Кристина. Часть 6

  1. Кристина. Часть 1
  2. Кристина. Часть 2
  3. Кристина. Часть 3
  4. Кристина. Часть 4
  5. Кристина. Часть 5
  6. Кристина. Часть 6

Страница: 7 из 12

но достойно сдержанная, стояла Кристина. Кажется, она произносила тост и, безусловно, говорила самые правильные слова. Только их смысл почему-то ускользнул от Матвея, совершенно пораженного ее торжественной искренностью и безупречной непринужденностью. Под звуки аплодисментов она прошла к центральному столику отца, поцеловала его в щеку, затем обняла Ларису и взяла со стола свои белые перчатки, поспешно их натянув. Из динамиков уже начали доноситься первые слегка приглушенные звуки «Жизни артиста». За спиной Кристины появился ее партнер, профессионально приосанившийся для танца. Торжественно приняв ее руку в свою, он легко и изящно сжал ее в объятии и закружил по залу в плавном вихре вальса.

Лука с пристальной внимательностью наблюдал, как глаза около трехсот присутствующих гостей, артистов, персонала ресторана, в восхищении обратились на нее. Ее лицо было возвышенно-торжественно, стан тонок и гибок, кринолин плавно развивался вокруг ее стройных ног воздушным облаком. Что-то такое Лука, пожалуй, представлял себе когда-то, что-то такое едва уловимое, словно из прошлой жизни. Партнер Кристины, судя по всему, тоже 17летний мальчишка, еще нелепо не сформировавшийся внешне, все-таки отлично держался как танцор. Почти все время праздничного обеда они с Кристиной весело и по-дружески болтали, словно дети, которые знать ничего не знают о порочных страстях, терзающих тела взрослых. Нет, не подходит этой красавице такой молокосос. Ей нужен... А, собственно, кто ей подошел бы? Матвей? А, может, тот учтивый хладнокровный немец, наверняка протеже папочки, который вежливо целовал ей ручку и беседовал с ней на немецком? Или, может... Лука отпил из своего бокала и вдруг почувствовал на себе чужой взгляд. Он пошарил вокруг глазами и увидел мать. Она смотрела на него с едва заметной настороженностью в глазах. Лука с неприязнью отвернулся. А Кристина все кружила и кружила по зале, уносимая нежными звуками мелодии, пока локоны ее слегка не выбились из прически, а дыхание не участилось. К тому моменту музыка стала стихать, партнер очередной раз плавно пропустил ее несколько раз под рукой, поймал за талию и позволил откинуться назад в изящной поддержке. Лука криво усмехнулся, прежде чем грянули аплодисменты, и избалованная папина дочка засияла от безграничного наслаждения собственным триумфом.

Выждав около десяти минут, пока стихнет всеобщая суматоха, Лука приблизился к центральному столику жениха и невесты со свидетелями, куда на время присела поболтать Кристина.

— Могу я пригласить на танец нашу сегодняшнюю звезду? — проговорил он теплым голосом, в котором пела ироничная улыбка.

Кристина открыла было рот, чтобы возразить, но Лариса поспешно ответила вместо нее:

— И правда, потанцуйте. Нечего тебе сидеть со стариками.

Девушка заметно колебалась, но Лука по-прежнему стоял рядом с ней, слегка склонившись над ее стулом и протягивая руку, поэтому выбора у нее, конечно, не было. Он чувствовал, как дрожала ее ручка, стянутая короткой белой перчаткой, поэтому сжал ее крепко и уверенно, когда вел ее на опустевшее при первых звуках медленного танца пространство зала. Снова джаз. Папа его любил, а Кристина совсем не понимала. Двигаясь, словно в тумане, во сне или после наркоза, она позволила партнеру медленно вести себя, как он пожелает, куда он пожелает, и не смея поднять на него глаза.

— Я, наверное, должен попросить у тебя прощения за невнимательность к твоим чувствам? — начал наконец Лука.

— Не понимаю, о чем ты, — с показной холодностью вымолвила Кристина.

— Понимаешь, — усмехнулся он, — Признаться, с твоим приездом, моя жизнь превратилась в какой-то кавардак. Мне казалось, что я все всегда буду держать под контролем по раз и навсегда заведенным правилам, а тут вдруг все чуть под откос не пошло...

— Как-то с трудом верится, что именно я являюсь причиной твоих проблем.

— Не верится, что способна вскружить кому-то голову?

— О, нет. Сомневаюсь исключительно в твоей восприимчивости к моим чарам.

Единственное, что он мог сделать, находясь посреди раскинувшегося у всех на виду танцпола, да еще непосредственно перед глазами родителей, это сильнее сжать ее руку в своей.

— Ну ты и наглая чертовка! Думаешь, на меня после всего, что было, подействуют твои жеманные речи?

— Я уже давно уяснила, что на тебя вообще не действуют мои слова.

— Вот это ты зря, — почти перешел на шепот Лука, — Когда ты лепетала что-то вроде «Я хочу, чтобы ты еще полизал меня там», на меня это очень даже действовало.

— Ты сам заставлял меня говорить такое! — в ужасе вспыхнула она, невольно тайком бросая взгляд на отца, который, впрочем, не обращал на них ни малейшего внимания.

— Да ведь это самое невинное из того, что ты лепетала. И силой никто тебя не принуждал... Напомнить, что еще ты говорила?

— Лука! — стараясь поддерживать видимость спокойствия, Кристина попыталась выкрутить свою руку из его, но он только перехватил ее ниже, почти на уровне запястья, продолжая вести ее в танце на приличествующем для ситуации расстоянии и медленно поглаживая ее ладошку большим пальцем сквозь тонкий шелк перчатки.

— Может, уже расслабишься? Именно сегодня я вовсе не намеревался быть с тобой грубым. Просто ты возбуждаешь меня в этом платьице. Очень уж хочется поскорее задрать твою кринолиновую юбочку, снять с тебя трусики и завалить на какой-нибудь столик.

— Ты ведешь себя совершенно непотребно и уже переходишь всякие границы!

Лука тихо рассмеялся.

— Знаешь, я и сам когда-то был таким восторженным, наивным и правильным как ты. Все мне хотелось стать благородным джентльменом, пока я не понял, что такие — всегда в пролете по жизни. На кого ты там собираешься учиться? На журналистку? Так вот мой тебе совет — лги, манипулируй, если нужно, своди с ума и отправляй в нокаут. Только так ты чего-то добьешься. А потенциал у тебя есть. Только не забывай при этом ловить кайф от того, что делаешь, особенно когда представится подходящий случай.

— Тебе нравится всех девушек превращать в шлюх? — явно уже кипя от возмущения, выпалила она.

— Из тебя не получится шлюха, как это ни прискорбно, потому что ты самая бескорыстная девушка из всех, кого я знал, — заключил он с ироничной улыбкой на губах именно в тот момент, когда мелодия вдруг оборвалась, и голос ведущего объявил очередной тост. Нехотя отпуская руку Кристины, Лука добавил, — Иди погуляй пока, праведница. Мне нужно переговорить кое с кем, а тобой я займусь чуть позднее.

— Иди ты к черту! — прошептала она себе под нос, растерявшись и не успев высказать ему что-нибудь в лицо.

Выйдя из обеденного зала в фуршетный, Лука взглянул на часы и медленно обвел взглядом всех присутствующих, явно кого-то разыскивая, когда к нему вдруг подошел Матвей.

— Слушай... Оставь ты ее... , — с ходу вдруг начал он, — Она сама не понимает, что делает. Мало тебе что ли других?

— Какого черта ты вдруг стал таким моралистом? Я ведь ни к чему ее насильно не принуждаю. Она не маленькая. И она сама знает, чего хочет.

— Уверен, ты как следует постарался, чтобы помочь ей определиться в желаниях, кобель хренов!

— Что-что? — сцедил Лука сквозь зубы и смерил брата грозным презрительным взглядом, — Сейчас поговоришь у меня... Сам с ней развлекался, как хотел, и совесть тебя по этому поводу не мучила, а теперь строишь из себя Папу Римского?

— Не собираюсь я за ней больше бегать. Но такой как ты ей точно не нужен. Ты же садист и уебок! И на нее посмотри! Девчонка еще совсем — с перспективами, с возможностями! А ты ее пороть будешь как последнюю блядь, а потом бросишь, когда наиграешься?

— Не собираюсь я ее пороть, если сама не попросит. Я тебе уже говорил, что нравится она мне. Понял? А вообще любопытно было наконец узнать твое искреннее обо мне мнение.

— Да твою же мать! — Матвей только ошарашенно развел руками, глядя, как Лука удаляется из зала решительной походкой. Этот козел правда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (62)

Последние рассказы автора

наверх