Нетипичные последствия переохлаждения

Страница: 10 из 12

У меня и самого, возбуждение уже перехлёстывало через край и я уже помогал маме, изгибая свои бёдра навстречу ей. В очередной раз я двинул бёдрами так, что мама чуть ли не взлетела надо мной. Она упала на меня всем весом и тихий приглушённый вскрик разрезал тишину. Это не был крик боли. Кровать под нами предательски громко заскрипела...

— Тише... , — застенала испуганно мама, — тише..

Её ручки упёрлись мне в грудь, прижимая меня к кровати, а её ноги сжали мои бёдра, как на лошади.

— Тише... — повторила она с шумным выдохом, вновь с укоризной глядя на меня. Я заметил капельки пота на её лбу, — тихо... тихо...

Мама замерла на мне, до конца насадившись на мой член и какое-то время не двигалась, как будто приходя в себя.

Я потянул за шнурок на вороте её ночной рубахе, освобождая молочно-белую грудь. Потом жадно обхватил ладонями ее красивые титьки и принялся любовно мять их, играя пальцами с твёрдыми сосками. Приподнявшись, я рывком сел в постели и прильнул к мамкиным дынькам губами, страстно посасывая нежную плоть.

Мамино сердце билось, что паровой молот. Она страстно задышала, когда мои губы коснулись её груди, и я почувствовал, как мамины руки взметнулись и обняли мою голову, прижимая меня к себе. Я снова двинул бёдрами, вскидывая на себе маму. Снова лёгкий стон. И снова её ноги сжали мои бёдра. Мама не желала продолжать.

Несколько озадаченный, я даже оторвался от её груди и посмотрел ей в глаза. Подёрнутые мутной пеленой, полуприкрытые её глаза взирали на меня с гневной яростью. Но в то же время, я чувствовал, как её бёдра, плотно прижатые ко мне, потрясает мелкая судорога.

До меня не сразу дошло. А точнее внезапно озарило. Дело-то не в том, что мама меня сдерживает, чтобы скрипом кровати и звуками нашей любви невзначай не разбудить бабушку. Нет, дело, конечно, и в этом. Но более всего, было в том, что мама едва держалась на краю оргазма. Но всеми силами отодвигала от себя это падение в эту сладкую бездну, видимо, страшась или стесняясь меня, познать высшее любовное блаженство в объятиях своего сына. Но родное тело придавало свою хозяйку. Её тело с готовностью принимало мои ласки, распаляясь и отвечало мне. Но мама не могла или не хотела этого допустить.

Новая волна мужского тщеславного эго наполнила меня до краёв. У меня, конечно, девчонки частенько кончали в постели. И меня, кстати, раньше это особо не парило, если честно. Но теперь-то я был в постели с взрослой опытной зрелой женщиной. И мало того, это моя мать. Так значит, я ого-го какой любовник!

— Ну, мама... — с выражением лёгкого пренебрежения, эдаки по барски, кое появляется, когда ты чувствуешь себя несомненно в превосходящем положении над женщиной в постели с тобой, осознавая себя уже несомненным хозяином её тела, с лёгкой самоуверенной усмешкой, прошептал я, — ну, мама..

Я отпустил её груди и крепко обхватил ладонями влажные мамины бёдра..

— Миша, нет... — взмолилась мама.

Я с силой рванул её бёдра на себя, прижимая изо всех сил мать к себе.

— Мерзавец... , — простонала мама, одарив меня негодующим взором. Но в следующий миг её глаза закатились..

— А-ааа... , — тонкий протяжный вскрик наполнил комнату. Её пальцы вцепились в мои плечи. Бёдра выписывали неистовый яростный танец. В какой-то момент её лоно сжалось, обхватив меня так, что даже стало больно. Мама задрожала, содрогаясь в конвульсиях оргазма.

Не знаю, как я сам при этом умудрился не кончить. Сам-то я тоже был на пределе. Крепился из последних сил. Для меня сейчас было важно, дать кончить маме первой. Ну, да... То самое мужское тщеславие... Хм..

К тому же, сила оргазма моей мамочки меня просто поразила. Сказать по правде, со мной женщина впервые ТАК кончала... Мама дёрнулась на мне ещё несколько раз, больно вцепилась зубами мне в плечо и немного погодя обмякла, повиснув на моих руках.

Хм... А вокруг меня в моих мыслях уже били парадные фанфары и торжествующие барабаны. Я даже ни на миг не задумался, что мамин крик вполне себе мог разбудить бабушку.

Любовно убаюкивая обмякшую на моих руках маму, я осторожно опустился спиной на постель. Её лоно, ставшее просто невероятно горячим, едва ли не обжигало меня. Пульсируя и подрагивая на моём члене, оно наполняло меня невообразимым блаженством.

— Доволен?, — спросила мама с хрипотцой в голосе, когда она пришла в себя.

Я не смог сдержать триумфальную улыбку.

— Да, ну тебя... , — как бы обиделась мама, — я себя чувствую настоящей шлюхой... Мало того, что трахаю собственного сына... Так ещё и кончаю от этого. Это не нормально..

Она вздохнула.

Я нежно поглаживал её разгорячённое взмокшее тело, безвольно распластавшееся на мне. Не удержался и помял её за попку. Мой член по-прежнему не увядающий был глубоко в маме. Но я не торопился, понимая, что после перенесённого оргазма родительнице всё же надо дать немного отдохнуть.

— Всё хорошо, мам... , — утешающе прошептал я, ласково касаясь ладонью её волос, — мне очень хорошо с тобой..

Мама лишь только снова вздохнула на это. Её голова покоилась на моей груди.

— А разве я говорю, что всё плохо?, — тихо проговорила она немного позже, — знаешь, что самое странное?

Она приподняла голову и посмотрела мне прямо в глаза:

— Самое странное... Что мне самой всё нравится..

Её взгляд застыл. Чувствуя, что её мысли принимают не самый нужный оборот в данной ситуации, я легонько качнул бёдрами.

— Мам, мне кажется, ты уже отдохнула, — с наглой ухмылкой сказал я ей и, обняв её двумя руками, накрыл её губы страстным поцелуем. Она снова не ответила на мой поцелуй, но так же никак не мешала её целовать, позволив моему языку проникнуть глубоко в её рот.

Я даже раздухарился до того, что веско шлёпнул ей ладонью по ягодице, как бы подбадривая к более активным действия.

Мама снова покраснела, но не удержалась и издала короткий смешок.

— Чувствуешь уже себя моим хозяином, сынуля?, — сказал она, приподнимаясь надо мной и стаскивая через голову с себя ночную рубашку. Рубашка отправилась на пол в компанию к её трусикам. В темноте восхитительно заколыхались её молочные красивые груди, — сколько у тебя уже была женщин?

На миг я задумался, прикидывая в уме.

— Ты девятая, мам...

Мама округлила глаза:

— Мать, моя женщина... И когда успел? О, времена, о нравы!, — хихикнула она без всякого осуждения в голосе, — надо же... Я в твои годы ещё девственницей была... М-да...

Я ещё раз нетерпеливо плавно двинул бёдрами, покачивая маму на себе и сжимая в ладонях её груди, уже в которой раз силясь, и опять безуспешно, накрыть ладонью грудь целиком.

Мама красиво изогнулась на мне и стала неторопливо и ритмично двигаться на мне, глубоко насаживаясь на меня. Она, словно, раскрепостилась и более ничем не пыталась себя сдерживать. Просто старалась доставить мне удовольствие и получить удовольствие самой. Определённо, вела она, задавая и темп и глубину нашего любовного соединения.

Подстроившись под ее темп, я двигал бедрами ей навстречу, когда она опускалась, это доставляло ей, да и мне тоже, особое удовольствие.

В какой-то миг, ухватив её за руки, я притянул её к себе и впился в её губы глубоким пылким поцелуем. Не знаю, может мама забылась или уже сама была на новой вершине возбуждения, но в этот раз она ответила на поцелуй. Наши языки сплелись в страстном танце. Мы целовались долго, минут пять, исследуя языками рты друг друга.

Определённо точно так же, мама уже не шибко-то обращала внимания на всё более громкие ритмичные поскрипывания бабушкиной кровати под нами. Она и сама уже почти беспрестанно постанывала. Мой напряжённый член, обильно покрытый ее соками, с чавкающим звуком входил и выходил из ее тела. Когда наши бедра встречались, к этой симфонии любви добавлялись мокрые шлепки! На её плечах и груди снова заблестели капельки пота. Ну, ещё бы, — такая скачка! Всё-таки, я не ошибся, моя мамочка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (52)

Последние рассказы автора

наверх