Черная ночь для Маши

Страница: 1 из 4

Цок. Цок. Цок.

Каблучки выстукивали нервный марш на мокром асфальте слабо освещенной улицы, теснимой с двух сторон обшарпанными многоэтажными домами. Редкие машины проезжали высвечивали фарами черные дыры подворотен, заставленных мусорными баками. Из распахнутых посреди улицы канализационными люков шел пар и пахло сточными водами. Несмотря на царящее вокруг убожество, было в этих трущобах какое-то странное очарование словно из фильмов ужасов или комиксов. Кажется, вот-вот из люка выползет «канализационный аллигатор», а в ночном небе на фоне Луны мелькнет силуэт человека с крыльями летучей мыши

И, по всем законам жанра, в «плохом районе» оказалась классическая жертва: нервно оглядывающаяся по сторонам молодая девушка. Длинные светлые волосы забраны в высокую прическу, открывающую изящную шею. Глубокий вырез на черном, обтягивающем платье выделял соблазнительную ложбинку меж округлых грудей. Красоту длинных ног подчеркивали модные туфли на высоких каблуках. Под стать телу и лицо — огромные серые глаза, небольшой аккуратный носик, пухлые алые губы, с которых срываются ругательства, совсем не подобающие столь красивой и элегантной девушке.

— Черт меня занес сюда, — сквозь зубы говорит Маша Игнатова, — стоило лететь через океан, чтобы оказаться в такой жопе!

Русская девушка недавно гостила в Нью-Йорке — бойфренд-бизнесмен вывез ее в США на каникулы. Избалованная мужским вниманием гламурная красавица уже настроилась на романтичные две недели шикарного отдыха, как внезапно ее спутнику понадобилось срочно вернуться в Москву по делам фирмы. Раздосадованная Маша осталась одна в Америке дожидаться скорого, как клялся бойфренд, возвращения. Весь остаток дня она убивала время по бутикам и ресторанам — богатый друг открыл ей неограниченный кредит — а потом решила прогуляться по городу. Наслаждаясь всемирно известными достопримечательностями, девушка загулялась допоздна, спохватившись только когда совсем стемнело. Решив не брать такси, Маша свернула на казавшуюся знакомой улицу, надеясь выйти к гостинице. Увы, «топографический кретинизм» сыграл с блондинкой злую шутку — пройдя несколько кварталов Маша обнаружила, что оказалась в совершенно незнакомом районе, где местные жители выглядели не столь приветливыми и улыбчивыми, как встречавшиеся ей ранее американцы. Запаниковав, Маша попыталась вернуться обратно, но заплутала еще больше, оказавшись в совершенных трущобах.

Стены вокруг покрывали разноцветные граффити с непристойными надписями и рисунками. На улице — ни души, но меж домов мелькают неоновые вывески баров и ночных клубов, откуда доносится гортанный рэперский речитатив и расползается по улице запах марихуаны. Маша поняла, что забрела в «черный» квартал и передернулась от омерзения — негров она боялась и презирала, не считая их за людей. Только сейчас русская девушка осознала, как вызывающе она одета. При мысли, что из какого-нибудь бара навстречу ей вывалится толпа обкуренных черных бандитов, Маше стало дурно. Почти бегом, она поспешила вперед, желая поскорее вырваться из этого места.

Проходя мимо небольшого магазинчика, она услышала женский смех и навстречу Маше вышли три молодые негритянки.

— Эй систаз, смотрите какая чика! Как тебя зовут, красотка?!

Сказавшая это была рослой, крепко сложенной негритянкой. Курчавые волосы заплетались в множество косичек до плеч. Кожаный жилет, без рукавов, расстегивался чуть ли не до пупа, приоткрывая круглые крепкие груди и плоский живот с кубиками пресса. Обнаженные мускулистые предплечья украшали татуировки: на правом надпись «Black power», на левом черная пантера, прыгающая через кружок с крестом — зеркало Венеры. Узкие кожаные штаны обтягивали крутые бедра, длинные ноги и упругие круглые ягодицы. Темные глаза смотрели на Машу с веселым презрением.

Вторая девушка была невысокой — на голову ниже Маши, зато коренастой и широкоплечей бандиткой, также в кожаных штанах и жилете. Голова ее была обрита под ноль, приоткрывая цветную татуировку — силуэт Африки закрашенной в черно-зелено-красные цвета. Плечи и руки покрывали такие же татуировки, как и у первой девушки. И все же она не выглядела мужеподобной — широкие бедра и большая грудь придавали грубой черной девушке определенную привлекательность.

Третья девушка — стройная, длинноногая, с более светлой кожей и тонкими чертами лица, явно несла примесь латиноамериканской крови. Из тату кроме «Black power» и зеркала Венеры с пантерой виднелась еще и роза, оплетаемая змеей, а на лодыжке красовался большой паук, ползущий вверх. Прямые черные волосы спускались до талии, зеленые глаза смотрели на Машу со смесью любопытства и пренебрежения.

— Я задала тебе вопрос, Снежинка! — угрожающим тоном повторила первая девушка.

— Маша... Мэри, — запинаясь сказала девушка.

— Разве ты не знаешь, что бывает с белыми цыпочками, забредшими в этот район?

— Я... я заблудилась, — сказала Маша, Она пыталась сохранить достоинство, но путая русские и английские слова, у нее это плохо получалось.

— Ты иностранка? — вмешалась в разговор бритоголовая негритянка.

— Да, я из России, — произнесла блондинка.

— Все русские расисты, — сказала негритянка с афрокосами, — но из их телок получаются отменные шлюхи. Мы как раз идем на одну вечеринку, где нужны такие.

— Нет, — Маша еще пыталась говорить твердо, — оставьте меня в покое!

— Ты выбрала не тот тон, Белоснежка! — Маша дернулась, когда сильные черные пальцы сдавили ее хрупкое горло. — Будешь хорошей девочкой — может и доживешь до утра. Будешь хорошей?

В свободной руке черной девушки, что-то щелкнуло и Маша, скосив взгляд, увидела, как блеснуло лезвие ножа. Закатив глаза от ужаса, она быстро закивала головой в знак согласия. Негритянка убрала руку с ее горла и, обхватив девушку за плечи, резко развернула спиной к себе. Заставив Машу наклониться, негритянка задрала подол ее платья, демонстрируя всем круглую попку, обтянутую кружевными черными трусиками.

— Любой белый, что заходит сюда, должен понимать, что здесь никто и цента не даст за его драгоценную задницу, — черная пятерня с громким шлепком опустилась на ягодицу.

— Ой! — вскрикнула Маша.

— Заткнись! — новый, еще более сильный шлепок ожег ее задницу, — трусливая сучка!

Маше и вправду было страшно, как никогда в жизни: ноги подкашивались, губы тряслись, на глаза навернулись крупные слезы.

— Пожалуйстааа, — всхлипнула она, — пожалуйста, отпустите. Что я вам сделала?

— Хватит скулить, — очередной шлепок, — я вижу тебя насквозь, слабая белая неженка! Такие как ты много думают о себе, пока сестры не ставят их на место. Мы Черные Пантеры, дикие кошки Гарлема, охотницы на белых мышек.

Говоря все это, негритянка не переставала щупать ягодицы и бедра Маши, периодически награждая ее увесистыми шлепками.

— Ляжки раздвинь, — скомандовала черная девушка и, когда Маша подчинилась, похлопала ее между ног, — послушная сучка.

Ее пальцы по-хозяйски мяли пухлый холмик, теребя нежные складочки через ткань кружевных трусиков. У негритянки явно был опыт таких ласк — Маша почувствовала, как несмотря на испуг, между ног у нее стало мокро.

— Я же говорила, что ты шлюшка, — хохотнула негритянка, отгибая полоску мокрых трусиков, преграждающих путь к нежной щелочке.

— Оооо, — простонала Маша, когда сразу два пальца вошли в хлюпающую от влаги дырку,. Она слышала позади смешки черных девушек, наблюдавших как пленница шире расставляет ноги, подмахивая двигавшимся в ней пальцам. Маша уже была готовы кончить, когда вдруг негритянка вытащила руку.

— Хватит пока, — усмехнулась она, небрежно вытерев пальцы о платье Маши. Та не успела, расстроено вздохнуть, как позади послышался знакомый щелчок и холодное лезвие кольнуло ее с внутренней стороны ее бедра. Возбуждение мигом исчезло, сменившись новой волной страха, ноги Маши затряслись и по ее бедру побежала теплая струйка.

— Белая ссыкуха, — рассмеялась негритянка. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх