Кристина. Часть 6

  1. Кристина. Часть 1
  2. Кристина. Часть 2
  3. Кристина. Часть 3
  4. Кристина. Часть 4
  5. Кристина. Часть 5
  6. Кристина. Часть 6

Страница: 2 из 12

спровоцировать. Наконец она облизала губки и, не поднимая глаз, стала расстегивать его ремень. Вид у нее был какой-то обреченный и в то же время нетерпеливый. Отметив про себя ее решительность, Лука медленно откинулся на спинку дивана, отдавая все в ее руки. Вообще-то уж от нее он никак этого не ожидал... Значит, придется воспользоваться планом Б.

Девушка высвободила его вставший дыбом и истекающий влагой член, еще секунду поколебалась и, наклонившись, сделала несколько медленных круговых движений языком по его бархатистой головке, затем замерла, словно оценивая его на вкус, или, возможно, давая себе шанс одуматься. Лука помог ей как следует расстегнуть брюки и поторопил ее, немного надавив на затылок. Катя неловко поправила выбившиеся из хвостика и упавшие на лицо волосы, которые он тут же подобрал пальцами и сжал в кулак вместе с хвостом. Она сидела на диване, склонившись к низу его живота и упершись ладонями в мягкое сидение, почему-то чувствуя, что лишние прикосновения ему не понравятся, и понимая, что зашла уже слишком далеко, чтобы останавливаться. Его аромат чистоты, ее любимого мужского парфюма, дорогих сигарет, выглаженной рубашки, острый запах феромонов заставили ее подавить чувство унижения и уступить собственной вечно подавляемой страсти. Она обхватила губами его головку и слегка всосала ее в себя, теребя язычком и немного сжимая зубками. Лука чаще задышал и в нетерпении шевельнул бедрами. Ее голова закачалась вверх-вниз, зубки едва уловимо пробегали по головке, язычок трепетал, губки сжались в тугое колечко. На лице Луки расцвело пошлое похотливое выражение, он приоткрыл рот и прерывисто застонал, привыкая к ее темпу. «Кто бы мог подумать?» — проносились в его мозгу обрывочные мысли, — «Теперь уже наверняка вспомнила о повышении... «.

Минут через пять неутомимых ласк Катя медленно сползла на пол, выпустила его упруго торчащий член изо рта и принялась самозабвенно раскачивать его из стороны в сторону язычком, пару раз пройдясь влажным поверхностным поцелуем вдоль всей его длины и едва заметно щекоча мошонку. Бедра Луки невольно начали вибрировать, рука, которой он сжимал ее волосы, отяжелела и напряглась. Позволив ей еще немного развлечься, он, не отпуская ее хвост, встал, уперевшись в диван одним коленом, и стал ритмично надавливать на ее затылок, заставляя ее давиться, постанывать и трепыхаться. Он понятия не имел, сколько продолжалась эта скорее всего малоприятная для нее игра, ему вообще было плевать, что она чувствует, о чем думает, потому что последние жалкие остатки его способности мыслить поглотил образ Кристины — прекрасной, беспомощной, покорной, обильно текущей от его грубых манипуляций и потому на все готовой. Отстранив свою безвольную подчиненную в последний момент и продолжая держать ее за хвост, немного оттягивая назад голову, он размашистыми движениями заскользил рукой по пульсирующему члену и, забрызгав ее лицо спермой, звучно отдышался и тут же отступил в сторону, натягивая боксеры, застегиваясь и заправляясь. Катя выглядела измученной и униженной. Лука нервно провел рукой по волосам, шагнул к столу, отыскал пачку салфеток в ящике и протянул ей. Затем он сел в кресло и, чтобы чем-то занять руки, взялся за мобильный, бессмысленно тыкая в иконки.

— Бумаги с пола, пожалуйста, убери, — стараясь, чтобы голос по-прежнему звучал уверенно и властно, попросил он и после некоторой паузы заметил, — Ты, очевидно, замужем?

— Да, — не поворачиваясь к нему, бесцветным голосом выдавила из себя Катя, все комкая новые и новые салфетки.

— Чем муж занимается?

— Он... он учится и работает координатором по логистике в компании по авто-доставке грузов.

Катя присела на корточки и начала кое-как собирать рассыпавшийся договор, по-прежнему держась к Луке спиной. Он почему-то только сейчас обратил внимание, что она была одета в классические черные брюки и светло-серый облегающий пиджак с короткими рукавами. Ее обнаженные руки двигались неловко и резко.

— Ясно... , — Лука сделал паузу, в которую он размышлял о том, что именно сейчас ему ни в коем случае нельзя проявить слабинку, если он не хочет потом иметь проблем, — Ну, передавай привет мужу, — хладнокровно выдал он наконец, — Кстати, ты уволена... Извини... Ничего личного. Ты хорошо поработала, но интрижки и слухи на работе мне не нужны, также как и тебе, я полагаю. Просто все так сложилось... Сегодня мне еще будет нужна твоя помощь до четырех, особенно на переговорах, а завтра можешь не приходить. Я прослежу лично, чтобы тебе перечислили приличную компенсацию.

— Но... Лука Дмитриевич... , — почти срывающимся на плач голосом пролепетала она, вдруг встрепенувшись от неожиданности, встав на ноги и нелепо распахнув на него вдруг заблестевшие глаза.

— Кать, — вздохнул он, — Слушай... Не переживай ты так. Ты хороший специалист и легко найдешь работу. Я дам тебе рекомендации. Кстати, — он взял со стола бархатную черную коробочку, подошел к девушке и протянул ей отвергнутый Кристиной подарок, — Вот. На. Возьми. Это тебе. Пусть это будет приятным дополнением к компенсации.

Она продолжала пялиться на него ничего не понимающими глазами. Несколько раздраженно Лука взял ее безвольную руку в свою и насильно вложил в нее свой утешительный приз. В этот момент его резануло какое-то неприятное чувство собственной полной низости и еще — правоты Кристины. Он поспешно развернул оторопевшую Катю за плечи в направлении двери.

— Умоляю, без слез. Без истерик. И чтобы никому ни слова. Это ясно? — изрек он, выпроваживая ее за дверь.

Катя неопределенно кивнула, хотя он со спины видел, как напряжены ее плечи.

— Ой, ты договор-то оставь. Я посмотрю, — он с усилием вытянул пачку листов из ее рук, — Уверен, что ты все прекрасно перевела, — улыбнулся он ей в лицо своей дежурной обворожительной улыбкой «а-ля Великий Гэтсби» и закрыл дверь в свой кабинет прямо перед ее носом.

Немного придя в себя, Лука включил компьютер, проверил почту, ответил на несколько важных писем, быстро сделал пару деловых звонков, взял в руки только что переведенный договор, веером пропустил листы между пальцами. Зачем он вообще его забрал? О чем думал? Не станет же он в самом деле его проверять... Он вдруг поймал себя на мысли, что снова думает о Кристине. И что ему теперь делать с этой наивной девчонкой? Нелепо все как-то... и цветов не послать... и не пригласить на свидание... и не исправить уже ничего... В этот момент мобильный жалобно заныл и забился на столе. На дисплее высветился незнакомый номер. С нехорошим предчувствием Лука прижал трубку к уху.

— Здравствуй, дорогой, — нарочито мило пропела мать.

— Я на работе. В чем дело?

— Всего лишь пустяк... Хочу послать тебе одно фото...

— Что? — в раздражении переспросил он, будто не расслышал.

— Весьма любопытное фото... Мне кажется, тебе понравится...

— Что за бред?

— Просто перезвони мне на этот номер, когда получишь.

Связь отключилась и практически сразу после этого пиликнул сигнал о пришедшем сообщении. Лука ткнул в пару кнопок и, настороженно сведя брови, уставился на экран. Затем осторожно положил телефон на стол, вздохнул, сжал губы в линию и, подперев лоб ладонью, облокотился о стол. Что тут скажешь? Попался как желторотый молокосос. Вдруг вспомнив про свои более серьезные улики, он невольно рассмеялся. Могло быть и хуже, конечно. Но теперь уж точно придется ото всего избавиться. Лука взял в руки пачку Treasurer, в задумчивости постукивая по крышечке указательным пальцем, снял трубку офисного телефона и, прижав ее плечом к уху, достал себе сигарету.

— Кать, вызови ко мне Милушина. Скажи, чтобы по-быстрому там. Мне сегодня нужно будет уехать пораньше.

Еле высидев переговоры и кое-как завершив дела, Лука вышел в знойный пыльный ранний питерский вечер. Прежде чем сесть за руль, он нетерпеливо стянул с себя пиджак, галстук, расстегнул ворот рубашки, закатал рукава. Сейчас кондиционер едва ли спасет его от тяжести всех этих ...  Читать дальше →

Показать комментарии (62)

Последние рассказы автора

наверх