Я помню

Страница: 2 из 6

и представляю, что ты вот сейчас вдруг позвонишь в мою дверь. Я открою, и ты молча войдёшь и обнимешь... Знаешь, если честно, я пишу эти строки, а во мне где-то живёт надежда, что ты поймёшь ‒ это я пишу для тебя. Хотя я знаю, что этот мой дневник так и останется только со мной... к тебе он не попадёт никогда.

В тот первый день ты пригласил меня в кафе перекусить. Было обеденное время. Конечно, я согласилась. И вскоре мы весело разговаривали о разных вещах. Вернее, говорил ты, а я слушала. Но всё-таки я набралась смелость — видно, Иркины наставления как-то осели в моём сознании — и узнала, что ты, оказывается, не женат. Более того, живёшь один.

— Я так стар, Принцесса, — как-то грустно усмехнулся ты, — что у меня всё уже было, но ничего нет...

— Дементий Александрович, простите... — я опять покраснела и мысленно обругала себя за бесцеремонные нетактичные вопросы.

— Нет, нет-нет, — ты вдруг весело сверкнул глазами, лучики морщинок разбежались в их уголках, — не извиняйтесь! И, пожалуйста, называйте меня просто по имени. Вам ведь не сложно?

— Да, конечно, не сложно, — ответила я хотя, конечно, мне было сложно.

Вернее... не знаю, как сказать... В тот момент я мысленно уже называла тебя Дёмкой. Но сказать это вслух... Короче, я была словно на сковородке. То покрывалась пунцовым румянцем — хорошо, что можно было списать всё на неимоверную жару, то отводила глаза и часто поёрзывала на жёстком пластиковом стуле. Потом ты подвёз меня до остановки, до которой я попросила. И когда мы прощались, взял меня за руку и с улыбкой посмотрел мне в лицо.

— До встречи, милая Принцесса, — сказал ты, и в уголках твоих глаз опять выступили лучики морщинок.

Я подавила в себе желание прижаться к ним губами. Моё сердце, готово было прорваться сквозь грудь и упасть к твоим ногам. Лифчик вдруг стал тесным.

У меня были дела в тот день. Но едва твоя машина скрылась за поворотом, как я сразу поехала домой. Я встала под прохладный душ, чтобы остудить разгорячённое тело и, закрыв глаза продолжала думать о тебе. Видимо, мои мысли оказались материальными, потому что позже произошло нечто, ставшее для меня самым главным в жизни.

Вернувшись с дачи, я обнаружила, что забыла ключи от квартиры. Это была катастрофа! В городе из родных и знакомых не было никого — все разъехались по отпускам и на каникулы. Нужно было отправляться на вокзал и на электричке возвращаться обратно, за двести километров от города. Перспективка неприятная. Внезапно набежали тучи и хлынул дождь, пока я брела до остановки, мой короткий шёлковый сарафанчик цвета одуванчика промок так, что облепил меня, словно кокон куколку будущей бабочки. Как это часто бывает в жару, дождь оказался очень холодным. Я продрогла. Шла, обхватив себя руками, прижав к груди сумку. Мои волосы, тоже вымокшие, представляли собой жалкое зрелище — промокшие пряди свисали тёмными плетями. Слёзы подступали, и я пыталась сдержать их, мысленно ругая себя, что не захватила хотя бы свитер.

Вдруг рядом затормозила машина, и из неё появился ты. Дёмка. Быстро подскочил ко мне и потянул в сторону машины.

— Принцесса, что вы делаете здесь такая мокрая, как мышонок? — твои глаза смеялись, но в голосе звучало сочувствие.

— Я... так получилось, — пробормотала я, разрешая усадить себя в машину.

— Куда вас отвезти? — спросил ты, пристраиваясь в поток машин.

— Наверное, мне лучше выйти, — я отвела взгляд, стараясь не смотреть в твоё лицо.

В мокром сарафане и с растрёпанными мокрыми волосами мне стало вдруг жарко.

— Не говорите глупостей! — отрезал ты. — Так куда?

— Тогда на вокзал, если можно...

— Вы собираетесь в таком виде ехать куда-то? — твоя бровь удивлённо приподнялась, а на губах заиграла недоверчивая усмешка, но ты не отрывал взгляда от дороги.

— Да... Мне некуда идти... Я ключи оставила на даче, а в городе никого нет... — я тихо выдавила из себя признание.

Меня начала колотить дрожь, ты, конечно, это заметил.

— Быстренько перебирайтесь на заднее сиденье, там найдёте мой свитер, вам нужно немедленно переодеться, не хватало ещё подхватить простуду, — распорядился ты.

Я послушно перешла назад и стала стягивать мокрый сарафан. Застёжка никак не поддавалась.

— Лифчик тоже снимите. Нельзя чтобы оставалось что-то мокрое, — снова распорядился ты тоном, нетерпящим возражений.

Когда я сняла лифчик и осталась только в одних трусиках, мои груди торчали, словно замороженные, по телу шли мурашки. Вдруг я поймала в зеркале твой взгляд. Меня бросило в жар. Хотя наши глаза встретились всего лишь на мгновение, но я поняла — ты видел всё. О, как же это ужасно — ты видел мои крошечные груди, не приукрашенные пуш-апом! Я судорожно схватила твой свитер и прижала его к себе, прикрываясь им.

— Принцесса, — в твоём голосе прозвучал смех, — если я видел ваши глаза, то это не значит, что я видел что-то ниже, — сказал ты. — Немедленно надевайте свитер! Вы же не хотите, чтобы меня арестовали за то, что везу в салоне голую девушку.

Наконец, натянув на себя спасительную шерстяную защиту, я согрелась. Сняв босоножки, поджала под себя ноги и задремала. Мня убаюкало покачивание автомобиля и запах твоего свитера. Он пах тобой. Я проснулась от лёгкого прикосновения к щеке. Ты сидел рядом, смотрел на меня и перебирал пальцами прядь моих волос.

— Ой, я заснула, — смутившись, быстро стала надевать обувь. — Мы уже приехали? — спросила я.

— Да, — ты как-то странно смотрел на меня, словно собирался сказать что-то, но не решался.

Только сейчас до меня дошло, что мы стоим около подъезда обычного дома. Ты не привёз меня на вокзал.

— Но... куда вы меня привезли? — признаться, я совсем не испугалась.

Просто нужно же было что-то спросить.

— Тсс, — не волнуйтесь... Ну куда вы поедет в моём свитере? — твои глаза опять смеялись. — И потом, у меня есть правило: маленьких мокрых котят и попавших под дождь Принцесс всегда спасать, поить горячим чаем и укутывать тёплым пледом.

— Дементий, вы... это как-то неудобно, — пробормотала я.

Сама же подумала: «Неужели он многих девушек приводит к себе?».

Будто прочитав мои мысли, ты ответил, улыбаясь:

— Успокойтесь, до вас были только котята. Вы — первая Принцесса и единственная. Идёмте.

Когда мы вышли из машины, ты сразу взял меня за руку, будто боялся, что я могу убежать. Твоя ладонь, жесткая, с немного загрубевшей кожей, так уютно держала меня, что я даже была немного разочарована, кода мы подошли к двери твоей квартиры, и ты выпустил мою руку.

Едва мы вошли, навстречу откуда-то выпрыгнул огромный рыжий кот.

— Познакомьтесь, Принцесса, это тот самый котёнок, — ты улыбнулся. — Да, понимаю, верится с трудом. Но видели бы вы, какое это было микроскопическое и несчастное создание, сидевшее в нашем дворе. Кстати, его зовут Семён Семёныч.

Кот дал мне потрепать его за ухом. Ты вновь взял меня за руку, как ребёнка, и провёл в комнату.

— Вам надо принять ванну, — сказал ты. — Полотенца найдёте там, а халат... — ты задумался и решил: — Халат наденете мой. Конечно, я подозреваю что утонете в нём, как и в этом свитере, но это всё-таки лучше, чем кутаться в плед.

— Но... это как-то... давайте я просто посижу, сарафан обсохнет, и я пойду, — краснея, пролепетала я.

— Не возражайте! — ты комично сдвинул брови, изобразив, что сердишься.

Но твои глаза... Они смеялись. И возражать мне расхотелось.

Когда я вышла из ванны, ты позвал пить чай. Мы сидели на кухне, ты рассказывал мне про Семён Семёныча, я слушала, иногда весело смеялась. Мне было хорошо. А потом ты сказал, что спальня в моём распоряжении, а сам ты ляжешь на диване в зале.

Когда я осталась одна в комнате, мне вдруг стало грустно... У меня так бывает: накатывает безотчётная грусть и обволакивает своей тонкой паутинкой. Хочется спрятаться от неё, но спрятаться некуда. «Зачем я тут? — вдруг подумала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх