Первое грехопадение

Страница: 5 из 10

дёргаться.

— Ну, ладно, если тебе так хочется...

— Мне хочется. Иди сюда, Вован.

Не заставляя себя упрашивать, друг переместился к нам и его рука нежно, ухватилась за титьку жены.

— Поласкай её, сегодня тебе можно — разрешил я, стаскивая вторую бретельку. — Я позволяю.

От чужого прикосновения, соски, ещё больше напружинились и огрубели, выдавая состояние супруги.

Поддаваясь искушению, Володька припал губами к её груди, а его штаны, ниже пояса, зашевелились и приподнялись. Заметив это, я, улыбнувшись жене, взглядом указал ей на его бугор.

— Он тебя хочет — довольно шепнул я ей на ухо. — Может, позволим ему, пониже, тебя поцеловать?

Марина отрицательно покачала головой, но в её глазах я заметил лёгкую истому, что подхлестнуло моё желание.

— Да — тихо, но твёрдо произнёс я, и не давая ей возразить впился в её губы, одновременно скользнув рукой вниз к подолу.

Откинувшись на спинку дивана, супруга обвила меня рукой, с нежностью и страстью отвечая на мой поцелуй. Расслабленная алкоголем и нашими лобызаниями, она почти не сопротивлялась, возложив всю ответственность, за происходящее, на меня.

Не отрываясь от её губ, я потянул платье вверх, бесцеремонно, задрав его до пояса.

— Ну, что ты делаешь, не надо — увернувшись от поцелуя, выдохнула она. — Перестань...

Судя по сговорчивой интонации, с какой это было произнесено, супруга, уже размякла и находилась в том состоянии, когда похоть начинает превозобладать над разумом. Ещё с первого раза стало ясно, что её, сильно заводит даже то, что на её прелести смотрит чужой мужчина, не говоря уж о прикосновениях и поцелуях.

— Не ломайся, моя сладенькая — чувствуя, что она сдаётся, ласково проворковал я.

Моя рука, тихонько проскользнув под резинку, полезла ей в трусы. Не препятствуя этому, милая, податливо раздвинула ножки, позволяя моей ладони, протиснуться вглубь, между бёдер. Вульва уже сочилась и вся промежность и трусы, были мокрыми и скользкими от, выделяемых ею, секреций. Понятно, что потекла она не от моих прикосновений, а из-за Вовки, а значит и её вожделение, было, в первую очередь, направлено на него и физиологически, она была готова принять его, хоть сейчас. Конечно, мне было не очень приятно сознавать, что моя жена так легко заводится от постороннего мужчины и её «лежбище» истекает от желания, вобрать в себя, чужой член, но в тоже время, её возбуждение передалось мне и я, уже, не хотел останавливаться.

— Давай трусики снимем, а то они уже мокренькие.

— Нет — продолжала жеманиться она. — Ну, что вы делаете...

Массируя ей клитор, я вдруг почувствовал лёгкое прикосновение к своей руке. Видимо поняв, к чему я клоню, Володя решил воспользоваться ситуацией. Ладонь друга, неуверенно поглаживала бедро жены, всякий раз замирая возле кромки трусиков. Давая ему возможность проникнуть под них, я, продолжая целовать супругу, потянул трусы вниз. Неожиданно, Марина, чуть приподняла задницу, дозволяя мне, немного приспустить их и я, воспользовавшись этим, стянул трусы до самых колен, обнажив перед другом своё сокровище. Вероятно, не зная, насколько вольно можно себя вести и, что возможно себе позволить, Вовка заколебался, вперив в неё, похотливый взгляд. Заметив его сомнения, я, взяв его руку, поощрительно положил её, на мохнатый холмик жены, приглашая поласкать её прелесть не только глазами, но и на ощупь. Взлохматив, примятую трусами шёрстку, его ладонь слегка сжалась, ощупывая и тиская мягкую плоть пирожка. От его прикосновений, Марина ожила, чуть заметно зашевелив низом живота, а её дыхание стало сбиваться. Ей явно хотелось, большего и если бы не мешающие трусы, то она бы, без сомненья, уже раздвинула ноги, предоставив ему полную свободу. Другу тоже хотелось добраться до её вульвы и видимо, не только руками. Набравшись смелости, он уткнулся носом во влажные заросли и его рука, скользнув по бедру, потащила трусики вниз. Потворствуя ему, «благоверная» приподняла ножки, позволяя снять их с себя, полностью. Её молчаливая уступчивость, граничащая с бесстыдством, подхлестнула во мне похоть. Я чувствовал, что происходящее, возбуждает жену не меньше чем меня и дальнейшее развитие событий, зависело только от моего желания.

— Может, ты сейчас ему дашь? — прошептал я ей на ушко. — Хочешь, он тебе вставит?

Вопрос был излишним. В сущности, она, уже отдалась, но мне хотелось услышать это, из её уст, чтобы потом, она не могла сказать, что ей самой, этого не хотелось и она просто, уступила мне.

Очевидно собирая остатки твёрдости, Марина помедлила с ответом.

— Зачем? — не найдя в себе сил отказать, задала она глупый вопрос.

— Всё за тем же...

Освободив милую от трусов, Володя приник губами к вульве, а его палец, судя по всему, проник ей в щель, окончательно лишая её воли. Лёгкость, с какой она позволила, чужому мужику, добраться до её потайного местечка, вызвала во мне негативные чувства.

«Хоть бы повыёбывалась немного, для приличия, прежде чем к пизде подпускать. Корчит из себя скромницу, а сама, поди рада, ему подставить» — разочарованно подумал я, наблюдая за манипуляциями друга.

— Ну, что вы делаете... — прошептала супруга. — Давайте хоть свет выключим, а то мне стыдно.

Восприняв её просьбу, как согласие дать ему, я окликнул друга:

— Эй, ты там не задохнулся?

Оторвавшись от своего занятия, Вовка, посмотрел на нас хмельными глазами.

— Нет, всё нормально — виновато улыбнулся он.

— Я имею ввиду, от счастья, — добавил я, улыбнувшись в ответ. — Вкусный пирожок?

— Ага, очень.

— Иди, выключи свет.

Поняв, что будет продолжение, друг, метнулся к выключателю.

— Может платье тоже, снимешь? — подняв с пола трусики, спросил я.

— Нет.

Не настаивая, я расстегнул джинсы, и вытащив, рвущийся на свободу, член, вложил его в руку супруги.

— На, пососи.

— А может не надо? Вдруг Света войдёт?

— Вряд ли. Она в полном отрубе — погасив свет, подал голос Володя. — Её сейчас пушкой не разбудишь.

Осмелев в темноте, Марина, без принуждения, склонилась к моему паху и её губки приятно заскользили по головке члена.

Раздевшись до трусов, Вовка расположился на полу и пристроившись у её ног, стал целовать ей колени, тихонько продвигаясь вверх по бёдрам. Достигнув волосатого треугольника, он потёрся о него лицом и жена, откликнувшись на его немую просьбу, приглашающе развила ножки. Видимо языком, он владел умело, так как уже через несколько минут, милая, тихонько «приплыла».

Несмотря на негативные мысли, происходящее приносило мне, ни с чем несравнимое удовлетворение и я был, не намерен, останавливаться на этом. Дав другу насладиться вкусом её пирожка, я усадил жену верхом на свои бёдра. Смущаясь трахаться при постороннем, Марина слегка заупрямилась.

— Ну ты, что... , не надо... , пошли домой... Побаловались и хватит...

— Нет. Я хочу присунуть, а то мне уже не вмоготу. Давай по-быстрому...

— Мне стыдно.

Не обращая внимание на слова, я пристроил конец к её щелке и она послушно опустилась на него.

Оставшись не у дел, Володя, сел рядом с нами. Даже в темноте было видно, насколько сильно оттопыриваются его трусы и судя по этой выпуклости, под ними, было, за что подержаться. Марина тоже не могла не заметить этого и как мне показалось, её лицо, то и дело, поворачивалось в его сторону, хотя, куда именно, она смотрит было непонятно. Уверен, что ей уже не терпелось, познакомиться с его «дружком» поближе, но боясь выглядеть распутной, она стоически, сдерживала своё желание. Провоцируя свою скромницу, я, взял её руку в свою и не деликатничая, положил на бугор друга. Ощутив под тканью пульсирующую плоть, Марина, вроде как, хотела убрать руку, но желание и любопытство взяло вверх и она тихонько, сжала ладонь, ощупывая сквозь трусы, чужое достоинство. Не знаю, придала ли ей уверенность темнота или она не смогла справиться с собой, но так или ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх