Дар богов

Страница: 6 из 7

от пота, и мерно вдвигать в нее член. Его лицо, как обычно под воздействием «дара», было бессмысленно и лишено эмоций, но Коля мало обращал внимание на такие мелочи, впиваясь страстным поцелуем в губы мужчины.

Потом, когда первый восторг слегка утих, Коля скомандовал ему остановиться. Он медленно привстал, выпуская из себя член, горячий и скользкий от ставшего жидким вазелина. Коля ощупал пальцами попку: отверстие стало очень широким и уже не закрывалось, но на пальцах не было крови, и Коля успокоился, что все обошлось без травм.

Он приказал Андрею Карловичу встать в постели на коленях, после чего занял перед ним позу на четвереньках, которая всегда очень его возбуждала. Раздвинув ягодицы руками, Коля как можно ближе придвинулся к мужчине, потом просунул руку между ног и, взяв его за член, аккуратно приставил к широко раскрытой дырочке. Он тихо застонал, ощутив, как упругая головка окунулась в его отверстие. Это влажное прикосновение чем-то напоминало поцелуй, будто залупа нежно целовала его в анус.

Постепенно пятясь назад, он начал медленно принимать член. Вскоре он прижался ягодицами к бедрам преподавателя. Напрягая попку, он ощущал глубоко в себе всю огромность мужского члена. Всхлипывая от наслаждения, Коля начал покачивать попой, с силой насаживая ее на член, как бы трахая его своей задницей.

«Еби!... « — Безмолвный приказ заставил антеннки зашевелиться.

Андрей Карлович послушно взял его за попу и начал совершать размеренные фрикции. Он был послушен, как робот. Коля открыл, что может командовать «быстрее!», «медленнее!», «сильнее!», и Андрей Карлович немедленно исполнял все его прихоти именно так, как Коля этого хотел. Это было именно то, что нужно: полный контроль с обратной связью!

Разобравшись с «управлением» и подстроив ритм сношения под себя, Коля просунул руку между ног и начал упоенно мастурбировать, ощущая безостановочное движение члена в себе. Через несколько мгновений он уже бился в судорожном оргазме, из последних сил насаживая попку на неутомимо снующий член.

Приходя в себя, он долго лежал в постели с обнаженным Андреем Карловичем, целуя его и лаская его член губами и языком. F4D2A предупреждал, что, к сожалению, человек, находящийся под воздействием Дара, не может самостоятельно испытать оргазм, потому что его органы чувств слишком забиты гипнотической волной, поэтому их страсть не могла быть утолена взаимно. Но Коля и без того был счастлив, его эксперимент полностью удался.

Он замел следы как обычно: отправил Андрея Карловича принимать ванну, а испачканную спермой простыню скомкал и запихнул в стиральную машинку. Когда преподаватель очнется, он будет чувствовать себя слишком усталым, чтобы вспомнить, как попрощался с своим студентом и решил напоследок принять ванну, в которой его и сморило. Уходя, Коля прихватил из шкафа томик научно-фантастических рассказов.

На следующий день Андрей Карлович вел себя как ни в чем не бывало, и Коля понял, что его эксперимент увенчался полным успехом. Коля готов был повторить его хоть сейчас же, но следовало выдержать паузу, чтобы препод не заподозрил, что Коля как-то уж слишком быстро читает фантастику.

Через несколько дней Коля напомнил Андрею Карловичу, что уже прочитал его книжку и хочет ее вернуть и взять другую, если тот не возражает. Андрей Карлович с радостью предложил Коле приехать к нему снова и выбрать что-нибудь еще. Коля как бы между прочим спросил, не вернулась ли от родственников мама Андрея Карловича — в этот раз он планировал задержаться у преподавателя подольше и не хотел, чтобы им помешали на самом интересном месте. Разумеется, самому Андрею Карловичу он сказал, что наоборот мечтает с ней познакомиться. К удовольствию Коли, Андрей Карлович с сожалением сказал, что пока по-прежнему живет один.

Через несколько часов после этого разговора, Коля, трепеща от возбуждения, входил в квартиру преподавателя. Не теряя времени, он применил на него Дар и просто скомандовал:

«Пошли в постель!»

Коля жадно ласкал своего препода, сосал его член, и сам трахал его в рот, лежа в позе «валетом», садился раскрытой попой ему на лицо и терся о него всей промежностью и делал другие приятные вещи, которые подсказывало ему распаленное похотью воображение. Андрей Карлович, такой большой, взрослый и сильный, был полностью в его власти, и Коля мог делать с ним что угодно.

Потом он приказал мужчине лечь на спину и, пристроившись сбоку, взял его член в руку и нежно мастурбировал, подготавливая к сношению, а сам целовал его красивое безмятежное лицо. В этот момент Коля допустил оплошность: слишком тесно приникнув к мужчине, он случайно допустил то, от чего F4D2A предостерегал его строже всего: он коснулся антеннками Андрея Карловича!

Коля не сразу понял, что произошла катастрофа. Этого нельзя было делать ни в коем случае: непосредственный контакт антенн с объектом гипноза был слишком мощен для его нервной системы, поэтому в А6—7-0 была встроена защита, немедленно выводящая жертву из состояния оцепенения. Коля помнил об этом, но именно в этот раз слишком поддался чувствам и перестал себя контролировать. Всего на мгновение, но его оказалось достаточно.

Глаза Андрея Карловича внезапно широко раскрылись, он повернул голову к лежащему рядом с ним мальчику и ошеломленно уставился на него.

— Что... что ты тут делаешь? Что происходит?! — Ошарашенный препод задал самый дурацкий вопрос из всех возможных в такой ситуации.

Он окинул себя и окружающее безумным взглядом: он лежит, совершенно голый, в разобранной постели, а рядом с ним — в чем мать родила — его студент, но самое страшное, что мальчишка держит рукой его вставший во всю мощь член! Кругом в беспорядке их одежда, явно сброшенная второпях. Что же тут произошло? И, главное, почему он ничегошеньки не помнит?!

От таких впечатлений любой мог бы свихнуться, но Андрей Карлович слишком много читал научной фантастики, и его разум был подготовлен к любым самым невероятным чудесам, хотя потрясение он испытал очень сильное.

Коля медленно осознавал масштабы произошедшей катастрофы. Но именно это, именно осознание того, что произошла катастрофа, из которой нет выхода, вдруг подстегнуло его азарт и фантазию, и он инстинктивно нашел тот единственный и правильный выход. Он вспоминал отрывочные наставления F4D2A... что-то про причуды памяти... что-то о том, что человек, очнувшийся от воздействия «дара богов», еще какое-то время подвержен гипнотическому внушению.

И не подумав выпустить член преподавателя из руки, он еще крепче стиснул вокруг него кулачок и совершенно спокойно сказал:

— Андрей Карлович, вы разве ничего не помните? Вы же сами пригласили меня к себе домой! Я думал, вы хотите дать мне почитать книжку, а вместо этого вы начали обнимать меня и целовать, и сказали, что давно влюблены в меня и очень хотите меня как девушку! Я сначала хотел убежать, но вы начали раздевать меня, а потом затащили сюда, в свою постель. Вы ничего этого не помните? Не помните, как сосали мой писюн, а потом сами начали давать мне в рот?

— Н... нет... это правда? — Ошеломленно спросил Андрей Карлович.

— А на что это еще похоже, по-вашему? Или вы думаете, это я вас раздел? Вы учили меня сосать вам хуй, и вам, наверное, стало так хорошо, что у вас случился обморок от впечатлений. А сейчас очнулись и ничего не помните?! А я так старался!

Андрей Карлович снова посмотрел на Колю, на его обиженное лицо. Коля был совершенно голенький, еще совсем мальчик, такой нежный и пухленький, и он так трогательно прижимался к нему всем телом и, главное, ни на мгновение не выпускал из руки его член. И он не просто держал его, а как бы невзначай все время тихонько двигал рукой, вверх-вниз, вверх-вниз!

Коля давно нравился Андрею Карловичу, он был способный и интересный студент, но только теперь, когда он лежал рядом с ним совершенно голый, в постели, так трогательно держась рукой за его член, Андрей Карлович понял, в каком именно качестве он ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх