и мускулистый, он был, наверное раза в два крупнее мальчика. Мужчина, задрав кверху юбочку, надетую на мальчика, безжалостно совал ему прямо в попу свой невероятно крупный, а от того казавшийся каким-то ненастоящим, член.

Этот контраст между юным женственным парнем и взрослым мускулистым мужиком, который пихал свой громадный хуй в крохотную мальчишескую попу, явно не предназначенную для этого, взволновал меня еще сильнее. Но что меня поразило больше всего, так это выражение самого неподдельного животного наслаждения, написанное на мальчишеской мордашке. Юноша искренне кайфовал, принимая в зад член мужчины, а его собственный небольшой пенис торчал из-под юбочки напряженной стрелой. У парня была эрекция от того, что его трахали в задницу!

Дальше шли фотографии, на которых уже взрослые хуястые мужики в разных позах немилосердно ебали совсем молоденьких мальчиков: и просто голых, и наряженных в женскую одежду. Там были картинки, где несколько мужчин сношали одного парня, причем одновременно и в попу, и в рот, а были и такие, где несколько голых юношей всячески ублажали одного мужчину, например, один лизал ему яйца, второй тут же сосал член, а третий целовался с ним в губы или даже давал ему сосать свой юный орган. Глядя на счастливые лица, запечатленные на фото, я готов был поклясться, что юные негодники неподдельно балдеют и тащатся от того, что с ним вытворяют.

Увиденное мною было столь отвратительно и восхитительно в то же время, а я был так возбужден, что, наверное, эякулировал бы от впечатлений прямо в трусы, если бы журнал вдруг не закончился. Я с сожалением перевернул последнюю страницу и робко взглянул на преподавателя.

Сергей Иванович, все это время внимательно наблюдавший за мной, видя мой восторг и одновременно смущение, ласково улыбнулся спросил:

— Ну-с, Алеша, тебе понравился этот журнал?

— Дааа... — Протянул я, не зная что сказать. — Красиво.

— А ты сам никогда не пробовал... ну, с парнем? Например, с Денисом?

— Нет, Сергей Иванович, ни разу.

— А хочешь попробовать?

Я покраснел и пролепетал:

— Не знаю... Может быть. Да только он наверное не захочет.

Уверенный голос преподавателя снова вырвал меня из забытья:

— Ну-ка, на, выпей еще.

Я с удивлением увидел, что он протягивает мне рюмку, полную янтарной жидкости. Зажмурившись, я храбро осушил рюмку, коньяк обжег мне рот, а в голове еще больше зашумело, все поплыло перед глазами. Эффект вполне ожидаемый, если учесть, что крепкий алкоголь до этого я пил, может быть, всего два раза в жизни.

Тем временем Сергей Иванович подсел ко мне, обнял меня за плечи и начал нежно целовать мою шею. Я давно уже смекнул, что вся это демонстрация похабных журнальчиков затеяна неспроста, но был уже до такой степени возбужден, что не стал сопротивляться. Тем более, что Сергей Иванович делал мне губами и языком, в общем-то, весьма приятно. У меня вообще довольно чувствительная кожа шеи. А потом преподаватель вовсе положил ладонь на мои вздувшиеся бугром брюки и начал нежно поглаживать через ткань мой нестерпимо стоящий член, и я уже ни о чем не мог думать. В голове стояла какая-то радостная мешанина.

— Тебе нравится? — Нежно промурлыкал Сергей Иванович, продолжая целовать мою шею.

— Нравится, Сергей Иванович, — Покорно пролепетал я. — Только... только может все-таки не надо?

— Отчего же не надо? — Спросил Сергей Иванович, не переставая ласкать меня.

— Ну... я стесняюсь...

— А ты не стесняйся! Мы же ничего плохого не делаем. Тебе же нравится?

— Да.

— Хочешь поделаем приятное? — Продолжал вкрадчиво нашептывать Сергей Иванович, поглаживая и целуя меня. — Хочешь попробовать с взрослым мужчиной? Прямо как тут показано...

Словно загипнотизированный, я начал снова перелистывать журнал, пожирая глазами многочисленные картины сплетающихся в разнообразнейших совокуплениях нагих мальчишеских и мужских тел, а преподаватель все настойчивее ласкал меня, натирая мой орган через брюки и щекоча кончиком языка мою шею и ухо, что было невероятно приятно.

Я уже жалел, что я в тесных брюках, мне так хотелось их сбросить или хотя бы расстегнуть ширинку, чтобы Сергей Иванович взял наконец мой хуй в кулак и как следует вздрочнул мне, но я по глупости своей все еще стеснялся. Сергей Иванович тоже непонятно чего тянул резину, хотя по-моему между нами уже все было ясно. Наверное, он боялся напугать меня излишней прытью, и потому не форсировал события, видимо, дожидаясь, чтобы я сам проявил какую-то инициативу.

— Не знаю... — Пробормотал я, чувствуя, что попросту вот-вот свалюсь в обморок от таких сильных впечатлений. — А это не больно?

— Ну что ты, малыш, конечно нет. Я все сделаю как надо. Вот увидишь, тебе понравится. Ну же! Решайся. Хочешь? Только скажи да, или нет.

Мы уже на полном серьезе целовались с ним в губы, уже не нужные журналы всей стопкой посыпались на пол, и Сергей Иванович наконец начал торопливо раздевать меня. Я видел, как у него при этом трясутся руки. Я понимал, что он очень меня хочет!

Не помню как, но вскоре я уже был в чем мать родила. Брюки, рубашка, трусы, даже носки были сняты и валялись, разбросанные по полу, а я, совершенно голенький, лежал перед мужчиной на диване, непристойно расставив ноги, между которых торчком торчал мой юный пенис, просто-таки истекающий соками. Мужчина, затуманенными глазами глядя на меня, начал торопливо раздеваться сам.

Через минуту он уже был голый, и я с интересом разглядывал его тело. Несмотря на свой пожилой возраст, Сергей Иванович без одежды был, в общем-то, довольно красив. Очень мужественное, могучее тело, уже начинающее полнеть, широченная грудь, густо покрытая волосами, мускулистые ручищи... это был настоящий самец. Выглядел он, чего греха таить, в каком-то смысле пугающе, но и в то же время как-то по-особенному привлекательно. Мне невольно хотелось прижаться к нему всем телом, ощутить ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх