Черная ночь для Маши

Страница: 2 из 4

Маша, плача от страха и унижения, дрожала всем телом, пока сталь касалась ее кожи, разрезая платье. Негритянка умела обращаться с холодным оружием — лезвие, даже не поцарапав ее, быстро превратило дорогое платье в груду изрезанной материи на асфальте. Маша стояла в мокрых трусиках и лифчике. Стройные ноги тряслись от страха так, что Маша думала, что вот-вот они подкосятся и она упадет на грязный тротуар.

— Джоди, мы опаздываем, — подала голос третья девушка, — успеешь еще наиграться.

— Я помню, Рамона, — кивнула девушка с афрокосами, — ну что, блонди, пойдем?

Она ухватила за руку полуголую Машу и подтащила ее к большой черной машине стоявшей на другой стороне улицы. Испуганная девушка не пыталась сопротивляться. Бритоголовая негритянка распахнула багажник и с издевательской вежливостью сказала.

— Карета подана, Синдирелла! Полезай!

— Делай, что говорит Латиша, — Джоди кольнула Машу в бок и та, вздрогнув, полезла внутрь. Задавая ей ускорение, Джоди шлепнула ее по заднице. Рамона тем временем достала из машины рулон клейкой ленты. Отрезав несколько кусков, негритянки залепили Маше рот и связали по рукам и ногам.

— Поскучай немного, рашенз, — рассмеялась негритянка и крышка багажника захлопнулась, погрузив Машу в темноту. Снаружи послышались шаги, потом хлопнула дверь и заурчал заводимый мотор. Спустя несколько мгновений машина тронулась с места.

Маша не знала сколько времени и где она ехала — машина то увеличивала, то замедляла скорость, постоянно куда-то сворачивала, так что девушка то и дело ударялась о стенки багажника. К счастью, они были обиты чем-то мягким, так что она сильно не ушиблась. Похоже, она была не первой такой пленницей — об этом говорил пропитавший багажник запах пота и мочи. Маша уже испугалась, что она задохнется тут, когда машина, наконец, остановилась. Девушка услышала, как открылась дверь, послышались оживленные голоса и дверца багажника распахнулась. Над съежившейся пленницей появилось улыбающееся лицо Джоди. Завидев нож в руках черной девушки, Маша замычала, мотая головой и стараясь отодвинуться в сторону.

— Да не трусь ты так, — усмехнулась негритянка, — хотела бы зарезать — сделала бы еще там, в переулке. Не дергайся — сама же поранишься.

Она ловко разрезала ленту, стягивавшую запястья и лодыжки девушки, потом ухватила ее за волосы и слегка дернула на себя.

— Вылезай, блонди, — усмехнулась она, — пойдем, познакомишься с Мами.

Машина стояла в узком и проулке, справа и слева окруженном высокими домами. Слева была большая железная дверь, в которую и постучала Джоди.

— Сюда только по приглашению, — послышался с той стороны ленивый голос.

— Синди, открывай, — рассмеялась негритянка, — это Джоди, а со мной Рамона и Латиша. Мы привели подарок для Мами.

На двери лязгнула железная заслонка и в небольшом окошечке появилась черная физиономия. Завидев дрожащую Машу, толстые губы расплылись в похотливой улыбке.

— Милая цыпочка. Погоди, я сейчас.

Заслонка с шумом захлопнулась, послышался скрежет замка и дверь вдруг распахнулась. В дверном проеме стояла высокая черная женщина, при виде которой Маша невольно попятилась назад. Широкие плечи, мускулистые руки и ноги покрывали татуировки: оскаленные черепа, змеи, ножи и уже знакомый Маше символ — пантера прыгающая через «зеркало Венеры». Еще одна тату — египетский анкх, красовалась меж больших круглых грудей. Одна сторона головы была наголо выбрита, с другой половины головы свисали африканские косы. Из одежды на негритянке был только кожаный топик и кожаные же шорты, обтягивающие длинные ноги и круглый зад. К широкому ремню крепилась кобура с пистолетом. Несколько верхних пуговиц шорт было небрежно расстегнуто, приоткрывая бритый черный лобок.

— Опаздываешь, Джоди, — недовольно произнесла черная великанша.

— Мы тебя от чего-то отвлекли? — рассмеялась черная девушка и толкнула Машу в спину, — давай проходи.

Охранница посторонилась, пропуская четырех девушек, после чего захлопнула дверь. Внутри оказалась небольшая уютная комнатка, на стенах которой виднелось несколько экранов наблюдения. Небольшой столик украшала пара стаканов, бутылка вина и тарелка с засахаренными фруктами. Рядом стоял небольшой диван, на котором, болтая голыми ногами, лежала белая девушка с двумя забавными хвостиками светлых волос. Полные груди вываливались из маленького лифчика, школьная клетчатая юбочка задралась, обнажая розовые трусики с рисунком плюшевого мишки. Кукольное личико, покрывал вульгарный макияж, пухлые, напомаженные губы старательно обсасывали большой леденец. Из-под длинных, покрытых тушью, ресниц девушка посылала зазывные взгляды вошедшим негритянкам. Машу же она, казалось, вовсе не заметила. Шлюшка была довольно юна, но все же явно старше, чем старалась выглядеть.

— Любишь белых школьниц? — усмехнулась Латиша, подмигнув девушке.

— Мами прислала, чтобы мне не было скучно, — ответила Синди, опускаясь на скрипнувший под ее тяжестью стул, — эй, Энни бросай эту гадость. У меня есть кое-что получше для твоего ротика.

Она вжикнула молнией, расстегивая шорты. Глаза Энни похотливо заблестели — на глазах у обалдевшей Маши, она скатилась с дивана и на четвереньках подбежала к черной великанше. Та широко расставила ноги и приспустила шорты, выставляя напоказ истекающую влагой пизду. Сильные руки ухватили Энни за оба хвостика и впечатали ее лицо между мощных бедер. рассказы о сексе Послышались причмокивающие звуки — «школьница» энергично сосала и облизывала, заискивающе поглядывая на Синди большими голубыми глазами. Черная охранница, потянувшись всем телом, забросила ноги на спину Энни, скрестив их на спине белой девушки. Маленькая шлюшка, казалось, полностью утонула в мускулистой черной плоти — снаружи торчали только ритмично дергающиеся светлые хвостики, да на полу виднелись босые пятки, подпирающие упругую попку в трусиках с мишкой. На розовой ткани медленно расплывалось мокрое пятно — вылизывая Синди, Энни кончала на месте.

— Пойдем, — Джоди дернула за руку Машу, — ты еще много тут такого увидишь.

— И не только увидишь, — рассмеялась Рамона, звонко шлепнув Машу по многострадальной заднице. Ойкнув, белая девушка прянула вперед, выскакивая за шелковую черную портьеру. За ней открылся ярко освещенный большой зал, выполненный в африканском интерьере: резные маски, изящные фигурки из черного дерева, львиные шкуры и пальмы в больших кадках. На стенах красовались большие картины изображавшие разные сцены из жизни Черного Континента. Высокие и мускулистые черные женщины, с копьями и луками, осаждали колониальные форты, ломая сопротивление белых защитников. На других картинах эти женщины смотрели на проходящие мимо них закованные в цепи колонны белых рабов, ростом едва достающих до груди черным амазонкам. Еще одна картина изображала белых мужчин и женщин склонивших колени перед восседающей на золотом троне богиней — обнаженной черной женщине с головой пантеры, окруженной гвардией из полуобнаженных амазонок с длинными копьями.

Вдоль стен и у массивных колонн, стояли широкие столики и диваны, на которых, оживленно болтая, сидели черные женщины и девушки от восемнадцати до сорока лет. Мускулистые, подтянутые, с афрокосами, выпрямленными волосами или бритые наголо, одетые в кожаные безрукавки, шорты или миниюбки, подчеркивающие тренированные, прокачанные тела, покрытые уже знакомыми Маше татуировками. Рядом с черными девушками сидели белые — молодые красотки модельного вида. Из одежды на них были только полупрозрачные блузки без лифчиков и короткие миниюбки, под которые то и дело проникали настойчивые черные пальцы. Шеи «Белоснежек» охватывали металлические ошейники, с крепящимися к ним золотыми или серебряными цепочками. Несмотря на это неудобство, белые девушки выглядели вполне довольными жизнью, застенчиво хихикая, пока афроамериканки лапали их груди и ляжки. Все эти девушки — брюнетки, блондинки,...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх