Всем богам спасибо за тебя. Глава 1

  1. Всем богам спасибо за тебя. Глава 1
  2. Всем богам спасибо за тебя. Глава 2
  3. Всем богам спасибо за тебя. Глава 3 (последняя)

Страница: 5 из 9

Понимал, что тебе одному захочется побыть. А тут смотрю, тебя нигде нет. Я даже подумал, что ты тайком уехал, — излишне бодро заговорил он, находясь опять в напряжении, как уже не единожды было с ним.

Сразу же возникло желание избавиться от этого ощущения натянутой струны, и я, стараясь улыбнуться как можно искренне, ответил:

— Так спальня закрыта была.

— Обратился бы ко мне, если сам постеснялся шугануть ребят.

— Да ладно. Ну спят, и пусть спят. Чего будить?

И тут же почувствовал, как расслабился Андрей, и ушла тревога из его глаз. «Господи, да чего он так боится?». После сна вчерашние события показались мне немного далекими и уже не такими неприемлемыми. Гораздо важнее было избавиться от головной боли, и я пошёл за опохмелом. Умывшись холодной водой, выпив минералки — видимо её специально закупили в таких количествах, а вот ничего спиртного уже не было, — я пошёл искать Андрея, чтобы выяснить, когда будем возвращаться в город.

Народ собирался на пляж, благо хоть и август, но погода стояла на удивление теплая. Тем более что купаться пока ещё было можно. От домика бани, стоявшего довольно далеко, так как участок был не маленький, соток 20—25, по тропинке шёл Леон. Я растерялся, не зная, как теперь с ним общаться. Хотел, было, повернуть назад, но он, заметив меня, громко позвал. Подходя к нему, панически искал слова, но Леон опередил меня:

— Ты извини, что так получилось. Мне от Андрея вчера знаешь, как влетело? Он же предупредил, что ты не в теме. Но пойми, выпивка расслабляет, а я у себя дома. Жаль будет, если это повлияет на ваши дальнейшие отношения. Ты нам понравился. И я действительно рад, что Андрей с тобой подружился. Он довольно щепетильный в подборе друзей, — Леон говорил спокойно, искренне, немного печально.

У меня как-то всё расслабилось внутри от его слов, и уже без всякой паники, с облегчением, я ответил:

— Да ладно, чего уж там. Ваши отношения с Сергеем — это ваши личные дела. Просто неожиданно было. Сейчас я в полном порядке.

— Ну и слава Богу. Как гора с плеч. Я за Андрея переживаю, у него сейчас не лучший период жизни.

Я ухватился за эти слова, сообразив, что можно о моём молодом соседе узнать что-нибудь новенькое от его ближайшего друга:

— А...

Но тут нас позвали ребята, которые в полной готовности кучкой стояли у ворот. Леон, улыбнувшись мне ободряюще, повернулся идти. Из дома как раз выходили Андрей с Сергеем. Мы направились к остальным. Я пожалел, что разговор прервался. Мне хотелось побольше узнать про Андрея, ведь было что-то, о чём со мной он явно не хотел говорить, что-то скрывал и чего-то боялся. А как мне самому начать, если я и близко не представляю проблемы?

Возможности продолжить разговор с Леоном, к сожалению, так и не представилось. Пьянки больше не было, не было и шокирующих меня сцен. На удивление быстро я освоился среди этих молодых ребят, даже не пугало, что часть из них — геи. То есть Леон с Сергеем. Решил: буду считать, что остальные — обычные ребята, пока не обнаружится обратное. Как в юриспруденции — презумпция невиновности. Четверо к вечеру уехали, так как завтра им надо было на работу. Мы же: Андрей, я, Леон и их друг Владимир с младшим братом Санечкой — так все звали паренька, получили огромное удовольствие от бани, которая мне понравилась еще в прошлое проживание здесь. И я в который раз обратил внимание на привлекательность Андрея, когда он, вытирая полотенцем волосы, раскрасневшийся, смеялся какой-то шутке Санечки. Уехали мы с Андреем только на следующий день. Владимир с братом остались составить компанию хозяину дома — до учебы оставалось десять дней.

Ещё через неделю закончился мой отпуск, и жизнь вошла в привычную колею. У Андрея начались занятия в университете. Шокирующие меня события 17 августа стали далёкими и нереальными, так как Леона с Сергеем с тех пор я не видел, а с Андреем мы этот вопрос больше ни разу не поднимали. Пока не произошло следующее испытание моей души и моих чувств.

Отступление первое. Будни

— Вероника! Мне это надоело! Опять улыбаешься всем подряд? — разъяренная Галка влетела в комнату, сжимая в руке конверт.

— Ой! Линочка, чесслово, я не нарочно, просто неудобно было выбрасывать на глазах у Стасика, а потом просто забыла.

— Стасика?! Забыла? Да это уже все границы переходит! Ты обещала, что никакого флирта не будет! И какого тогда хрена в твоём кармане эта бумаженция?

Галина трясла мятым конвертом с очередным признанием в любви у меня перед носом, в своей ярости похорошев невероятно. Я в который раз залюбовалась её горящими глазами, румянцем на щеках, рассыпанными в беспорядке локонами светло-русых волос. И, не удержавшись, крепко обняла, предотвращая попытки выбраться из кольца моих рук. Видя бесполезность своих трепыханий, Лина успокоилась, расслабилась и спрятала свое лицо у меня на груди. Я бережно приподняла ее за подбородок и нежно, медленно поцеловала. Уже далеко не впервые у нас с ней происходили такие маленькие скандальчики. Всякий раз примиряясь, мы с неистовостью молодости отдавались друг другу. Так повелось с самого начала, с первого курса юрфака. Вот уже без малого пять лет.

— Родная, ну ты же знаешь, я не так давно устроилась в эту фирму, не могу же на всех букой смотреть. Как ко мне станут тогда относиться? Ты ж понимаешь, улыбкой можно большего добиться, чем злобным взглядом и хмурым выражением лица. Ну, всё? Не злишься?

... Это было как схватиться за оголённый провод под напряжением: всё тело протрясло мелкой дрожью, и глаз не оторвать от серых озер встречного взгляда, и рук — от худеньких и хрупких плеч.

Я сбила её на повороте с лестницы, торопясь в аудиторию на первое занятие. И, помогая подняться упавшей девушке, уже знала, что ни за что её не отпущу, никому не отдам, через что угодно пройду, добьюсь любым путем. Таких эмоций, такого чувства... Не представляла, что могу такое испытать. Этот самый «путь» занял у меня почти весь первый курс. Зато теперь, уже так долго, я была счастлива. И дарила счастье любимой — Галке, Галине, Лине, Линочке, птенчику моему. А ещё знала, что приложу все силы для сохранения наших отношений, для того, чтобы быть вместе до... бесконечности.

Свою неправильную ориентацию мне помогла осознать двоюродная сестра, заодно научив прятать ее от окружающих, чтобы не быть изгоем. А может, она была причиной? Впрочем, я не жалею. Мы с мамой жили вдвоём в трёхкомнатной квартире, сестра часто оставалась ночевать у нас. Мама не смогла простить измены отца во время беременности мной, для неё это был сильнейший шок, и ни о каком мужчине в нашем доме не могло быть речи с самого моего рождения. Уже будучи взрослой, я как-то раз спросила маму, знала ли она о наших с сестрой играх, на что мама бурно возмутилась. Только мне кажется, лукавила она.

... — Не злишься? — повторила я, заглядывая в любимые глаза. Лина улыбнулась уже спокойно:

— Ну и как я могу на тебя злиться? Только хватит уже меня провоцировать, ты же знаешь, как болезненно я переношу внимание парней к тебе. Мне каждый раз начинает казаться, что в этот раз тебя отберут у меня, а я и сделать ничего не смогу. Я ведь вижу, как ты смотришь на маленьких. Когда-нибудь тебе захочется иметь нормальную семью, — Галя потерянно вздохнула, вновь прижимаясь ко мне. Господи, как же ей передать всю глубину моих чувств к ней? Как утихомирить ее повышенную ревность?

— Глупенькая. Вот когда рак на горе свистнет... — я гладила её по голове и думала, что уже в третий раз моя Лина поднимает эту тему. И что мне делать? Как освободить ее от этих тревог?

— Мы же с тобой в прошлый раз что решили? Что придет время, родим от какого-нибудь симпатичного мужичка, и будем вместе воспитывать. Мы же все-таки женщины, нам проще. Представь, если бы мы обе мужчинами родились. Вот тогда бы у нас с тобой была проблема. А так не забивай себе голову ерундой. Я тебя очень люблю. И буду любить. Веришь?

Лина в последний ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх