Мои вторые 50 оттенков любви

  1. Мои 50 оттенков любви
  2. Мои вторые 50 оттенков любви
  3. Мои третьи 50 оттенков любви

Страница: 1 из 3

Вечером я не пошёл на лоджию. Просто не знал что ответить, если Саша спросит почему я так пялился на него. Из приличных ответов мне на ум приходила только зависть! Но сказать об этом было стыдно, а признаться, что его тело сводит меня с ума — нереально. Даже мысль о возможности каких-то отношений пугала и отталкивала. Я хотел нормальную жизнь, с обычной семьёй, женой, детьми, с походами на рыбалку и шикарным карьерным ростом. Обо всём этом можно забыть, если я решусь поддаться своему желанию. В конце концов, я натурал, не могу же я вот так вот сменить ориентацию. Мне всегда казалось, что геи понимают кто они с самого детства, и первый партнёр у них сразу мужчина. Я, конечно, совсем в этом не разбирался. Но был явный страх. Я не хотел стать изгоем. Кто бы что не говорил, но посвятить свою жизнь мужчине для меня значило отрезать себя от мира. К этому я был не готов. Поэтому мысль съехать была единственно верной для меня в тот момент.

И с утра я занялся поиском квартиры в интересующем меня районе. Ничего хорошего не попадалось и у меня почти опустились руки. Я позвонил на работу и попросил пару дней отгула, хотя проект, ради которого меня отзывали из отпуска, и вправду был очень серьёзным. Но меня заботили другие проблемы. С этими мыслями, ближе к обеду, я пошёл в душ. Не успел я намылиться, как раздался звонок в дверь. Чертыхаясь, я быстро обтёрся полотенцем и закутался в халат. Босиком я проскользнул в коридор и спешно открыл замок. Вот есть у меня дурная привычка не смотреть в глазок. Когда-нибудь она мне аукнется.

На пороге стоял он... Я просто опешил, не ожидая его увидеть. Знал бы он, что я так отчаянно хочу от него сбежать. Саша был одет в стильную обтягивающую майку, подчёркивающую его пресс и накачанную грудь, в легкие спортивные штаны и кеды. Так необычно было видеть его в такой «домашней» одежде, после его делового костюма. В руке он держал бутылку коньяка. Саша внимательно обвёл меня взглядом.

— Привет, Макс! Я вижу, что помешал тебе? — утвердительно спросил он.

— Нет, что ты, я уже искупался. — соврал я. Ну кто меня тянет за язык?

— Просто ты вчера не вышел на лоджию, а вид у тебя днём был не очень. Вот я и решил, что мы можем посидеть втроём — ты, я и коньяк, поболтать. Тебе явно нужен сейчас друг.

Ну не ты, это точно. Вид у меня был не очень... Конечно, ты ведь оттягивался с этой сучкой, а потом голый попался мне на глаза. Я надеялся избегать тебя до переезда. Тем более на пьяную голову. Но губы предательски не слушались:

— Конечно, проходи!

Он прошёл в зал и рухнул на белоснежный диван, который еще больше оттенял его смуглость. Может, он мулат? Нет, слишком европейская внешность. Мои мысли перебил Сашка.

— Ну неси тогда бокалы. Может, есть что-нибудь к коньяку? Кофе или сигары?

— Ты забываешь, что я студент. — съязвил я. — Кофе, конечно, найдётся, но растворимый.

— Нет, тогда лучше так. Коньяк хороший, мне его дядя из Франции привёз года 4 назад. Думаю, пора его уже открыть.

Я хоть и вырос в небедной семье, но настоящий французский коньяк и сигары — для меня непозволительная роскошь. Мы вообще не привыкли шиковать, часто приходилось отказывать себе во многом. Бизнес штука очень хрупкая и отец много раз был на краю пропасти. Хотя для окружающих, в том числе и для родни, мы всегда оставались мажорами. Они считали, что мы бездонная бочка, вечно занимали у отца денег, часто торчали в гостях, съедая пол холодильника. Так что я знаю цену деньгам, хоть и без особого труда обосновался в Москве.

Поэтому такое элитное «угощение» было мне в новинку. Я засуетился, принёс бокалы. Пока искал их, в другой комнате сменил халат на шорты и футболку. Ну совсем пацан. Но более цивильной домашней одежды у меня не нашлось. Саша одобрительно кивнул, когда я переодетый вернулся к столу.

— Да, так лучше. А то ощущение было, будто в бане сидим.

Коньяк уже был открыт и он профессионально налил в бокалы одинаковое количество напитка. Саша покрутил бокал в руке, чтобы лучше почувствовать аромат коньяка. По всему было видно, что мы именно выпивали, а не напивались. Он явно наслаждался самим процессом. А меня трусило от волнения и я хотел выпить, чтобы избавиться от стресса.

— Ну что, выпьем за то, чтобы твоя грусть ушла? — улыбнулся Сашка.

Я подумал, что она уйдёт если ты либо пропадёшь из моей жизни, либо разденешься прямо сейчас.

— А я уже и не грущу. — только и смог ответить я, и выпил.

Напиток был жгучий, с терпким незнакомым вкусом. Он очень нежно обволакивал моё горло, согревая изнутри. Шикарный напиток...

Я расслабился. Саша попросил рассказать почему же я вернулся раньше, и я во всех подробностях начал свой рассказ. Так незаметно наступил вечер, бутылка близилась к концу, мы много смеялись и кучу всего обговорили. Я был счастлив, спокоен и пьян. Меня всегда размаривает от небольшого количества спиртного. А тут большая 0, 7 л. бутылка на двоих. Мне этого было достаточно, чтобы быть изрядно навеселе. А вот Александр выглядел трезвым. Он только и делал, что подшучивал надо мной, как я быстро опьянел, и что коньяк не предназначен для того, чтобы им напиваться.

В один момент он сделал серьёзное лицо, улыбка пропала с его лица. Я понял, что он хочет поговорить о чём-то серьёзном.

— Так, Макс, скажи мне, как долго у тебя не было женщины?

— Тьфу ты, я думал, что что-то случилось. А ты о бабах. — хотел сменить тему я.

— Ну, во-первых, не о бабах, а о женщинах. А во-вторых, я считаю, что это очень серьёзная проблема, если у тебя уже очень давно никого не было.

— Саш, ну нет никакой проблемы. На четвертом курсе у меня в последний раз была девушка. А сейчас нет времени на это, вот сдам диплом следующей весной, мне предложат дневной график работы, тогда вечерами ты меня и не застанешь дома! — продолжал врать я, хотя под градусом моя ложь была заметнее.

— Поверь, для мужчины нет отговорок, чтобы не любить женщин. Это наша суть. И если ты пытаешься от неё уйти — у тебя или проблемы с мужским здоровьем, или моральный барьер.

Меня его слова задели за живое.

— Это ты сейчас меня так импотентом назвал? — пытался переварить его слова я. Хотя за меня отвечал коньяк.

— Макс, ты не понял. Что за обывательский взгляд? Ладно, спрошу так, чтоб тебе было понятнее — ты не можешь или не хочешь? — он посмотрел на меня из под бровей сексуальным взглядом. Хотя, наверное, только мне он показался сексуальным. Сейчас всё в нём казалось мне таким. И этот разговор отдавался где-то между ног сладкой истомой. Если мы с ним будем говорить о сексе, я кончу прямо себе в шорты. Он весь заставляет трепетать. Его слова, взгляд, движения, всё кажется волшебным, нечеловеческим, божественным. Вы теряли дар речи при одном виде мужчины? Нет? Я уверен, при нём вы бы замолчали. Ему хочется открыться, отдать всего себя, не желая ничего взамен. Кажется, что то, что он рядом с тобой — уже дар. Все наши разговоры были ничтожны, я хотел рассказать ему как мне с ним хорошо, как я хочу быть с ним рядом, быть его мужчиной... Нет, коньяк был лишним, точно лишним, я сейчас спалюсь.

— Саш, мне никто не нужен, но если этот кто-то появится, поверь, я смогу его удовлетворить. — блин, ну я и ляпнул, прозвучало очень по-гейски. Зачем я про кого-то в мужском роде?

Он улыбнулся. По телу пробежали мурашки. Блин, он смеётся надо мной или просто понял меня? Я не могу его разгадать. Саша откинулся на спинку дивана и внимательно на меня посмотрел.

— Макс, я расскажу тебе кое-что, но пообещай мне, что это останется только между нами? — он был очень серьёзен. Я напрягся. Нельзя было понять о чём он мне хочет рассказать, но я пообещал. В конце концов, я скоро уеду отсюда и забуду о нём и обо всём, что с ним связано. Хотя, конечно, забыть Сашу мне казалось невозможным. Но я верил, что время лечит.

— Тебя не смущало, что с нами на этаже и под нами никто не живёт? — у него был такой заговорщицкий вид, что мне ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх