Всем богам спасибо за тебя. Глава 2

  1. Всем богам спасибо за тебя. Глава 1
  2. Всем богам спасибо за тебя. Глава 2
  3. Всем богам спасибо за тебя. Глава 3 (последняя)

Страница: 8 из 11

уже не торопясь, оделся и, морщась при каждом движении, подошёл к окну. Задумчиво глядя в никуда, он глотнул из бутылки, что взял, проходя мимо, с журнального столика.

За стеклом осенняя холодная темнота, под порывами ветра раскачиваются голые ветви деревьев. А в душе затихают последние отголоски только что испытанного. И почему-то наряду с облегчением и затухающим блаженством присутствует совершенно непонятное сожаление. О чём оно? На память пришёл разговор по сотовому с Димой, подумалось, вернулся ли он уже с работы? Затем возникла возмущённая мысль: «Какого хрена я об этом думаю?» — которая затем сделала резкий скачок к Вадиму в ванной: «А здорово было». И опять раздумье устремилось к старшему другу: «Это уже не поцелуй» — и снова стало стыдно, вспомнилась предпоследняя встреча с ним, у парадной.

От этих душевных метаний парня отвлёк вернувшийся из ванны довольный Вадим.

— Я всё, — он подошёл, обнял юношу, спросил своим обычным мурлыкающим тоном:

— Тебе спинку потереть? — и лукаво, с полуулыбкой на губах, посмотрел на Андрея.

Тот смутился, отстранился и, направляясь к прихожей, немного резковато ответил:

— Сам справлюсь, — как теперь вести себя с сокурсником, он ещё не решил.

Заходя в комнату после душа, Андрей всё ещё не знал, что теперь делать, но друг опередил его вопросом:

— Что-то не так? Тебе не понравилось?

Похоже, Вадим ожидал однозначно положительного ответа, поэтому ощутимо поник, когда услышал следующее:

— Понравилось, но... — парень глубоко вздохнул и, не сводя глаз с лица друга, быстро продолжил, словно боясь, что не успеет всё сказать. — Это действительно было здорово. Я не ожидал, что так будет. Даже не сразу всё осознал. Но... Просто пойми, до последнего времени я был влюблён много лет в одного человека, и так вот сразу... Я, честно говоря, не совсем ещё разобрался в том, что со мной сейчас происходит. Ты мне нравишься, но это ещё не любовь, это точно. А просто так встречаться... Это не по мне, — парень пожал плечами. — Не обижайся, я просто не хочу никого обманывать: ни тебя, ни себя. Мы с мамой не раз говорили на тему моих чувств — она у меня замечательная, — и она всегда советовала мне не торопиться с принятием важных решений в личной жизни. Поэтому... я не могу тебе сейчас окончательно ответить. Вот, — Андрей замолчал и твёрдо посмотрел в глаза Вадима, ожидая, что тот скажет.

— Ну что ж, ясно, — ответ был серьёзен и спокоен. — Спасибо за откровенность. Я ценю то, что ты сейчас сказал. Не знал, что у тебя была такая долгая любовь. Мне вот тоже довелось так влюбляться, и я тебя понимаю.

Помолчав, Вадим продолжил:

— Буду ждать твоего ответа, сколько придётся. Надеюсь, что ты всё же станешь моим любовником. Ты мне нравишься, я уже говорил тебе об этом.

Он встряхнулся и воодушевлённо добавил:

— По крайней мере, ты мне не отказал, — затем он улыбнулся и продолжил бархатным интимным тоном: — буду завоёвывать тебя и дальше, так что никуда ты от меня не денешься! А сейчас мне пора домой, хотя я могу и у тебя заночевать, если желаешь, — закончил Вадим уже совсем иначе, лукаво; умел же, зараза, играть своим голосом!

— Нет-нет! Давай-ка домой! Мне надо всё переварить в одиночестве! — и Андрей стал подталкивать друга к прихожей, подумав: «Может, с Леоном поговорить? Нет, пока не буду. Надо самому всё обдумать».

В последующие дни Вадим в универе вёл себя как обычно, словно между ними вообще ничего не было: те же подколки, воспринимаемые одногруппниками как шутки. Только он чаще стал провожать Андрея до дома, не напрашиваясь, правда, в гости, но мягко требуя прощального поцелуя. Памятуя о неожиданной встрече с Димой и не желая повторения такой ситуации, Андрей всё же иногда уступал желанию Вадима, правда, с оглядкой — потому что ему и самому этого хотелось.

Пока однажды... Вадим, провожая парня, у парадной снова попросил поцелуй, но Андрей всё же отстранил наклонившегося к нему друга, упёршись тому свободной ладонью в грудь:

— Нет, нет! — и улыбнулся, чтобы смягчить отказ.

В этот момент открылась дверь парадной. Андрей, стоя лицом к подъезду, первым наткнулся взглядом на выходящего человека. Это был Дмитрий. «Опять!» — испугался парень. Увидав студентов, мужчина заулыбался, бросил радостное «Привет!», затем замер, тут же очень внимательно посмотрел на обоих, и в его глазах полыхнула такая ярость, смешанная с болью, что Андрей непроизвольно отшатнулся, резко опустив руку, все ещё упиравшуюся в грудь Вадима. Дима же закрыл глаза, застыл статуей и снова ожил, словно переключился с одного режима на другой. Вадим в это время оборачивался на прозвучавшее приветствие, поэтому, кажется, не заметил неожиданной реакции вышедшего из парадной знакомого, только удивлённо приподнял брови, когда Андрей испуганно отшатнулся.

Тем временем молодой парнишка, растерянный от увиденного, про себя панически твердил: «Мы ничего не делали, мы ничего не делали», — словно его оправдания мог услышать и принять к сведению этот значительный (сейчас Андрей чётко почувствовал это) для него человек. В один миг ему стало неимоверно важно узнать, что увидел и понял Дмитрий в эти короткие мгновения встречи и почему в его глазах была такая ярость, и почему — боль. Опять захотелось оправдываться и просить прощения, только теперь чётко сознавая — за произошедшее не так давно между ним и Вадимом. Сожаление о случившемся всколыхнулось в душе горькой волной.

А Вадим, не подозревая о таких сёрьезных волнениях в душах обоих, как обычно, весело поприветствовал знакомого:

— О! Давно не виделись! Говорят, ты весь в работе? — очевидно, его чутьё не заходило так далеко, чтобы чувствовать внутреннее состояние человека.

Дима, глядя мимо студентов, совершенно другим тоном, нежели секундами назад, скороговоркой произнёс:

— Мне некогда. Пока! — и чуть ли не бегом завернул на дорогу за кустами сирени.

Вадим недоумённо задал риторический вопрос:

— Что это с ним? — и тут же сам себе ответил: — Заработался, наверное.

Заметив, что его друг всё ещё стоит как вкопанный, он обратился уже к нему:

— А с тобой-то что? Опять застеснялся? Мы же сейчас ничего не делали. И вообще, на будущее: он же би, наши отношения для него не должны быть неприемлемы.

Пока Вадим всё это произносил, Андрей отмер и, стараясь говорить непринуждённо, ответил:

— Я вот подумал, если мы тут так часто будем мелькать, да ещё и целоваться, то скоро вся парадная будет знать о том, что я — гей, чего бы мне очень не хотелось. Так что давай с этими проводами пока завяжем, — видя, как у друга вытягивается лицо, он торопливо продолжил, — хотя бы пока я не приду к какому-то определённому решению. Прости.

Помолчав, он добавил:

— Ну, пока, завтра увидимся, — и направился к дверям.

— Подожди! Ты серьёзно? Тебя волнует, что будут думать какие-то там соседи?

Вадим попытался остановить друга, на что тот довольно спокойно сказал:

— Не надо. Я здесь живу. И я — не ты.

— Так пригласи меня домой! Клянусь, я не буду приставать.

— Нет, пока не рискну. Хоть ты и обещал ждать, пока я разберусь в себе. Вадим, давай потом это обсудим, хорошо? Не сейчас, — мягко произнёс парень, чем несколько успокоил сокурсника.

Про себя же Андрей думал, что сегодня опять будет не заснуть, мучаясь тем, что разлад с Дмитрием всё углубляется, и как исправить это — ближайшая тема бессонной ночи. «Не хочу! Не хочу терять его дружбу!» — мысленно кричал он.

— Хорошо. Я понял. Но не думай, что я перестану добиваться тебя, — и Вадим привычным игривым тоном продолжил, — учимся мы всё же вместе, так что каждый день ты со мной, — и он послал другу воздушный поцелуй, в ответ на что Андрей нахмурился, но всё равно тут же и улыбнулся, стараясь показать, что всё хорошо.

На том они и расстались, даже не подозревая, в какую бездну переживаний окунули Дмитрия.

12. Осознание

Пока ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх