Преподаватель

Страница: 2 из 3

вырвался стон и на затылке защелкнулся замок. Теперь я был еще и нем. А Егор, не торопясь, застегнул кляп под подбородком и на темени. Решив не останавливаться, он опять развернул меня спиной к себе и при помощи еще двух кожаных кандалов, зафиксировал мои локти сзади. Теперь я практически не мог двигать руками. Не отпуская меня, Егор дал волю своим рукам, чувствовалось, что парню давно этого хотелось. Он сжимал мне задницу, гладил бедра, защипывал мою грудь, придушивал за шею, глаза при этом горели огнем. Я же стонал, поскуливал и делал попытки вырваться, но каждая такая попытка заканчивалась ощутимым шлепком или пощечиной и сопровождалась фразой: «Ты куда сучка?» или «Стоять на месте!».

Не взирая на казалось бы нелепость ситуации и постоянные побои, я вдруг ощутил откуда исходит основная волна сладострастия. Держа меня за жопу, Егор прижимал нас друг к другу, и наши члены мялись друг об друга. Осознав это и плюнув на приличия я стал тайком подъелозивать задницей, чтоб усилить ощущения, хотя снаружи я давил из себя недотрогу, пытаясь вырваться и изображая недовольство на лице. Но это было только начало. Егор вырвал меня из полузабытья, уложив достаточно грубо на пол в гардеробной лицом вниз. Сам же уселся на мои ноги и стал что-то колдовать там, бормоча.

— 41-й... эти нет, и эти тоже. Вот! То, что нужно.

Пытаясь рассмотреть, я изгибался, но все равно ничего не увидел. На мои ножки тем временем что-то натягивалось.

— Подъем красавица! — скомандовал мучитель и рывком поставил меня на ноги.

Я стал как будто выше, и площадь соприкосновения с полом была явно меньше. Глянув вниз, я понял, что обут в кожаные сапожки на высоком каблучке. Для полноты ощущений и чтоб закончить образ, на лодыжки Егор надел такие же кожаные кандалы с короткой цепочкой.

— Ну вот другое дело! — потрепал меня по щеке Егор. — я пойду, провожу отца, а ты осваивайся.

С этими словами он вышел. А я остался, пытаясь собраться с мыслями. Стоило один раз одеться поэротичней, и все, проходу не будет. Оставалось гадать, что будет дальше, вспомнив фотки, я слегка напрягся, вспоминая слезы Санька. За этими раздумьями я взглянул в большое зеркало при выходе из гардеробной. Да! Было от чего Егорушке завестись. Длиннющие, блестящие черным блеском ножки на тонких каблучках, два сияющих полупопия сзади, черный холмик члена спереди, руки толково прикрученные к телу и в добавок голова заткнутая кляпом. Я попытался двигаться по комнате, маленькими шажками (насколько позволяли кандалы), цокая и постоянно боясь ляпнуться. Наконец хлопнула входная дверь, и уже через пару секунд Егор открывал дверь комнаты. Он смотрел на меня как на произведение, что сам сотворил.

— Пойдем. Я тебе квартиру покажу.

— МВВВ. — Это должно было означать. — Не пойду, отстань.

— Ладно, не дуйся, не смог удержаться, ты слишком сексуальный в этих штанах. Пойдем, а то накажу.

— ММВВВ-ВВММММВВВ. — промычал я, слегка наклонившись вперед, как бы возмущаясь.

— Ну не сегодня бы, но все равно я бы тебя связал, с такой фигурой ты бы долго от меня не побегал бы. Я уже и так месяц не сплю. Фантазирую про тебя. А я не люблю тайно воздыхать.

— МВВВХХХХ! — грозно промычал я и гордо отвернулся.

Быстрые шаги, шлепок по жопе, мой вскрик. Сильные руки развернули меня. И опять! Руки мнут задницу, члены трутся, а его губы... ООООО! Впились в мою шею. К губам присоединился язык. БЛИИИИН! КАК ХОРОШО! Я задыхаюсь от натиска, сквозь кляп пробиваются стоны. Его рука скользнула в штаны, теперь мой член заиграл между его пальцев. Он расстегивает мне ширинку и выпускает моего коня наружу, тот радуется долгожданной свободе. Спереди его рука ласкает мой член, сзади другая рука тискает мой зад, сбоку в бедро упирается его пенис, в ухо льется его патока.

— Какой ты сладкий, нежный, мягкий сученыш! Хозяин хочет сученыша! Мой мальчик! Выгни спинку.

Я выгибаю. И несколько мощных ударов обрушиваются на мою попу, каждый раз при ударе я ныряю тазом вперед, и член проскальзывает внутри его сжатой ладони. Я взвизгиваю, а мой мучитель командывает.

— Еще Сученыш! Еще раз.

Не давая мне опомнится, он встает на колени и берет мой член в рот. Минет длится не долго, но очень бурно, чтоб я не свалился, Егор придерживает меня за жопу. Я уже стону не стесняясь, из кляпа свисает нитка слюны. Но прекращает отсос так же внезапно, как начался.

— ААА-МВВВ АААА. — в недоумении и от обиды стону я, как же можно прерывать...

— Не все сразу. — говорит Егор и целует меня в кляп, после чего берет за член, мягко но властно, и ведет за собой. Понимая безысходность, я семеню за ним, кандалы не дают сделать широкий шаг, а на каблуках я не привык ходить. Хотя я ощущаю, что это мое. Постепенно начинаю шагать от бедра, успешно балансируя весом. Мое цоканье заводит меня еще больше, а член неизменно отзывается на любое сжатие Егоровой руки, как дрессированный.

Мы обходим почти всю квартиру таким манером, и мне кажется, что я на каблуках почти всю свою жизнь и что с Егором могу так ходить не один километр, лишь бы не отпускал.

— Это отцовский кабинет. — комната богата и со вкусом обставлена. — здесь мы и остановимся.

— МВВВ? — обернулся я. — в каком смысле?

— Не спорь. Всегда хотел сделать что-нибудь этакое у него в кабинете. Только это должен был быть кто-то особенный.

— МММЫЫМММВВВВ. — я конечно же был польщен, но мне было как-то не по себе. Во-первых из порно рассказы— за кабинета работодателя, во-вторых из «сделать что-нибудь этакое». Как-то надо намекнуть, что я вообще-то девственник, точнее девственница, поскольку с женщинами у меня все в порядке.

Мы стоим друг к другу лицом, он довольно нежно гладит меня по лицу, по животу, по бедрам, по шее. Я слегка успокаиваюсь. Все равно сделать со скрученными руками ничего не могу.

— ММММММ. — тоскливо завываю я, делая брови домиком. Но мой сатрап неумолим, и перегибает меня через спинку кресла, и я замираю с торчащей вверх задницей. Егор приспускает мне штаны, и его губы и проказник язык захватывают мой анус. Снова новые ощущения (сколько их за один день). Его рот то ласкает мне попу, то покусывает, то пытается проникнуть вглубь языком. И опять тажа мысль: « Не останавливайся, только не останавливайся. « И Егорка старается вовсю, покрывая поцелуями и левую и правую ягодицу, а руки по-прежнему не забывают мой пенис и наглаживают его и сжимают и просто теребят его.

Но и этим ласкам приходит конец. Свесившись вниз головой, я ощущаю копошение сзади и терпеливо жду, что же дальше, догадываясь о вариантах и слегка нервничая. Но что уж теперь нервничать? Успокаиваю сам себя. Раньше надо было останавливать, если боишься, выходит сам хотел. Хотел и очень хотел, просто безумно стеснялся. К тому же мальчик так ждал, так хотел, ну как откажешь. Так же хочу сказать, что стоять согнутым на каблуках значительно удобней, но это лирика. Наконец я почувствовал конец, шутка! Кроме его рук ягодицы ощущали прикосновения упруго, теплого, влажного члена, он терся то справа, то слева, то трогал яички. И наконец уперся на вход. Плюнув на все, я расслабился, живем один раз, и когда фантазии сбываются нечего сопротивляться. Гондона не было, но чем-то он смазал пенис, потому что достаточно крупный и широкий член начал проникать внутрь, хоть и с усилием, но не доставляя особенной боли. Казалось, ему не будет конца, он влезал и влезал, заполняя собой все. Ощущение наполненности, о котором пишут прочие авторы, захлестнуло полностью, с головой. Я существовал только в виде своей задницы и жил в этот миг только ее ощущениями. Ни вытекающая слюна, ни стягивающие путы, ни мой собственный член, ни звуки, ни запахи, ничего не существовало в этот момент. Только один вопрос: «Войдет ли весь член в меня? И выдержу ли я это?» Вошел почти весь, и да я выдержал. Когда казалось, он проткнет мне хуем желудок, он остановился, я услышал свой ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх