Поход в клуб и все вытекающее... на бабушкин диван

Страница: 1 из 2

В своё время (а лет мне порядком) я прочёл тонны порно-зарисовок, основанных на «типа реальных событиях». Но вот в чём загвоздка: невооруженным взглядом видать, что автор явно заливает, бахвальствует своими пикап-навыками, коих на поверку и в помине нет. Я же хотел рассказть вам самую правдивую историю соблазнения девы без прикрас и купюр.

Итак, по коням.

В один очень скучный осенний вечер мы с товарищем решили проследовать в клубец. Захотелось, понимаете ли, сочных красок, шуму-гаму и ярости. Дело было в городе-герое Волгограде. Само собою, в планах было: кого-нибудь снять, либо подраться. А еще лучше: и то и другое (можно и без хлеба). Само собой разумеется, затусить лучше всего с девчонками, ну а драчку зарезервировать с пацанами.

Клуб, в который мы решили наведаться, ослеплял ярко-кислотной рекламой, неон-хуён, все дела. Фэйс-контроль и дресс-код в этом заведении были на высшем уровне, посему не каждому соискателю пиздятинки и халявного поебка улыбалось попасть в стены сего заведения.

То здесь, то там мелькали силуэты стриптизёрок, создавая соответствующую атмосферу

Барышень в тот день присутствовало в разы меньше, чем мы рассчитывали, да и те нам были не по вкусу. Здесь стоит сделать небольшое пояснение. Не по вкусу — это когда фартук нависает над бляхой ремня. Не по вкусу — это когда излишнее оволосение в мышках и паховой области. Не по вкусу — это когда из ротовой полости тянет не пойми чем.
Но кой-кто из присутствующего контингента нам подходил. Было несколько таких кралей, что с фигуркой точёной, аккуратно вылепленными чертами лица и, конечно же, доечки. Оставалось только вовремя среагировать и грамотно развести. А в этом толк, поспешу вас заверить, я знаю. Можете не беспокоиться, развалить яйца и следить за повествованием.

Итак, об чём это я? Ах, да.
За соседним столом сразу были замечены две аппетитные сосочки. Мы начали подавать им соответствующие сигналы (такие, например, как отS. O. S. — сигнал). Следует заметить, что девчонки неохотно шли на контакт, лишь дразнили своими раскрепощенными движениями и открытыми участками тела. Надо было их срочно расшевелить.
Мы парни простые — вынь да положь. Мой кореш Жека не стал заморачиваться и сказал им пару слов, после чего они незамедлительно пригласили нас к ним за столик. Спустя годы я узнал, что он произнёс всего лишь: «cим-салабим!» Вот клоун! То есть волшебник, я хотел сказать: «волшебник».

Та барышня, с которой имел возможность пообщаться мой товарищ, была повыше ростом, с белокурыми курчавыми патлами, в лосинах в обтигон, и возможно поэтому малость замкнутая. Моя же спутница ночи — в кроваво-красном платье, темно-каштановые волосы до ломпадок, ростком мне по плечо. Как я потом узнал, по национальности она — татарин. Не столько стройная, сколько дохленькая. Звали её просто — Азиза. Из черт лица могу выделить остро торчащие скулы и симпатишную мордашку.

Танцы-шманцы, пивчик и девочки — наконец-то наш отдых приобретает более осмысленные черты. Во время белых танцев я уже во всю сосался и лапал Азизу за сокровенные места. Она ненароком разбила бокал по пьяной лавочке и я, как и подобает порядочному богатенькому буратину, за неё заплатил, тем самым разрулив проблему. Присек, так сказать, на корню.
Мы долго танцевали и пили ром с колой, и когда я уже был в состоянии крепкого алкогольного подпития, моя спутница уже еле держалась на ногах. Изредка выходили посмолить, хотя сам не курю, но в таком состоянии очень уж в жилу мне курнуть сижку другую, тем более на шару.
Азиза несколько раз снимала туфли и танцевала на столе. Когда я стаскивал её со стола и обувал её крегли в туфельки-лодочки, то заметил краешком глаза вывалившуюся грудь (левую) с набухшим розовеньким соском. Я тут же взял её в рот и принялся что есть мочи сосать, как будто там имелось молочко. Интуиция меня не подвела и в рот полилось что-то вязкое и тёплое.
— А ты, как я посмотрю, мать кормящая. Ти так?
— О, ты глубоко заблуждаешься. — ответила она непринужденно. — То просто чирий прорезался. Спасибо за помощь, мой сладкий. Давно пора было гною выйти!

Меня чуть наизнанку не вывернуло и я поспешил в уборную опорожнить желудок.
— Это помещение для женщин! — появился из-под земли охранник и сообщил мне, что я попутал берега.
Я не стал сильно возражать и возмущаться, так как понимал, что пиздюляторы от секьюритей не столь сладки, как молочко из чирия.

Время в клубе подошло к концу и настало время разъезжаться кому-куда... Жека свалил домой, так и не получив взаимности от своей барышни. Мы заказали машинку в такси «Ангел-хранитель».

— Вези меня куда хочешь, мне все равно, я хочу спать... — прошептала в самую ушную раковину Азиза.
— Тогда едем ко мне. — ответил я.

Поехали мы к моей бабушке. Само собою, об этом я Азизе говорить не стал, а то ещё завыёбывается. Водитель-хачик домчал нас дьявольски быстро и даже не взял с нас платы за испачканные сиденья. В пути меня немного развезло. Проблемы с кишечником, знаете ли.

— Я, Джафар Нахрыков, со хароший чэловек пляты нэ бэру. Йдитэ с Боком, дэти мойи.
Во истину ангел, во истину хранитель!

Открывал дверь я очень аккуратно, ибо опасался пробудить мирно дремлющую старушку. За день поди умаялась, спит божий одуванчик. Как я не старался, но ключ в замочной скважине всё равно ходил ходуном, да и не с первого разу попал я в отверстие. Но хочу отметить особо, что в постели я еще тот виртуоз и попадаю куда следует с самого первого раза, без всяких там трех попыток. Так что не надо мне тут «ля-ля»!

Мы прошли в спаленку, хотя это был по сути и зала (квартира-то однокомнатная, бабушкина).

А посерёд разобранного дивана по-барски растянулась моя бабушка.

— Ты что, с мамой живёшь? — ошалела моя пассия.

— Да не ори ты так! — прорычал я шёпотом. — Это бабушка моя. Проснётся щас — получим оба! Ложись лучше с краю. Ты же спать хотела. А я у стенки лягу.

— Знаешь, как-то перехотела. Я, вообще-то, думала ты меня трахнешь. А ты меня к какой-то старухе завёз.

— Э-эй! Это бабушка моя родная. Леща тебе щас пропишу, а ну роток на замок и спать ложись.
— Не была бы я так вымотана, то неприменно бы уехала уже. Твоё счастье, что я уважаю старших.

Вот мы и улеглись. Уложил таки непокорную девицу. Разделась сама и легла в одних трусиках, повернулась к нам с бабушкой спиной и сообщила, что будет спать. Меня такая раскладка мало устраивала и я решил, что надо действовать. Аккуратно перегнулся через мирно дремлющую бабушку и отвёл полоску трусиков в сторону. Указательный палец sexytales я просунул по вторую фалангу. Затем я достал палец и облизнул, вкус был кисловато-соленый.

— Огурцы, огурцы малосоленые. — пробубнила старушка.
Я вздрогнул. Азиза отпрянула. Завесила вход в лоно трусиками.
— Чего это она? — зашептала Азиза.
— Чево-чего? Спит бабуля. Устала. Во сне бормочет. — пояснил я. — Посмотрел бы я на тебя лет в 60 после сенокоса.
— При таком раскладе не посмотришь. И вообще убери свои длинные пальцы.
Я немного скуксился. Стараюсь, понимаете тут, а она брыкается.
— Пойдем, Андрюша сотсюда. Тут клубницы нету. — опять подала голос бабби. — А что найдёшь, то не в рот, а в ведёрку суй.
Азиза уже ринулась одеваться, но я мигом переметнул через дремлющую пенсионерку и остановил мою восточную красавицу.
— Да расслабься. Не видишь, бабуля под лекарствами. Не чувствуешь, как пахнет больницей.
— Да уж, тут кишечных выхлопов столько, что хоть топор вешай.
— Да я тебя за бабушку порежу, — сказал я серьезно. — Не видишь, ей недолго осталось. Пусть хоть на исходе лет кишечник вымрямит. Сама знаешь, ночью жопа — барыня. А то всё завод, муж, и расслабиться некогда. Всё стрессы, диффузии, не продыхнёшь.
— Да ладно, я против естественности ничего не имею. У меня вон тоже в кишлаке дым коромыслом.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх