Нетипичные последствия переохлаждения

Страница: 9 из 12

вожделенные губы были совсем близко... Поэтому, я просто впился своими губами ей в губы. Я думал, мамины глаза буквально выскочат, до того широко они распахнулись настежь от удивления.

Мама не отвечала на поцелуй, но, кстати, и сопротивляться совсем перестала. Даже её ладони больше меня не отталкивали. Она позволяла моим рукам безнаказанно мять её ягодицы, оставаясь внешне, словно, отрешенной. Ничего не сделала даже когда я с силой упёрся своим членом ей в межножье..

Словно сдалась. Смирилась перед неизбежным. Даже глаза её как-то погрустнели и больше не метали молний.

В конце концов, мама позволила моему настойчивому языку совершенно невообразимое, — раздвинуть языком её губы и проникнуть ей в рот. И словно, поддаваясь натиску, сама откинула спину на постель, позволяя мне уже полностью навалиться на себя, невольно еще сильней прижавшись к уткнувшемуся ей в передок члену. Я долго исследовал языком её рот, не встречая никакого сопротивления...

— Ты зашел слишком далеко, сын, — уязвлённо проговорила мама, когда я всё-таки разорвал наш поцелуй. В её глазах читалась неприкрытая обида и горечь, — хорошо, хорошо, я уступлю тебе... Я просто не могу позволить тебе изнасиловать меня... Ты просто не хочешь понять, что тогда мы просто не сможем жить больше под одной крышей. Потому, что совесть и чувство вины со временем съест тебя заживо! Ты не сможешь жить с бременем насилия надо собственной матерью! Я готова принести себя в жертву твоей ненасытной непотребной похоти... Но это не будет актом любви! Миша! Это будет моя жертва! Так и знай, и пусть тебе будет стыдно!

Она и сказала это каким-то ритуальным тоном, словно, заклятие на жертвенном камне. Правда, к сожалению, я сейчас был в таком состоянии, что явно был не способен по достоинству оценить всю бескрайность её самопожертвования ради будущего душевного спокойствия родного чада.

Мама хотела сказать что-то ещё. Скорее всего, тоже нечто очень возвышенное и важное, но я опять накрыл её губы поцелуем.

Затем, одной рукой, задрав подол её рубашки ей на живот, я подхватил краешки её тонких трусиков на её бёдрах и сноровисто принялся стаскивать их с матери. Мама только закрыла ладонями лицо и никак не сопротивлялась мне. Я стащил с её ножек трусики, бросил их на пол и снова навалился на мать, раздвигая в стороны её ноги, млея от предвкушения очередного любовного соития с этой сладкой аппетитной самочкой, уже покорной моей воле.

Но тут совершенно неожиданно ладошка мамы упёрлась мне в грудь.

— Не так!, — твёрдо и одновременно, как-то нервно сказал мама.

Я даже стушевался, уж больно грозно она меня посмотрела.

— Мам... Что не так? Ну, чего ещё?, — недовольно вспыхнул я, умирая уже от нетерпения слиться с мамой в любовном слиянии, но всё же сбавил обороты, хоть, правда, и не выпустил её из своих объятий.

— Мы так бабушку разбудим... Знаю, я тебя... , — едва ли не сварливо проговорила мама, — будешь долбить, не взирая ни на что, как паровоз!

Но, вот это самое «знаю, я тебя» мне понравилось. Хм... Ну, да... Уже ведь знает, как любовника.

— Мам?

Даже в темноте было видно, как её лицо залилось краской.

— Ты не будешь сверху! А то нас бабушка точно услышит... , — её голос предательски дрогнул и она стыдливо отвела глаза в сторону. Но набрав воздуха, словно, с усилием выпалила, — ложись на спину..

— Конечно, мама, как скажешь, — прошептал я заворожённо, мысленно уже представляя, как моя мама, словно, амазонка, сейчас оседлает меня и поскачет на мне верхом.

— И не смотри на меня так!, — цыкнула на меня она шёпотом, — я просто не хочу, чтобы бабушка нас снова застукала! Нам тогда обоим достанется по первое число!

— Она меня выпороть пообещала, — почему-то улыбнулся я.

Мама вдруг тоже не сдержалась и улыбнулась:

— Угу. Меня тоже..

Мы прям по заговорщицки переглянулись. sexytales.org А мама покачала головой:

— Что творится... Поверить не могу, что я это делаю... , — пробормотала она, в притворном ужасе закатывая глаза.

— Мам, иди уже ко мне!, — нетерпеливо, едва ли уже не сердито, скомандовал ей я.

Я, уже откинувшись спиной на подушку, требовательно тянул мать за руку к себе.

Мама снова что-то пробормотала, не поднимая на меня глаз, но послушно взобралась на меня и оседлала мои бедра.

Маленькая тёплая ладошка нащупала мой напряжённый каменный член и обхватила его, направляя его ко входу в женское естество.

Но потом, мама нерешительно замерла. И как-то странно, с немым укором посмотрела на меня.

— Сын... Ты точно этого хочешь? Ты уверен? Опомнись, пока ещё не поздно. Мы же можем всё это прекратить!

— Мама, я хочу тебя!, — твёрдо сказал я ей, бесстрашно глядя ей в глаза. Я знал, что нужно сказать сейчас и сказал это. Но не потому, что это было правдой. Но потому, что чувствовал, ей будет легче, если я так скажу, — я всё равно возьму тебя, мама... Это выше меня. С твоего согласия или без. Мне не хочется брать тебя силой. Но я сделаю это. Это сильнее меня, мама...

По её лицу пробежала тень. Она не выдержала моего взгляда и отвела взор.

— Это безумие... , — прошептала она тихо. Но она уже сдалась окончательно.

Я почувствовал, как разбухшая возбуждённая головка члена, ведомого маминой рукой, коснулась мягкого пушка коротких волос на её лобке.

— Миша, как это всё неправильно... , — с мольбой прошептала мама так, как будто, готова была в следующую секунду разрыдаться, — мы не должны этого делать..

Я пропустил её слова мимо ушей. Не помня себя от какого-то эстетического странного восторга, я приподнял полы её рубашки, обнажая мамины бёдра и живот.

— Да, не смотри ты, бесстыдник... , — с досадой протянула мама, закрывая глаза.

Но я смотрел во все глаза, как мягкое мамино влагалище медленно поглощает в себя большую напряжённую головку моего члена. Разряд удовольствия пронзил моё тело. В немом восторге я смотрел, как мягкие женские губки натягиваются вокруг моего каменного ствола, медленно исчезающего в глубине маминого тела.

Мама тихо выдохнула, полностью приняв в себя меня.

— Большой... , — тихо проговорила она, вымученно улыбнувшись мне. В её глазах больше не было упрёка, — уфф... как на кол насадили..

Я медленно качнул бёдрами навстречу ей, легонько приподнимая её на себе. Она вздрогнула, её руки тут же упёрлись мне в грудь. Её ноготочки протестующе царапнули меня по коже.

— Да, подожди, ты... , — жалобно простонала мама, выразительно стрельнув в меня глазами, — дай, привыкнуть! Я сегодня потом после тебя поначалу ходить нормально не могла... Ты у меня БОЛЬШОЙ мальчик..

Я горделиво заулыбался, чувствуя, как меня прям распирает от мужского тщеславия, ощущая себя настоящим мужиком. Мама это заметила, и язвительно усмехнулась, покачав головой:

— Ну, настоящий уже мужик прям... Лучше б учёбой так гордился, а не размерами своей дубины..

Мама неторопливо, как будто, с опаской начала раскачиваться на моем члене. Я откинулся назад, поглаживая её обнажённые бёдра и наслаждаясь неторопливым мягким любовным соитием с красивой женщиной верхом на мне. Мама медленно и плавно вздымалась и опускалась на мне. Не знаю, какую она там мне жертву приносила, но внутри она была влажной и горячей. И не скажешь, в общем, что она была против.

Невольно, я залюбовался мамой, взирая на неё снизу вверх. Её глаза по-прежнему были закрыты. На лице играли, мелькая, сменяя друг друга, невероятная противоречивая смесь чувств от недовольства и раздражения, то вдруг томная страсть и трепет наслаждения. Приоткрытой рот изогнут в немом крике, нет-нет, но маленький розовый язычок выныривал и облизывал полные губы, хоть те и без того были влажны. Её дыхание всё более сбивалось, становилось мелким, иногда срываясь на тихие стоны. В какой-то момент я почувствовал, что её тело сотрясает крупная дрожь.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (52)

Последние рассказы автора

наверх