Изгибы судьбы. Часть 4

  1. Изгибы судьбы. Часть 1
  2. Изгибы судьбы. Часть 2
  3. Изгибы судьбы. Часть 3
  4. Изгибы судьбы. Часть 4
  5. Изгибы судьбы. Часть 5

Страница: 2 из 3

выхолощенный, лишенный памяти об переживаниях.

Говорят, некоторые получают оргазм даже без секса. На себе не проверял, но способен в это поверить.

Мы с любимой получали удовольствие от игры на любой стороне этого поля. Каждый по-своему.

У меня, например, не получалось пороть. Выходило фальшиво и неубедительно. Наверное, потому что с детства твердо усвоил, что женщин не бьют. Аня за это иногда обижалась, но не сильно — я все равно находил способы ее удивить.

Кстати, Аня! Она совсем уже выбилась из сил. Даже ворочалась вяло и редко, лишь лежала на спине и смотрела моляще.

Тогда я поднялся с кровати. В глазах напротив загорелась надежда.

Нет, я не стану обманывать, делать вид, что ухожу — неинтересно.

Но это не повод, чтобы давать свободу сразу.

Я присел рядом. Отвел в сторону прилипшие к кляпу пряди волос. Погладил по голове. По щеке. Поцеловал ее лоб.

Ничего сексуального. Чистая забота.

— Радость моя, ты устала?

В ответ короткий кивок.

Я провел по ее руке от плеча до запястья. Наклонился и поцеловал правую кисть. Только тогда отстегнул ее ноги. Чумазые пятки скользнули вперед по паркету. Из-под шарика прозвучал полувздох-полустон.

Если встать во весь рост, то открывается замечательный вид — распластанная по полу прекрасная женщина наслаждалась полученной «свободой».

Ведь если задуматься, как сделать человека счастливее? Это если его свободы лишить, а потом ее же вернуть. Даже пусть не ту же, пусть меньше, но ведь дышится легче! Человеческая память пасует перед ощущением контраста.

А пол, пожалуй, все-таки твердый.

У изголовья кровати на паркет ложится подушка.

Расцепил Ане руки и ноги, помог подняться. Обнял. Приобнял за пояс sexytales . Правая рука скользнула вдоль позвоночника до лопаток.

До чего же приятно чувствовать на шее руки любимой! Она подняла лицо, и мы слились в поцелуе. Пусть во рту был кляп-шар, но от этого поцелуй был лишь еще более страстным.

Мои руки спустились ниже спины. Прихват за попку, и Анины ноги оторвались от пола. Она тут же обвила меня ими.

Несколько шагов к изголовью кровати, и опускаю ее на подушку. Мы еще целовались, когда я пристегнул ее левую руку к перекладине спинки.

Недоумевающий взгляд.

Улыбаюсь. Поздно любимая! Пристегнул правый.

Беру с кровати распорку метровой длины — очередь ног. Карабины манжет защелкнулись на кольцах металлической палки.

Сделал два шага назад, полюбовался: сидит на полу на подушке, руки раскинуты в стороны, почти что распята, но свободы чуть-чуть для локтей остается. Кисти пристегнуты немного выше уровня опущенных плеч. Силится опереться на ноги, но распорка мешает — пятки бессильно скребут по паркету.

И глазищи! Огромные, возмущенные, зеленющие.

— Радость моя, я проголодался. Там внизу осталась куча всякого вкусного. Если бы не пирог, ты пошла бы со мной. Но...

Позволяю себе злорадную усмешку. Она вздыхает.

— А так, я пойду, перекушу. Подождешь меня здесь?

Обреченно кивает.

— Отлично. Ну а чтобы тебе было не так тут скучно, я приготовил сюрприз.

В такой момент главное не переиграть.

Присел рядом. Заглянул в лицо, улыбнулся и из-под покрывала вынул вибропулю — маленький, но весьма мощный вибратор из синего силикона. Аккуратно оттянул Ане трусики, и, стараясь не делать лишних касаний, вложил пулю точно между губ. Слегка притопил, прижав к клитору. Подумал секунду-другую и спустил вниз топ, прикрыв ей грудь.

— Все, радость моя, я пошел.

В спину мне неслось возмущенное мычание, но стоило нащупать в кармане пульт...

— ***

Первым делом я переоделся. Костюм и рубашка — это конечно неплохо, но за окном лето. Что же надеть? Шорты и футболку? Но тогда выпаду из образа «гнусного доминанта» совсем.

Ох, на что не пойдешь, ради любви. Пришлось облачаться в белые брюки и поло. И туфли из парусины. Иначе образ будет неполон.

Красиво, но жарко.

Я вернулся к столу. Свернул продукты, перенес в холодильник, и, с тарелкой вкусностей, вернулся наверх.

Что за вид! Я даже принес стул из лестничного холла и поставил напротив. Тут было на что посмотреть!

Дыхание неровное, на лбу и животе крупные капли пота. Аня ни секунды не оставалась бездвижной: ее лихорадило от возбуждения, трясло. Для того чтобы кончить, нужно было всего чуть сильнее вжать вибропулю в промежность. Но трусики не могли прижать ее достаточно сильно. Аня елозила, искала возможность прижаться к чему-то. И, конечно же, не находила. Она зависла на грани оргазма.

Пожалуй, кляп уже лишний. Расстегнул ремешок. Вынул шар изо рта, платком вытер все, что набежало на подбородок.

Аня благодарно взглянула на меня, но, взгляд был затуманен, не это ее сейчас больше всего занимало. Я вернулся на стул.

Она дышала рывками, сквозь силу, глаза полуприкрыты, периодически закатывались совсем. Ноги судорожно елозили по паркету, позвякивая кольцами и гремя по дереву блестящей распоркой. Аню то выгибало дугой, то расслабленно повисала на путах. Топ, влажный, промокший от пота, облепил бюст. Сквозь ткань возбужденно торчали соски.

Какое то время в комнате было слышно лишь вздохи любимой, стоны, стук распорки, да я изредка звякал вилкой о тарелку.

— Милая, салат из креветок у тебя получился просто бесподобно.

Даже не слышит, сосредоточилась вся на себе.

Рука в кармане нашарила пульт и Аня бессильно обвисла на спинке кровати.

— Солнышко, я говорю, салат из креветок у тебя удался. Очень вкусно!

Глаза закрыты, на губах шальная улыбка, но бормочет:

— Спасибо.

Интересно, за то, что выключил или за похвалу? А, впрочем, неважно. Пластик кнопки легко отозвался на нажатие пальца.

Аня бросила укоризненный взгляд, но ничего не сказала — изо рта вырвался стон. Ее вновь затрясло. Несколько жадных вдохов, и стон вместо выдоха. Снова и снова.

Я любовался.

Аня то вытягивала вперед подбородок, будто надеясь им дотянуться, то пыталась свести бедра теснее. Подтягивала ступни к самым бедрам, чтобы через секунду конвульсивным рывком выпрямить их в коленях.

У нее сейчас была одна только цель. Одно желание. Но я не давал ей возможности для его реализации.

Она задышала шумнее, стоны стали чаше и громче, казалось, сейчас раздастся продолжительный крик...

Но нет, что-то не срослось, опять дышит тихо, даже тише чем раньше.

Пустая тарелка стукнула донцем о пол рядом со стулом, звякнула вилка. Я сделал пару шагов вперед и присел рядом с Аней.

Она была как взведенная мина — тронешь, и может взорваться, хотя может, и — нет.

Кто знает, что там сейчас происходит внутри?

Я чуть-чуть наклонился и втянул носом воздух.

Вдохнул полной грудью.

Пахло летом, солнечным лугом, женщиной, разгоряченной и возбужденной. Отличный букет!

Вновь щелкнул пульт, и Аня, вторично, обвисла.

Звякнули карабины ножных манжет, задребезжала покатившаяся распорка. Еще секунда, и руки свободны.

Первым делом, она засунула руку в промежность и вынула пулю. Осоловело сфокусировала на ней взгляд, и пьяным неверным движением откинула в сторону.

Я помог Ане встать, помог снять топ и скинуть трусики. Обнял.

— Пошли на кровать?

Она только кивнула.

В обнимку довел ее до постели, рывком сорвал покрывало. Оно улетело за спину на пол. Уложил любимую.

Аня откинулась на подушку. Мои руки легли ей на бедра и двинулись вверх. Большие пальцы скользнули по животу, подушечки пальцев пробежались по ребрам. Ладони накрыли грудь, но не остановились, не глядя на стон, а двинулись дальше

Прикоснулся к шее — ее рот приоткрылся, дыхание сбивается с ритма.

Пальцы зарылись в волосы — Аня прикусила губу, протяжный стон.

Целую, но продолжаю ласкать.

Провел рукой по груди, погладил ребра,...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх