Попечитель

Страница: 7 из 7

краснеть. Роберт Карлович заметил эти взгляды и мое смущение и ободряюще похлопал меня по плечу.

— Не бойся, Аркаша, Амвросий очень любит столичных мальчиков, и не обидит тебя. Будь с ним так же нежен, как и со мной.

После охоты состоялся ужин. Быстро вечерело. Амосов сказал, что распорядился затопить баньку, и предложил нам с Робертом Карловичем смыть тяготы прошедшего дня. Роберт Карлович распорядился, чтобы я шел первым. Роберт Карлович любил париться вместе со мной, и я уже знал, что последует за этим...

В бане было очень жарко и парко, и я быстро сомлел. Я ожидал появления Роберта Карловича в любую минуту, и, когда скрипнула низенькая дверца, уже мысленно был готов неутомимо утолять его похоть.

Каково же было мое удивление, когда вместо Роберта Карловича в баню вошел Амвросий Сигизмундович. Он был совершенно голый, и его громадное тучное тело все было покрыто крупными бисеринами пота. Его невероятных размеров елда торчала во всю мощь, и даже большущий волосатый живот не мог скрыть ее величины и силы. Глядя на меня мутными от вожделения глазами, он подошел ко мне, молча притянул меня к себе и наклонил, тут же, без всяких слов, всовывая елду мне в рот. Он держал меня очень крепко, и я покорно начал сосать, решив про себя, что если буду делать это хорошо, купец не причинит мне вреда. Я тут же смекнул, что, по всей видимости, Роберт Карлович решил поделиться мной со своим старым другом, подослав меня к нему в баню.

Я покорно встал перед Амосовым на колени и, закрыв глаза, начал сосать у него, помогая ему также и рукой. Я надеялся, что таким образом мужчина быстрее приблизится к завершению, и мне не придется долго испытывать это унижение, однако купец быстро разгадал мой маневр. Он взял мою руку, сжимавшую ствол его члена, и отвел ее в сторону, заставив меня действовать только ртом.

Мужчина глухо стонал от удовольствия. Спустя какое-то время, немного насладившись моим умением, он снова сграбастал меня руками и отнес на полок, поставив там на четвереньки. Я сразу понял, что сейчас последует и, когда Амосов начал пристраиваться на полке позади меня, сам поскорее раздвинул руками ягодицы, поудобнее подставляя ему вожделенную им дырочку.

— Смышленый парнишка, и вправду! — похвалил Амосов.

Он быстро ввел в меня свою елду и застонал, задрожав всем телом от переживаемого им наслаждения. Я чувствовал ее очень глубоко в себе, такая она была крупная. Потом мужчина начал неторопливые толчки, придерживая меня за попу и натягивая ее на себя. Я понял, что все это будет продолжаться очень долго. Постепенно, видимо, из-за величины его елды, я начал ощущать какое-то томительное удовольствие от происходящего, но тут дверца банного отделения приоткрылась и показался Роберт Карлович. Я с ужасом понял, что старые друзья решили насладиться мной одновременно!

Роберт Карлович тоже был совершенно уже голый, и елда его торчала не менее сильно, чем у Амосова.

— Ну как, Амвросий, нравится тебе мой секретарь по любовным утехам? — весело спросил Роберт Карлович, любуясь тем, как его друг совокупляется со мной.

— Очень хорош! А узок ну прямо как поповья дочка! — радостно пыхтя, сказал Амосов, не прекращая ни на секунду вонзать в меня свой орган.

Они оба засмеялись этой незамысловатой шутке, после чего Роберт Карлович забрался к нам и, встав передо мной на колени, принялся всовывать елду мне в рот. Теперь две мужские елды одновременно входили в меня с обоих концов!

В продолжение следующего часа Роберт Карлович и Амосов непрерывно и одновременно совокуплялись со мной в разных позах, по очереди используя все отверстия моего тела. Наконец, Амосов очень обильно завершился в мой зад, а Роберт Карлович, по своему обыкновению, испустил семя мне в рот, и я должен был проглотить его до капельки. После чего мне, наконец, дозволено было вымыться.

Однако на этом мои приключения не закончились. Признаться, я ожидал, что Роберт Карлович подарит меня купцу на всю ночь, и был к этому почти готов, но на самом деле меня ждало нечто еще более изощренное: и попечитель, и его друг купец одновременно желали провести ночь со мной!

Обнаженные, мы легли втроем в одну огромную постель. Я понял, что произошедшее в бане было всего лишь прелюдией, и что настоящее истязание еще только ждет меня впереди. Попечитель и его друг-купец начали совершать со мной непрерывные соития, то вместе, то по очереди, используя для этого самые различные позы. От усталости и изнеможения я несколько раз терял сознание, но меня тут же приводили в чувство тем, что мочились мне на лицо.

В первый раз, когда это произошло, это привело меня в неистовство возмущения, но я быстро уяснил, что мое возмущение совершенно тщетно, и впредь никак не реагировал на это издевательство, лишь только уворачивался, чтобы моча не попадала мне в рот и глаза.

Наконец, мои истязатели притомились и заснули. Измученный, я тоже быстро провалился в сон на влажной от мочи, пота и спермы постели, однако лишь для того, чтобы посреди ночи быть разбуженным очередной нетерпеливо всовываемой в меня елдой. Я так устал, что уже не разбирал, кому именно из моих мучителей возжелалось вновь насладиться мной, и отдавался совершенно безропотно и безразлично.

Наконец, проснувшись ранним утром, Амосов снова обильно помочился на меня прямо в постели, а потом еще раз овладел мной на глазах у пресыщенного Роберта Карловича. После этого мне позволено было ополоснуться, и мы засобирались в обратную дорогу из дома гостеприимного купца.

Видимо, Роберт Карлович почерпнул у своего друга этот новый извращенный способ доставлять себе удовольствие, потому что всю обратную дорогу, а она была весьма длинной, едва ему хотелось по малой нужде, он останавливал карету, ссаживал меня на дорогу и справлял свою малую нужду мне на лицо. Это так возбуждало его, что, помочившись, он тут же всовывал член мне в рот, заставляя его сосать. Возница стоял поодаль со счетчиком Гейгера, чутко следя, чтобы Роберт Карлович не схватил лишнюю дозу, находясь слишком долго на свежем воздухе. По его сигналу мы садились в карету, и возбудившийся Роберт Карлович совершал со мной совокупление.

На ночлег пришлось останавливаться посреди бескрайнего поля, припорошенного кое-где снегом. Карету остановили на краю большой воронки, на дней которой Роберт Карлович пожелал установить освинцованную палатку. Она была снабжена хитроумным клапаном, который позволял развести огонь прямо в ней без опасности угореть или подвергнуться экспозиции.

Наше путешествие близилось с концу, и у Роберта Карловича было столь хорошее настроение, что он позволил везшему нас кучеру, ставшему невольным свидетелем всех этих сцен, совокупиться со мной. Этот немолодой уже мужчина, напротив моих ожиданий, вовсе не стал отказываться от этого предложения и овладел мной с большим удовольствием прямо у разложенного костра.

Роберт Карлович в это время возлежал на своем походном ложе и с удовольствием любовался, как я стою нагишом на четвереньках, освещаемый всполохами оранжевого пламени, а этот грузный и грубый мужик упоенно наслаждается мною сзади.

Эта ночь тоже не была спокойной. Меня разбудили, когда полная луна была в зените, освещая палатку зыбким, призрачным светом. Увидев лицо призрака, склонившееся надо мной, я с испугом и удивлением понял, что это наш возница. Роберт Карлович мирно посапывал на своем ложе. Я хотел было поднять переполох, но кучер показал мне свой огромный кулак и шепотом предупредил, чтобы я не вздумал разбудить попечителя, иначе мне не поздоровится.

Он пригрозил придушить меня, и я понял, что лучше не сопротивляться и подчиниться судьбе, которая была предрешена. Я повернулся на бок, подставляя мужлану то, что он так вожделел. Он пристроился на боку позади меня, торопливо сдернул с меня штаны и завозился, пытаясь вставить в меня свой уд. Я почувствовал, как его горячая головка забуравила мое срамное отверстие, и сам поудобнее подставил его, чтобы это свершилось поскорее и доставило мне как можно меньше мучений. Вскоре он был уже во мне. Обхватив меня всего руками, он принялся жестко, с силой еть. Он возбужденно сопел мне прямо в ухо, но его сильная рука всякий раз сдавливала мне горло, стоило мне застонать от боли или как-то иначе нарушить тишину ночи.

Светила луна, стояла оглушающая тишина, и только посреди забытого во времени и пространстве поля похотливый мужлан извивался, упоенно совокупляясь со мной тайком от своего хозяина. Через некоторое время, показавшееся мне вечностью, он, наконец, завершился, дав мне вздохнуть, так как, не заметив этого в порыве своей пагубной страсти, почти уже задушил меня. На некоторое время он потерял ко мне интерес, запахнул свои порты и в молчаливом удовлетворении перебрался на свою лежанку. Я некоторое время лежал без движения, изнасилованный, потом натянул свои штаны, чувствуя, как они намокают от вытекающего из меня семени.

Через некоторое время ненасытный насильник снова потревожил меня. На этот раз я пообещал ему, что отдамся ему совершенно безропотно и ничем не помешаю делать свое дело, лишь бы он перестал душить меня. Поэтому сношение, хоть и длилось гораздо дольше предыдущего, не доставило мне особых мучений. Наконец, его порочная страсть снова была удовлетворена, и мне позволено было провалиться в забытье до самого утра.

Но сон не шел. Поворочавшись на своем ложе, я вскоре понял, что и попечитель, и его подлый кучер заснули. Тогда я осторожно пробрался к пологу палатки, отверз молнию и высунулся наружу, жадно хватая ртом жесткий от свежести, морозный воздух.

Полный лик луны медленно полз по черному небу, рассеченный безобразной, словно ухмылка насиловавшего меня мужика, трещиной от края до края. Бескрайнее поле слабо светилось зеленоватым, и не было никакой возможности пересечь его. Я почувствовал себя таким маленьким посреди этой безбрежной пустоты, что тут же забрался обратно, в душную тесноту палаточного мирка.

А поутру Роберт Карлович еще раз использовал меня в качестве своего писсуара, справив малую нужду мне на лицо. Он также милостиво позволил и кучеру помочиться на меня, что подлый человек с удовольствием проделал, глумливо ухмыляясь. Видимо, ему льстило, что его хозяин столь доверительно позволяет ему вытворять подобное со своим личным рабом.

Ощущая терпкий вкус их мочи, я понял, что ничего не изменилось за эту ночь.

И ничего не должно было измениться.

Как ни странно, мне стало даже легче.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

5 комментариев
  • Leo
    8 декабря 2014 20:19

    Оригинально!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Artem (гость)
    13 декабря 2014 21:48

    Ждем продолжения про Любимого Мужчину!))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Южанин (гость)
    25 февраля 2015 10:46

    Жёстко, но хорошо. И лично меня заинтересовал мир, который тут показан мимоходом, двумя-тремя фразами. Это как раз тот случай, когда хочется написать «Автор, пиши ещё!». В остальных рассказах, прочитанных здесь, продолжение в общем-то не нужно, там всё завершено. А вот здесь...
    Причём не обязательно это должно быть продолжение про этого же персонажа — можно оставить и такую безнадёжную точку. Но вот такой мир — оставлять не стоит.

    В третий раз напишу, аки кэрроловский Балабон: Вас хочется читать дальше. Буду ждать любых рассказов. И особенно — развития мира «Попечителя»))

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Setish
    12 августа 2015 1:20

    Интересная задумка, но есть ощущение что рассказ явно не завершен.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Роксоланa
    15 августа 2015 21:21

    Все отлично, язык, слог, идея. Прикольно они в постели расшаркивались +++

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх