Виола. Часть 2

  1. Виола. Часть 1 (Написано в соавторстве с kipish)
  2. Виола. Часть 2

Страница: 6 из 7

и мы, и общались со своими спутницами. Несколько девушек в коктейльных платьях разной степени открытости, танцевали в середине. Ничего особенного. Внимание привлекали лишь сестры Лера и Саша. Девушки были в узких и столь коротких платьях, что в танце их подолы постоянно ползли вверх и открывали хорошенькие попки сестер почти наполовину. Мама незаметно оставила меня и вернулась через несколько минут уже не одна, а об руку с импозантным и очень привлекательным молодым человеком в белом смокинге и при бабочке.

— Виола, познакомься, это Вадим.

Я поднялась на встречу и протянула руку для поцелуя.

— Вы обворожительны, Виола.

Он пристально посмотрел на меня своими темно-карими глазами, и я... пропала. Его бархатистый голос обволакивал меня, а взгляд пронзал насквозь. Он что-то неторопливо и чувственно говорил, но я не понимала его. Кажется, рассказывал о себе, постоянно отвлекаясь, чтобы сделать мне очередной комплимент. Он пригласил меня на медленный танец, и я пошла. Я вообще была словно под гипнозом. Его руки все время оказывались там, где ни одна добропорядочная девушка не позволила бы им быть. Но я позволяла. Он склонялся ко мне и что-то горячо шептал на ухо, обдавая мятным ароматом, и от его шепота мое тело покрывалось мурашками. Его губы касались моего уха, целовали шею, а руки ласкали, проникая подл платье. У него были очень большие сильные руки, но вместе с тем поразительно нежные. Танец давно закончился, но мы продолжали неторопливо двигаться под музыку, которая звучала только у нас в головах.

— Виола, — пробился сквозь туман его голос, — Вам нехорошо? Давайте пройдемся?

Я кивнула, хотя мне было ОЧЕНЬ хорошо, и, прильнув к его мускулистому плечу, пошла вместе с ним к выходу с площадки. Едва мы оказались в темноте, как Вадим развернул меня к себе и страстно поцеловал прямо в губы. Время остановилось, и я понятия не имею, сколько продолжался этот волшебный поцелуй. И снова только его голос заставил меня очнуться:

— У меня для Вас подарок, Виола.

Он выпустил меня из объятий и сделал шаг назад. Сунул руку за пазуху и извлек оттуда черную бархатистую коробочку. Встал передо мной на колено и торжественно открыл ее. Вспыхнувшее внутри сияние затмило собой самые яркие звезды на небе.

— Вам нравится?

— Что это?

— Колье. Самое прекрасное для самой прекрасной девушки на свете.

Звучало банально, но в тот момент мне так не показалось. Он встал позади меня и через секунду холодный металл коснулся моей шеи. Застегнув украшение, Вадим обошел меня, осмотрел и замер в восхищении.

— Вы просто созданы друг для друга!

— Жаль, я не могу увидеть себя в зеркало.

— Это можно устроить... Пойдем, у меня для тебя еще один сюрприз. Но его, в отличие от колье, ты можешь и не принять. Хотя я очень надеюсь на обратное.

Вадим впервые за вечер перешел на «ты», и мне почему-то сразу сделалось от этого легче. Он вывел меня на тропу, которая углублялась в самую чащу зарослей. В той части острова, куда вела дорожка, я еще не была. Очень скоро свет от танцплощадки перестал до нас доходить, звук тоже становился все тише. Но в кромешной темноте мы шли совсем недолго. Впереди появилось световое пятно, просвечивающее сквозь растительность, и с каждым шагом становящееся все ярче. А метров через 100 до моего слуха долетел шум прибоя.

— Мы идем на пляж?

— Да. Здесь каждый уголок имеет название, и этот пляж называется «рай»

— Рай?

— Это очень особенный пляж.

Мы уткнулись в большой и очень густой куст. По близкому шуму волн было ясно, что наша цель совсем близка. Тропинка огибала куст кругом. Мы обошли его и сразу оказались перед казавшимся бескрайним пустым пространством, посреди которого, прямо на песке, стояла, скажем так, кровать. На самом деле это было огромное ложе, размером 3 на 3 метра. По бокам были установлены высокие резные стойки, поддерживающие пологую, украшенную цветами пирамидальную крышу. Сверху свисал прозрачный газовый балдахин, складки которого лениво колыхались от легкого ветерка. Под крышей кроме того размещалось несколько скрытых светильников, ярко освещавших внутреннее пространство. И все-все было белым: шелковые простыни, подушки, балдахин, стойки, цветы... Эффект был потрясающий! На фоне черной южной ночи казалось, что кровать парит в воздухе.

— Я не вижу здесь зеркала.

— Его здесь нет. Здесь больше ничего нет. И никого. Кроме нас, Виола.

— ЭТО... будет здесь?

— Только если ты захочешь...

Я повернулась к Вадиму. В его глазах отражались две маленькие, залитые светом кроватки. И в его взгляде, на его лице, в его полуулыбке я не смогла прочесть ни нетерпения, ни похоти — только нежность и что-то еще, едва уловимое.

— Мне кажется Вы... ты встревожен?

— Немного. Я понимаю, как для тебя важен сегодняшний день, но не уверен, смог ли я...

Я порывисто бросилась к нему на шею и запечатала его уста поцелуем.

— Ты смог... , — тихо сказала я чуть погодя, затем вынула из волос цветок и протянула его Вадиму

Он тут же подхватил меня на руки, пронес несколько шагов и бережно положил на мягкую постель. Края юбки распались по сторонам, обнажая меня ниже пояса, но это меня не беспокоило. Волновало другое. Я считала, что полностью готова к тому, что сейчас случится, я ждала этого и даже страстно желала. Но когда наступил момент истины, моя смелость куда-то улетучилась. Я закусила губу и отвернула голову в сторону. Но Вадим взял меня за подбородок двумя пальцами и повернул к себе.

— Ты боишься, маленькая?

Я кивнула и зажмурилась, когда его губы потянулись ко мне. Они коснулись шеи, и по моему телу, как тогда на танцплощадке, опять пробежали мурашки. Затем он поцеловал меня чуть ниже, еще ниже... Цепочка поцелуев, не прерываясь, протянулась от шеи, через оба плеча до того места, где начиналась возвышенность моей груди. Но и здесь она не оборвалась. Я не успела заметить, как он спустил бретельки платья: видимо это случилось еще в самом начале. Поэтому сейчас Вадиму оставалось только потянуть за край лифа, чтобы ткань послушно скользнула вниз, обнажая мою грудь. Пока он нежно ласкал рукой одну, его губы добрались до набухшего соска другой, и завладели им. Он начал посасывать его, иногда осторожно прикусывая зубами, а когда закончил, чтобы уделить внимание и моему животику, я впервые застонала. Но не от удовольствия — от разочарования. Вадим сразу все понял, и снова вернулся к сосочку, но уже на другой груди...

Что происходило дальше, я помню отрывочно. Слишком сильными были захлестнувшие меня эмоции. Вот мы уже голые. Я лежу на спине, а Вадим — рядом, на боку, прижимаясь своим твердым членом к моему бедру. Он проводит рукой, едва касаясь пальцами, по моей коже от ключицы, по краю груди, талии, бедру. Его губы, найдя самое чувствительное место, уже не оставляют моих сосков, попеременно лаская их. Время от времени он отрывается, чтобы сказать мне несколько нежных или успокаивающих слов, а затем начинает снова свою сладкую пытку. Другой рукой он перебирает мои локоны, наматывает их на пальцы, щекочет кончиками шею. Я вся сгораю от желания. Внизу у меня давным давно так мокро, как никогда. Но он еще ни разу не коснулся моего лона. Он никуда не спешил, зато я уже не могла терпеть. Моя рука потянулась к киске, но Вадим перехватил ее и твердо отвел в сторону. Это повторилось еще два или три раза, пока он, наконец, не сжалился надо мной. Постепенно опустившись вниз, он подхватил меня под коленки, заставив согнуть ноги, а затем раздвинул их и зарылся лицом между моих бедер. Я застонала от предвкушения, но Вадим и тут решил меня немного помучить, целуя и лаская языком рядом с лоном, но не касаясь его. Я не выдержала и стала сбивчиво умолять его полизать мою щелку, даже обхватила его голову и попыталась притянуть ее к себе, но сил на это у меня не хватило. Между ног бушевал пожар, я была на пике вожделения, возможно даже на грани сумасшествия, и Вадим почувствовал это....  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх