Охота на охоту

Страница: 1 из 2

Учеными ещё не доказано, но я уверен, что в ДНК любой мужской особи рода человеческого — есть ген добытчика-охотника. Я не беру в расчет всякого рода Пи... , будем толерантны и назовем их, «Представителями ЛГБТ сообщества», у которых Х-хромосома не пропечаталась и стала похожа на «Y». Что делать... На «Ундервуде» Господа Бога тоже западают буквы.)))

Так вот, даже меня, человека сугубо мирного и гражданского. (В армии я почти не служил, через месяц после присяги слёг с аппендицитом, и был комиссован). Этот ген заставил купить в магазине новую «Сайгу-12 кс 030». И раз в полгода вытаскивает на охоту.

В конце августа мы с друзьями поехали на озера за уткой. В это время молодняк встаёт на крыло. Поэтому бить птицу можно с подхода. И погода прелесть, было еще очень тепло, даже жарко.

Ездим мы обычно втроем:

— Наш идейный вдохновитель Леша Гармошкин, он значительно старше ему уже сорок три. Познакомился я с ним на первой своей работе после армии перед институтом. Так и дружим уже почти 8 лет.

— Макс Алтухов — мой однокашник сын охотоведа. Крепкий парень в этом году разменявший четверть века.

— Вячеслав Евдокимов — скромный автор этих строк. Раздобревший за последние насколько лет на сидячей работе. Двадцатишестилетний холостяк, умудренный опытом, но не сединами.

Увы и ах. На охоту мы, конечно же, ходим с палатками, с водкой, с гитарой, и без женщин. В этом — нет никакого секрета. Это — традиция.

Вот только выпиваем мы уже после охоты — это не противоречит закону. Когда жарится закуска на вертеле, блики огня пляшут на пологах палаток и деревьях. У костра сидят здоровые мужики рассказывают байки и анекдоты. Уставший за день организм расслабляется под действием алкоголя. И наступает момент единения с природой, с духами предков, с космосом. Вокруг нет ни кого, только ты и бездонное звёздное небо над головой.

Так случалось много лет подряд, так должно было случиться и в этот раз, но...

Я вышел на берег «Графского» озера, Макс шел метрах в пятидесяти правее, Лёшка столько же левее. Закрякали манки. Я присел в камышах, раздвинул стебли, передо мной проплывала самка с выводком, дальше от берега барражировали три селезня. Вскинул ствол, прицелился, плавно нажал на спуск. Грохнул выстрел, ближний ко мне самец так и остался лежать на водной глади, два других захлопали крыльями по воде, и пошли на взлёт. Второго я снял в момент его отрыва от воды.

Слева грохнул еще один выстрел, попала ли дробь в утку я так и не понял, но с того берега раздался громкий женский крик и хруст ломаемых веток. Кто-то бежал по камышам.

— Твою мать! Прекратить огонь! — Заорал я, выхватил ракетницу, запустил красный сигнал (всем в зоне видимости прекратить огонь).

Крик затих, зато заговорил «Кенвуд» в кармане жилета:

— Слава, Максим, я, кажись, в кого-то попал, Прием.

— Я слышал. — Откликнулся Макс. — Прием.

Я перекинул взгляд с берега на воду и увидел 3-го селезня, подранок барахтался на середине озера. Вскинул ружьё, но не стал стрелять.

— Макс, топай к месту, откуда кричали, Лёша у меня на номере заберешь ствол и догоняй Макса. Я поплыл за птицей. И сразу на тот берег. Приём.

— Понял! Приём! — Дважды прохрипела рация.

Я снял одежду, оставшись в плавках, одел на шею сумку-непромокайку, вынул из разгрузки ИПП, и рацию, сунул в сумку и полез в воду.

Двух мертвых птиц, я сунул в сумку, подплыл к третьей, свернул ей голову, и тоже убрал в сумку, а потом поплыл к берегу.

В зарослях камыша и осоки я увидел промежуток, с выкопанными в земле ступенями. Выбрался на берег, огляделся.

Неподалёку от берега стояли две палатка, и «Сандэра степвэй». Рядом горел костер, лежало покрывало. Все говорило, о том, что здесь недавно были люди, и уходили они... Они убегали.

— Эй! Люди! Ау-у-у-у!!! — закричал я. И медленно обошел стоянку. Крови видно не было. Достал из сумки рацию.

— Не попал ты Лёша, — сказал я. — Приём.

— Уверен? Прием.

— Почти на 100%. Крови нет. Приём.

— Уже радует. — Из динамика раздался облегчённый выдох. — Приём.

Я направился от берега к лесу. И вскоре увидел окоп времен войны, в котором сидели, прижавшись, друг к другу, три молодых девушки.

— Привет красавицы! — Попробовал я начать диалог. — Что так дрожите?

В ответ тишина, и только три пары глаз не моргая, глядят на меня.

— Девчо-о-о-нки! — Снова обратился к ним!

Дальше случилось что-то непонятное для меня. Одна из них резко прыгнула на меня, схватила за руку и свалила на дно окопа. Я упал сверху на неё и её подруг.

— Ложись там стреляют. — Прошептали мне на ухо.

— Ага, я знаю и могу сказать кто. — Попытался встать.

— И кто?

— Я...

В этот момент зашумел «кенвуд»:

— Славик, ты где? Приём.

— В окопе, метров 25 на северо-запад. Приём.

— Вы кто? — спросила меня полноватая брюнетка лет 20 на вид.

— Террористы, бля! — Сказал я, вырывая свою руку из её потных ладоней. — Вы здесь что делаете? Это территория государственного охотхозяйства. Открытие охоты на уток. Оцепление везде.

— Мы здесь от-т-т-тдыхали, позагорать р-р-реш... решили. — Заикаясь и запинаясь, слала объяснять рыжая девушка с красивой большой грудью и удивительно болей кожей.

— Она пошла купаться, а там стали стрелять, прямо в неё. — Сказала брюнетка.

— Д-да! Д-д-даже пули мимо пролет-т-тели. И мы п-поб... побежали в лес.

Тут из кустов появились мои друзья. С оружием наперевес выглядели ни весьма угрожающе.

— Отбой парни. Не пугайте девчонок они и так натерпелись. — Я полез из окопа. Потом помог выбраться дамам.

— Что случилось? — спросил Лёха.

— Охранение накосячило. Не уследили, вот девочки приехали позагорать. — Сказал я. — надо желтую ракету дать.

— Пойдем к берегу. — Макс приобнял рыжую, и отправился туда, откуда пришел.

За ними отправились и все остальные.

Лёша поменял частоту на рации на общий канал и сделал громче. В эфире был срач. Кто-то матерился, отдавая непонятные приказы. Кто-то кричал что у него лицензия и он не для того сюда приехал чтобы ему не дали стрелять.

Я перекрутил желтый сигнал, Поднял вверх реку с ракетницей, бахнул выстрел. Девушки завизжали и попадали с ног на землю.

В эфире раздался голос: «Квадрат Б; 7 вижу «желтую» ракету»

— Я «Гармонь», я «Гармонь». Всем-всем. В квадрате Б; 7 обнаружили трёх гражданских. Прием. — Сказал Лёшка.

— Я «Протока», «Гармонь» как принимаешь? Приём.

— Принимаю чисто. «Протока» приём!

«Зачем спрашивал? У них там армейская рация чуть ли не «Северок», его на луне слышно. Этикет бля». — Подумал я.

— Дай точные координаты «Гармонь». Прием. — Лёха передал.

Все мы как-то за это время собрались у догорающего костра.

— Предлагаю познакомиться, я Макс, это Слава и Алексей Анатольевич. — Взял на себя роль дипломата мой однокашник.

Рыжая девица обвела нас внимательным взглядом. Пристально посмотрела на меня. рассказы эротика И сказала:

— Ждешь... Не скажу... Я Ольга, это моя сестра Таня, и её подруга и однокурсница Ингретта.

— При"вет, можно просто Инга. — Объявила Блондинка с загаром цвета кофе с молоком, миниатюрная, с чуть детским выражением лица. Протягивая мне руку для поцелуя.

Такого никто не ожидал, даже я. Пришлось целовать.

— Мадам, а откуда такой интересный акцент? — спросил Леха, и сам ответил — не Приднестровская ли республика?

— Уга"дал. — Заявила Ингретта.

— Оля, а что вы нам не скажете? — Задал я вопрос.

— Что мне приятно. Натерпелась.

Далее разговор перешел, в русло обычного трёпа на общие темы, из которого нам стало известно что: Оля старшая сестра Тани закончила в прошлом году институт менеджмента и рекламы, и сейчас в первом в своей жизни отпуске. Таня и Инга учатся на отделении социальной ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх