Черная ночь для Маши

Страница: 3 из 4

рыжие, маленькие и высокие, с одинаковым выражением смотрели на черных девушек — со смесью вожделения и обожания. Каждое их движение, каждый взгляд, звук были преисполнены одновременно раболепия, эротизма и животной похоти.

— Будете пить что-нибудь? — послышался сбоку нежный голосок и, обернувшись, Маша увидела рядом молоденькую рыжую девушку, с синими глазами и молочно-белой, чуть ли не прозрачной кожей. Из одежды на ней был только большой черный фартук, держащийся на пояске, пропущенным меж округлых грудей с задорно торчащими розовыми сосками. Перед собой девушка держала поднос, уставленный бокалами с разными напитками.

— У тебя есть «Стимулятор»? — спросила Джоди

— Конечно! — кивнула девушка, кивая на стакан с темно-зеленой жидкостью, — вот он!

— Очень хорошо, — кивнула негритянка и, взяв с подноса стакан, поднесла его к губам Маши, — пей!

— Я не хочу, — помотала головой девушка, отстраняясь от резко пахнущего напитка.

— Пей, я сказала, — сильная рука обхватила затылок девушки и той ничего не оставалось, кроме как выпить все до дна. В голове у нее зашумело, по телу разлилась сладкая истома, зудящим, ноющим комом собравшаяся внизу живота. Странное облегчение охватило ее — испуг, растерянность, непонимание всего происходящего вдруг куда-то улетучилось, сменившись нарастающим вожделением. Маше вдруг отчаянно захотелось оказаться рядом с остальными белыми девушками, поклоняющимся их черным хозяйкам.

— Хотите еще что-нибудь? — кокетливо спросила официантка. Латиша хмыкнула и неожиданно задрала подол официантке. Глаза Маши полезли на лоб — меж округлых женских бедер, торчал небольшой, но судя по всему, вполне работоспособный обрезанный член, с округленной розовой головкой.

— Как тебя зовут, крошка? — пальцы Латиши сжали нежный орган.

— Марк, но для вас Мэри, — ответил ничуть не смутившийся транс.

— Слышишь, Мэри, — повернулась Латиша к Маше, — совсем как тебя. Ты тут с женой?

— Да! — гордо сказала «Мэри», — с Саманты ест Мами.

Он показал глазами куда-то перед собой и Маша, проследив за его взглядом, увидела большой стол, уставленный напитками и разными закусками. Большая часть их была аккуратно расставлена на возлежащей на столе голой девушке. Рыжевато-каштановые волосы рассыпались по белой скатерти, придавленные разными блюдами. Полные груди венчали горки черной икры, сквозь которые проглядывали розовые соски, на бритой промежности возвышалась пирамидка заварного крема.

Вокруг «живого столика» поедая деликатесы и оживленно переговаривались друг с другом, сидели негритянки — стройные длинноногие газели, с бархатно-черной кожей. Не в пример остальным, эти были одеты в элегантные вечерние платья — с глубоким декольте и разрезами вдоль бедер до щиколоток. Рядом с ними на полу сидели белые девушки — как на подбор светловолосые голубоглазые блондинки с ангельскими личиками и соблазнительными округлыми формами. Одежды на них не было вовсе если не считать кожаных ошейников и золотых цепочек с браслетами. Но их, похоже, вовсе не тяготило такое положение — они так же болтали и перешучивались между собой, как негритянки кормившие белых девушек с рук разными лакомствами.

Многие лица как черных девушек за столом, так белых на полу были знакомы Маше — по страницам глянцевых журналов, рекламным постерам, по фильмам и музыкальным клипам. Голова ее закружилась при мысли том, какая элитарная публика ее окружает — ей самой, ее друзьям и любовникам, можно было только мечтать попасть в такую компанию.

Во главе стола у самой стены возвышался золотой трон, с подлокотниками в виде голов львов. На троне, снисходительно смотря на веселившихся девушек, восседала черная женщина лет тридцати пяти. Ее Маша, конечно же, сразу узнала — и это узнавание отозвалось приятной, сладкой тяжестью в паху. Сотни, если не тысячи раз, с обложек или экранов видела она эти высокие скулы, полные, красиво очерченные губы и огромные темные глаза, завораживающие своим магическим блеском. Идеальное лицо нубийской королевы, богини древней Африки. На ней было полупрозрачное платье, с многочисленными разрезами, скорей подчеркивающими, чем скрывающими упругие полные груди, округлые бедра и длинные ноги, обутые в элегантные черные сапоги. Во всем это совершенном черном теле, казалось, не было ни единого изъяна.

По левую руку от нее сидела, сложив руки на коленях, молодая, ослепительно красивая блондинка — совершенно голая, как и все остальные девушки в этом зале. Маша ее тоже узнала — с полгода назад все таблоиды на все лады перемывали кости молодой актрисе, вышедшей замуж за стареющую звезду голливудских блокбастеров, вызвав тем самым лютую ненависть его многочисленных поклонниц. Чьей поклонницей являлась сама блондинка, было ясно из того, с каким щенячьим взором она смотрела на черную женщину на троне, лениво перебирающей светлые волосы.

Черные магнетические глаза остановились на Маше и та внезапно поняла, что стоит раскрыв рот и глазеет на эту великолепную женщину. Ей стало стыдно — девушка вдруг поняла, что стоит в одном лифчике и все еще мокрых трусиках, что от нее воняет мочой и потом, что она растрепанна и вообще неухожена. И при всем при этом она буквально сгорает от вожделения, с трудом удерживаясь от того, чтобы не запустить руки в изнывающую от желания мокрую пизду.

Черная королева, похоже, поняла ее мысли и мелодично рассмеявшись.

— Кошки Гарлема поймали новую мышку, — она очаровательно улыбнулась Маше и от этой улыбке та чуть не кончила на месте, — как тебя зовут, дитя?

— Маша, то есть Мэри, мисс...

— Мами, — мягко прервала ее черная королева, — называй меня Мами. Мы все тут одна большая семья, где царит гармония и любовь.

— Как скажите, Мами.

— Такая милашка, — королева улыбнулась, — а ходишь в мокрых трусиках. Тебя так сильно напугали мои кошки или ты просто рада видеть меня?

Смех раздался со всех сторон — черные девушки в голос, белые тихо хихикали. Маша покраснела от стыда и смущения, что еще больше рассмешило Мами. Она повела бровью и Джоди, проворно расстегнула на спине девушки лифчик, Латиша, присев, спустила с нее трусики, заставив Машу переступить через них. Вскоре девушка стояла перед ними абсолютно голая, смущенно прикрываясь руками.

— А вот это лишнее, — рассмеялась Мами, — дай всем полюбоваться на твою кису.

Маша покорно убрала руки.

— Вот так намного лучше, — Мами перевела взгляд на «Кошек», — отличный трофей, девочки! За это вам положена награда! Майли, Скарлетт, Джесси! Этой ночью вы, негодные шлюшки, будете ублажать этих юных леди.

Маша широко распахнутыми глазами смотрела, как три знаменитости, покорно сползли на пол и, выпятив голые задницы, подползли к трем «Пантерам» Гарлема.

— Ваши белые шлюхи в полном вашем распоряжении, — пропели они, заискивающе поглядывая вверх. У «Кошек» на лицах одновременно появилась довольная улыбка.

— Лижи сука, — Джоди выставила сапог и одна из девушек — блондинка с короткой стрижкой принялась энергично вылизывать его. Ее примеру последовали и остальные белые красотки — иконы стиля, кино, музыки.

— У нас нет вип-персон, — ответила Мами на невысказанный вопрос Маши, — и нет иных авторитетов, кроме авторитета Расы. Черные женщины правят, белые подчиняются — такой закон нашей Семьи и иных законов у нее нет. Белая знаменитость, всемирно известная звезда встанет на колени перед бандиткой из гетто, а черная модель или актриса может побаловать себя язычком белой шлюшки из провинции, — черная королева соблазнительно улыбнулась Маше, — это дает шанс и тебе, крошка!

Русская девушка застенчиво улыбнулась в ответ, чувствуя как сладкое томление внизу живота становится совсем невыносимым. Она перевела взгляд на белую девушку сидевшую рядом с Мами — та смотрела на Машу с откровенной ненавистью, закусив нижнюю губу. Мами тоже заметила это и заливисто рассмеялась.

— Шлюшка ревнует! — она взъерошила волосы блондинки, — ты решила,...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх