Попечитель

Страница: 5 из 7

такое же удовольствие! Мое единственное желание теперь — это вы!

Видя, что мой любовник лукаво смотрит на меня, явно не веря, я уверенно уложил его на спину, и мужчина распластался на постели. Теперь настал его черед испытывать блаженство. Невыразимая благодарность, которую я испытывал к нему, придала мне необходимые силы, и вскоре Николай Вениаминович начал сладко постанывать и извиваться в постели, вкушая мою ласку.

Его орган в напряженном состоянии был столь велик, что едва помещался у меня во рту. Я нежно сосал и облизывал его головку, потом принимался водить языком по всему стволу члена, постепенно спускаясь к крупным яичкам, которые я по-очереди осторожно окунал в рот и сладко катал языком. Чувствуя, что я очень стараюсь, Николай Вениаминович гладил меня по голове и шептал:

— Боже, как хорошо! Аркаша, как я люблю тебя! Соси, соси, мой малыш!

И я сосал... Громадный, источающий любовную влагу, орган Николая Вениаминовича был сладковат на вкус и после приторно-кислой елды Роберта Карловича показался мне необыкновенно вкусным. Я с чмоканьем облизывал его, рукой двигая тонкую нежную кожицу, которая едва прикрывала огромную, похожую на шляпку гриба головку. Из нее непрерывно сочилась жгучая клейкая жидкость, которую я самозабвенно глотал. Когда я щекотал яички Николая Вениаминовича языком, его член сам собой судорожно дергался, роняя капли этой жидкости ему на живот, откуда я их потом с удовольствием слизывал.

Облизав у Николая Вениаминовича все, чтобы было можно, я попросил его слегка приподнять ноги и, едва он сделал это, раздвинул руками его мускулистые ягодицы и принялся самозабвенно увлажнять языком и щекотать его анальное отверстие. Роберт Карлович, обучивший меня этой непотребной ласке, неизменно требовал ее каждую ночь, но лишь сейчас, наедине с милым Николаем Вениаминовичем, я исполнял ее с искренней охотой и желанием. Мужчина глухо томно застонал, испытывая наслаждение, доступное лишь немногим, и задрожал всем телом.

Приласкав мужчину таким откровенным способом, я снова лег немного сбоку от него, перегнувшись через его бедро и направляя его член себе в рот, при этом Николай Вениаминович наслаждался моими ягодицами, страстно щупая их и щекоча пальцами мою промежность. Потом он и вовсе всунул палец мне в зад и начал мерно шевелить им, пока я сосал его член. Теперь эта ласка была мне очень приятна, и я сам вертел задом, старательно подставляя его так, чтобы палец входил в него как можно глубже.

Я снова начал сильно возбуждаться, мой собственный член опять восстал, роняя липкие капельки на постель. Насасывая у Николая Вениаминовича и изнывая от его пальца в попе, я принялся потихоньку мастурбировать. При этом я глухо стонал от удовольствия, причем стоны более походили на мычание, так как мой рот был плотно наполнен членом Николая Вениаминовича.

Я уже был полон твердой уверенности подарить Николаю Вениаминовичу именно то, зачем он сюда пришел, поэтому, доведя его до вершины экстаза, вынул его разбухший орган изо рта и, напоследок облизав яйца, игриво повилял попкой и сказал:

— Николай Вениаминович, не желаете ли теперь отведать самого большого удовольствия, какое я могу подарить вам?

— Аркаша, мой милый птенчик! — лицо мужчины засияло. — Конечно же я очень этого хочу, если ты позволишь мне столь великую радость.

— Разумеется, позволю! И не один раз...

Рассчитывая, что Николай Вениаминович овладеет мной сзади, как это делал Роберт Карлович, я покорно встал в кровати на четвереньки, старательно прогнувшись в пояснице и повыше оттопырив попку. Именно в такой позе обычно вступал со мной в соитие старый попечитель.

Оправдывая мои представления, Николай Вениаминович в нетерпении приник ко мне сзади, обнял руками меня за попу и начал осыпать мои ягодицы сочными поцелуями, тереться о всю мою задницу лицом, мурлыча ласковые слова. Потом он слегка раздвинул половинки моего зада и сладко провел между ними языком. Я снова ощутил электрическое воздействие от этой ласки, вздрогнув всем телом от неизведанных ранее ощущений.

Николай Вениаминович, видя, что мне нравится эта новая игра, продолжил лизать меня между ягодиц, все шире раздвигая их в стороны. У меня заколотилось сердце в предвкушении самой томительной ласки: и точно, я задергался всем телом, ощущая, как в мою попу медленно проникает язык мужчины. Я громко застонал от неизбывного наслаждения. Так вот, оказывается, какое удовольствие получает мужчина от такой ласки! Это было похоже на проникновение елды, но не такое глубокое и вместе с тем гораздо более нежное, лишенное обычной этому делу грубости.

Николай Вениаминович по-прежнему крепко держал мою попу обеими руками, но теперь она была насажена на его язык, который медленно проникал в самую теснину.

Наласкавшись меня вволю подобным непотребным образом, Николай Вениаминович, однако пожелал вступить в соитие в несколько иной позе.

Он попросил меня лечь на спину, подстелив под ягодицы подушку, так чтобы попа немного приподнялась над постелью, и пошире раздвинуть ноги, согнув их в коленях. Я еще ни разу не совокуплялся в подобной позе, поэтому Николай Вениаминович помог мне правильно принять ее. Он устроился меж моих ног, и я удобно обхватил его ими. Его член был устремлен точно в мое отверстие, в котором только что с такой сладостью побывал его язык. Смазав головку слюной, Николай Вениаминович навис надо мной и, взяв член в руку, начал очень медленно и осторожно вводить...

Я во все глаза смотрел на его лицо, светившееся острым наслаждением. После регулярных вторжений Роберта Карловича моя дырочка была уже порядком расширена, поэтому Николай Вениаминович очень легко вошел в меня, не испытав никаких трудностей от этого. Я только один раз тихо охнул, когда его член скользнул в мое отверстие, и тут же мы стали единым целым. Слегка сжимая попку, я ощущал всю огромность введенного в нее органа, который подрагивал и пульсировал, словно живой.

— О-о-о... — простонал Николай Вениаминович. — Наслаждение поистине божественное!

— Сладко ли вам? — зашептал я, испытывая большой экстаз от ощущения сильного, крупного мужчины в себе. Я опустил руки вдоль тела и положил их на согнутые бедра Николая Вениаминовича, ощутив, как они дрожат от напряжения.

— Сладко, неописуемо сладко! Спасибо тебе, любимый, что позволил мне вкусить эту сладость.

— Боже, какой он у тебя огромный!

— Почувствуй его в себе... Ощути его целиком. Прими меня всего.

Николай Вениаминович продолжал осторожно надавливать, медленно погружаясь в меня до конца. Наконец, он был полностью во мне. Я перевел дыхание, испытывая упоительное распирание и шевеление мужской плоти. Я столько раз уже претерпевал подобные ощущения, но только сейчас — с любимым человеком — они зазвучали иными, совершенно новыми красками. Мужчина осторожно лег на меня, словно на женщину, всем телом, я обхватил его ногами, скрестив их на его пояснице, руками я обнимал его широкие плечи, гладил спину, опускаясь до самого низа, щупал его ягодицы. Обняв меня и целуя мое лицо и губы, Николай Вениаминович начал совершать сильные, глубокие толчки.

Наслаждение было неописуемым! Едва дыша, я испытывал тугие и сильные погружения елды Николая Вениаминовича в самую глубину моего тела. Его член, словно огромный жирный червь мерно скользил в моем широко раскрытом отверстии, погружаясь так глубоко, что у меня захватывало дух. Раньше я и представить не мог, что сношение с мужчиной может быть таким приятным, и узнал это только сейчас, благодаря Николаю Вениаминовичу.

Мужчина неутомимо прижимался ко мне всем телом, с силой вталкивая в меня член как можно глубже, я же изо всех сил сжимал ноги, притягивая моего любовника к себе. Старая кровать раскачивалась и громко скрипела в такт нашему неторопливому совокуплению.

Так прошло несколько совершенно упоительных минут, и вдруг Николай Вениаминович подался назад, встал с меня и медленно-медленно вынул из меня свой орган целиком....  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх