Первое грехопадение

Страница: 9 из 10

то втягивая его в рот, то выпуская обратно. Зрелище было очень волнующим и так же как и в первый раз, заводило меня до предела, и хотя, я считаю себя натуралом, меня почему-то снедало любопытство — какие ощущения испытывает при этом, любимая. Движимый нежностью, я стал целовать её шею, ушко, щёчку, всё ближе подбираясь к манящим меня, порочным устам, ласкающим, чужой член. Видимо, угадав моё желание, Марина, выпустила свою соску изо рта и сама подставила мне губы, провоцируя меня на поцелуй. Не знаю, подвигла ли меня на это похоть, или любовь к жене, но я не задумываясь, впился в них, ощутив кисло-солоноватый привкус, оставшийся на её губах, после члена. Не скажу, что это было слишком противно, но лёгкую неприязнь, я всё же испытал. Думаю, для супруги, этот поцелуй был важен, так как выражал моё отношение к ней и являлся признаком того, что не смотря ни на что она остаётся для меня, такой же любимой и желанной, как и прежде.

— Хочешь попробовать? — шепнула она, желая поделиться со мной новой игрушкой. — Он не заметит.

Из уст жены это прозвучало так обезоруживающе естественно, словно она предлагала мне не член, а леденец. Обескураженный её желанием, я заколебался и если бы она, проявила чуть больше настойчивости, то я, несомненно, уступил бы ей.

— Нет — мотнул я головой и её губки вновь перешли в распоряжение друга.

— Тихо... ! А то я кончу — через какое-то время предупредил он, резко отстраняясь от её лица.

Воспользовавшись его передышкой, я снова, ненадолго, завладел губами жены, услаждая их поцелуем пока они оставались свободными.

— Можно, он, мне в ротик кончит? — ответив на мой поцелуй, едва слышно спросила она.

Её порыв вызвал у меня недоумение. Даже у меня, милая, отсасывала очень редко и то, если я сильно на этом настаивал, а тут, она сама изъявила такое желание. По правде сказать, мне это не понравилось, но отказывать я не стал, посчитав, что раз уж, её ебут в рот, то это будет вполне логичным завершением.

— Как хочешь — также тихо ответил я, всё же рассчитывая, что она постыдится отсасывать сперму у чужого мужика.

Справившись с позывом эякулировать, друг, вновь поднёс член к её рту, с тихим стоном наслаждения, погрузив в него, свою раздувшуюся, залупу. Заглотив её, любимая, заработала головой ему навстречу, одновременно подрачивая кожу ствола рукой.

— Стой, стой... ! — сдавленным голосом, прошептал он, явно уже не в силах сдерживать в себе, «мальков». — Я сейчас «приплыву»...

Проигнорировав предупреждение, Марина, не останавливаясь, продолжала сосать член, с видимой страстью доводя его до извержения.

— Всё, я больше не могу — расслаблено выдохнул он, давая ей последнюю возможность выпустить конец изо рта. — Я кончаю...

К моему огорчению, супруга, не сделала этого, пожелав доставить ему удовлетворение, уже вторым местом, за этот вечер. Замерев, Володя тихо застонал и его член запульсировал, выплевывая в рот моей благоверной тягучую, запашистую слизь. Глядя, как она отсасывает у него, постыдно глотая чужую сперму, я невольно почувствовал брезгливость и пренебрежение к жене. Её распутство, было унизительно и позорно не только для неё самой, но и для меня. Успокаивало только то, что если всё же, Вовка окажется пиздоболом, то вряд ли будет распространяться о том, что выебал и навалял за щеку, моей жене, так как сам подлизывал ей пизду после моего хуя.

Накормив её своей спущёнкой, он отвалил в сторону.

— Заебись в рот кончать... Такое ощущение, что вот-вот, душа, через хуй высосится.

Не разделяя его восторга, я промолчал, чувствуя, как помимо моей воли, член стал сдуваться, быстро теряя упругость. Настроение было потеряно и вместе с этим, сразу же, появился неприятный осадок. Желание сменилось на злость и досаду. Стараясь не поддаваться, охватывающей меня, нервозности я слез с супруги.

— Ну ладно, пора домой.

Быстро одевшись, мы распрощались с хозяином и я заметил, что при расставании, он не чмокнул Марину в губы, как он это делал раньше. Половину дороги я шёл молча, размышляя о том, что произошло и смогу ли я относиться к жене по прежнему. Чувствуя моё раздражение она тоже молчала вероятно переживая ещё больше меня. Думаю она поняла, что явилось причиной моего неудовольствия и её мучил стыд.

— Тебе не понравилось, что он мне в рот кончил, да? — не выдержав, расстроено спросила она.

— Конечно — не стал скрывать я. — А кому понравится, если жена, отсасывает у чужого мужика? Даже он сам побрезговал тебя поцеловать.

— Ну, а почему ты не запретил мне, это сделать? Я же спросила разрешение.

— Потому что ты хотела этого. Со мной, так, ты ни когда не изъявляла такого желания.

— Но ты же видел, что я была, перевозбуждёна и уже не контролировала себя — виновато произнесла она. — Мог бы догадаться, что в таком состоянии, всякие, дурные желания возникают, о которых потом сожалеешь. Тебе надо было остановить меня, а не соглашаться. Я сама теперь, из-за этого извожусь. И вообще мне очень стыдно за всё, что произошло. Я так и знала, что добром это не кончится. Зря я согласилась на это, ведь не хотела же. Если ты захочешь меня бросить, я тебя пойму.

В её глазах блеснули слёзы.

— Ну вот ещё! — понимая, что в сущности, её винить не в чем, поспешил успокоить я. — Не хочу я тебя бросать. И не переживай, из-за того, что было. Ты мне не изменяла, а значит и повода нет, чтобы разбегаться.

— Есть. Тебе, должно быть стыдно, за меня — с раскаянием в голосе, возразила жена. — Теперь, наверно, Вовка будет считать меня падшей женщиной. Да и тебе будет неприятно целовать меня.

— Плевать нам на Вовку и на всех, кто о нас, плохо думает!

Остановившись под фонарём, я взял её лицо в ладони и приподняв его, заглянул в повлажневшие глаза супруги.

— Главное, чтобы мы друг друга любили. А любимую женщину всегда приятно целовать.

— Ну ты что! Подожди, не целуй меня сейчас — сконфузилась она, поняв мои намерения. — Дома, когда я зубы почищу. У меня всё ещё во рту вкус спермы остался.

— Она у тебя и под губой осталась — улыбнулся я, заметив белые, высохшие разводы на подбородке и возле уголков рта. — Аккуратней сосать надо.

Когда мы вернулись домой, было уже три часа ночи. Если бы в тот момент кто-нибудь увидел Марину, то сразу бы понял чем она занималась. Весь её вид: измятое платье, взъерошенная причёска, белесые следы спермы на лице и груди, всё это, красноречиво указывал на то, что она еблась.

— О, господи! Вот это, у меня, видок! — улыбнулась она, взглянув на себя в зеркало. — Выгляжу как проститутка после работы!

— Ты ещё не отработала, я-то ещё не кончил — напомнил я, чувствуя, что мой член зашевелился.

— А может завтра?

Моё настроение уже нормализовалось и хотя, я немного подустал, спать мне не хотелось. Получив эмоциональную встряску, я испытывал необычно сильное вожделение и нежные чувства к супруге, которые, со временем уже подзабылись.

— Нет, я сейчас хочу.

— Ну, ладно. Ты тогда иди постель расправляй, а я пока подмоюсь и зубы почищу — распределила она, направившись к ванной. — Плохо вот, что горячую воду отключили, мне хочется полностью вымыться.

Зайдя в ванну, она тут же вышла обратно.

— Представляешь?! И холодную воду отключили! И что теперь делать?

— Ну, что тут сделаешь... ? Ложись не подмытой.

Взяв жену за руку, я потащил её в спальню.

— Пойдём в постельку.

— Давай тогда не будем трахаться.

— Будем. Мне кончить хочется.

— А не чё, что я грязная и вонючая, как половая тряпка?

— Ну, прям уж... , нашла тоже сравнение! — возразил я, помогая ей, снять платье. — Ни какая ты, у меня, не тряпка.

— А кто, по-твоему? Подстилка?

— Ну, в каком-то смысле — да. Но лучше — честная давалка.

— Ну так, давалку тоже надо мыть, прежде чем другому подставлять?

Бросив платье на стул, я подтолкнул любимую к кровати и мягко уронив на постель,...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх