... бес в ребро!

Страница: 2 из 3

решение, тело уже определилось с выбором, и я пришёл в себя, сидя на кровати и держа её на коленях. Легкие усиленно хотели вздохнуть воздуха, а губы горели от поцелуев... И первое что я увидел — большие, радостные глаза, казалось, брызжущие светом и ликованием.

— Поцелуй меня ещё, Саша... — слышу сквозь звон в ушах и бухающее сердце.

И я, как заведённый, начинаю исступлённо целовать всё, до чего могу дотянуться. Солёные от непросохших слёз глаза, красные, чуть приоткрытые губы, белую на фоне смолянисто чёрных волос тонкую шейку, и даже высокий и красивый лоб... А рука уже сама гладит сквозь тонюсенький сарафан её упругие грудки, ощущая, как заострились возбужденные соски.

Её ручки тоже не остаются без дела. Они уже залезли под халат и шарят по обнажённому телу... Громкие вздохи, тяжелое дыхание, и желание... Сейчас! Обладать ею! Ласкать её... Всю... Каждую клеточку... Доставить упоение и величайшее наслаждение... Моё право и отрадная обязанность одновременно.

Бретельку сарафана сплеча, руки уже расстегивают множество пуговичек, а нетерпеливые губы пытаются прихватить и сжать еще прикрытые натянутой материей соски.

— Да-а-а... — она откидывает голову назад, — целуй... Расцелуй меня всю... Я так хочу... Так долго ждала этого!

Но меня не надо просить дважды, я сам хочу, желаю этого. Страсть, скрывавшаяся где-то в глубине буквально, «топит» меня. Не давая времени задуматься и осмыслить происходящее. Руки трясутся и не слушаются, а тело... Это молодое и хрупкое тело притягивает меня как магнитом. Во рту пересохло, язык, «сражается» помогая губам. А Леночка с радостью отдаётся мне, подтверждая, что она моя! Только моя молодая «женщина»! Хотя ещё и не совсем ЖЕНЩИНА!

Нетерпение и желание, плохие помощники. Раздаётся треск рвущейся ткани, летят на пол оторванные пуговички, зато я с большим пылом приникаю, целуя её сосочки и сжимая до боли, и белых пятен её аккуратные, упругие и остренькие грудки.

— Ох-х-х... — вырывается у неё, — ещё! Сильнее! Да-аааа! — кричит она, выгибая дугой спину, — ХОЧУ! — проносятся ветром её слова...

А я и сам с трудом удерживаю нетерпение. И вдруг: Дежавю! Звенит, заливается переливами звонок! Нет не в дверь, телефон.

— Да плевать! — думаю я, разрывая остатки сарафанчика и стаскивая лифчик.

— Телефо... — пытается она мне сказать.

— Пусть! — отрываюсь я на секунду от вкуснейшего на свете «блюда», женских сосков.

А рука, уже сдвинув лохмотья одежды, прижимается к горячему, прямо обжигающему лону любимой!

Какое звучное, многообещающее слово: ЛЮБИМАЯ! Она мягкой, возбуждающей волной перекатывается по языку. От него веет упоением, сексом и оргазмом. Оно произносится по-разному, на других языках, но всегда определенно и утверждающе.

Она маленькая и хрупкая, моя Леночка. Вскакиваю, сбрасывая с себя остатки одежды. Хватаю её и кружусь в каком-то диком танце, прижимая к себе. И поцелуи... Таки нежные и сладкие, которыми она покрывает моё тело, а я её...

— Возьми меня! — шепчет она.

— Это грех... — отказывать любимой женщине...

Осторожно кладу её на кровать. Черные волосы веером разметались по одеялу. Бережно стягиваю трусики и припадаю на колени. Поцелуи, покрывающие её ноги, внутреннюю сторону стройных бёдер. Она содрогается от каждого моего прикосновения. Видно как напряжены её мышцы в ожидании.

— В ожидании чего? — думаю я... — наверное, боли и вторжения...

И, наконец, припушённый жесткими волосиками лобок. Мягко, чуть касаясь кожи, провожу по нему пальцами.

— Щекотно, — прыскает она, отвлекаясь и явно плохо представляя, что сейчас произойдёт!

И в этот момент я, втянув воздух, как зверь, почуявший добычу, наконец-то припадаю к её прелестям. Язычок нежно пробегает по розовым чуть выпирающим вперёд внутренним губам. Легкая дрожь, чуть слышный стон, и я, подхватив её ноги под коленки, задираю их вверх, разводя в стороны заставляя прижать к груди. А мой язык уже уверенно пробегает по чуть приоткрытой щели. От его прикосновений вялые лепестки набухают и расправляются, теряя эластичность. Развожу их в стороны пальцами, тщательно вылизывая поверхность между ними. Её тело ерзает перед моим взором, как бы пытаясь уйти «с линии огня», но я держу ноги крепко.

А потом я вижу чудо! Век живи, век учись. Сверху этого прелестного органа начинает вылезать что-то округлое и красное. Я не сразу догадался что это, а когда понял, то переключился на клитор. Он был твердый и большой не меньше сантиметра и в эрегированном состоянии был похож на миниатюрный член. Подняв глаза, я смотрел на её лицо и как только я коснулся его кончиком языка, глаза Леночки расширились, а рот приоткрылся. Я ощутил, как содрогнулось подо мной её тело. Розовый язычок пробежал по мгновенно пересохшим губам, и она чуть выдохнула воздуха.

Не останавливаясь, я уже смело лизнул. Тело содрогнулось, напрягшийся до состояния каменного животик, напрягся выбив из неё воздух. Голова качнулась и дернулась вперёд, а маленькая упругая попка вверх. Рот раскрылся и, выражая полнейшее непонимание такого состояния. А когда я припал и стал терзать такой большой похотник не только языком, но и губами она задергалась, сгибаясь в дугу, пытаясь кричать. Звук, рождённый остатками воздуха, тут же стих, а руки, до этого комкавшие простынь, схватили меня за голову, с огромной силой прижимая лицо к лону. Я чувствовал, как бьётся она, в конвульсиях пытаясь сделать хотя бы глоток воздуха. Но прекратить «истязание» было не в моих силах.

Наконец отпустил её. И глянул вверх. Раскрасневшееся до цвета вареной свёклы лицо, раскрытый рот и подернутые поволокой глаза. Она ещё содрогнулась несколько раз, а потом сумела вздохнуть, со свистом втягивая воздух. И тут же её тело обмякло, распластавшись на кровати.

— Ты как? — с испугом произнёс я.

— ... — вымучено улыбнулась она, тяжело дыша.

— Тебе нравится? — уже спокойно спросил я.

— Ещё... — прочитал я по губам.

Но я не стал продолжать, пока... Привстав, потянулся, и наши губы слились в поцелуе. Мой язык уверенно, а её как от заторможено затанцевали свой танец, она потянулась, вверх прижимаясь к моему телу.

— Ты... Такой, такой... — выпалила она, прерывая поцелуй, — а я и не знала, что всё это так... — отдуваясь и вдыхая воздух, невнятно бубнила Лена.

Не дожидаясь окончания фразы, я, пригнув голову, опять принялся целовать соски. И хотя в комнате было тепло и даже жарко, видел, как её кожа покрывается пупырышками, а сама она начинает дрожать но явно не от холода. Пока губы и рука занимались грудками, вторая, скользнув по животу, гладила её вульву. Закрыв глаза и чуть слышно постанывая, вздрагивая от моих прикосновений, она отдалась тактильным ощущениям. Немного приподнявшись и опершись на руку, я взглянул на Лену. Руки раскинуты в стороны, сжатые в кулачки пальцы мнут бельё на кровати, приоткрытый рот и язычок, постоянно облизывающий губы.

Скользнув вниз, я начал ласкать вульву, влажную от прорывающихся соков и горячую как печь в зимнюю стужу.

Невнятные выкрики, дрожь тела, и периодические спазмы лежащего передо мной тела молодой девушки возбуждали меня всё больше и больше...

— Ты меня поласкаешь? — вдруг вырвалось у меня.

Она приоткрыла похотливо блеснувшие глаза и выдавила:

— Как? Покажи... Я хочу то же ласкать тебя...

Я лег рядом и, взяв её руку, положил на вздрагивающий от возбуждения член. Она неловко обхватила его ладошкой, а я прижал её руку своей. Потом стал медленно двигать вверх — вниз...

— Медленно и не сжимай сильно, — учил я её, — тут всё такое нежное, что ты можешь причинить боль.

— Подожди! — вдруг сказала она и, перевернувшись на живот, поменяла руки, — лежи! Я сама!

— Я откинулся и расслабился, вернее, попытался...

Прикусив губу от усердия, она ласковыми и мягкими движениями, дрочила мой фаллос. Потом придвинувшись почти вплотную, стала внимательно его разглядывать....  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх