Дверь во тьму

Страница: 5 из 7

огромная ванная комната, с отдельным душем, джакузи и унитазом. Все золоченое, гнутое, унитаз так вообще сделан под золотой. Окна оказались фальшивыми — вместо стекол фотографии в рамках.

Путей для побега не наблюдалось. Он вернулся в кровать.

Дядя Володя от толчка матраса проснулся. На его лице появилась добрая улыбка:

— Ты как себя чувствуешь?

Сергей пожал плечами и улыбнулся.

— Нормально.

— Прости, я вчера воспользовался тобой. Не удержался. Ты такой аппетитный. Мне очень стыдно.

У Сергея перехватило дыхание, нахлынули чувства.

Он отвык от того что перед тобой за что-то могут извиниться. рассказы о сексе Забыл, уже, что такое, когда тебя хвалят, тем более, заботятся о тебе — вспомнил сок и записку. В душе родилось столько благодарности, столько нежности, к этому немолодому мужчине. Тому, что лежал и смотрел на него с виноватым видом. Захотелось сделать что-то приятное. Это было как порыв. Как затмение сознания.

Сергей потянулся вперед, откинул одеяло и впервые в жизни взял в рот мужской член.

Он удивился сам, когда, несколькими мгновениями спустя, пришел в себя, но останавливаться было уже совсем глупо. Вялый сначала, орган во рту быстро рос, и уже скоро перестал помещаться.

Пожалуй, это был самый большой член из тех, что Сергей видел, когда-либо в жизни.

Дядя Володя остановил его, заставил лечь головой на подушку. Пальцы легли на анус Сергея, втирая смазку, разминая, проникая. Это было не похоже ни на что, из того, что было с ним ранее. Стало приятно. Сергей застонал.

Дядя Володя вытер пальцы о простынь. Его ладони уперлись под колени Сергея, задирая, приподнимая, сам он навис сверху. Головка огромного члена тыкалась, нащупывая отверстие. Уткнулась. Сергей зажмурился. Член вошел довольно легко. Не сказать, что это было приятно, но точно не больно. Дядя Володя размеренно двигался в нем, постепенно, задирая ноги Сергея все выше, заставляя округлять спину, и приподнимать зад.

— Тебе не больно? — прошептал дядя Володя.

— Нет, все хорошо.

И тут, неожиданно, Сергей понял, что действительно все хорошо, более того — ему нравится. Каждое движение рождало новое чувство, необычное, но приятное. Впервые за долгое время он получал удовольствие.

Когда дядя Володя кончил, то они некоторое время лежали отдыхая. Сергей прижался сбоку к лежащему на спине, и тяжело дышащему мужчине, и подумал, что почти счастлив.

На его запертый член, нежно опустилась ладонь, погладила:

— А теперь доставай ключик, и сделаем тебе приятно.

Глаза дяди Володи увеличились.

— Ты чего плачешь?

— У меня нету — всхлипывая, прошептал Сергей.

От чего он плакал, он и сам не мог понять. Нервные переживания, накопившиеся события, забитые в глубь психики — все требовало разрядки.

— А где он?

— Не, знаю — уже рыдал во весь голос юноша.

— Ладно, разберемся. Беги пока в душ.

Было очень непривычно мыться самому, он уже успел отвыкнуть от этого. Стоило выключить воду, как в ванную вошел дядя Володя.

— Иди, одевайся, а я сейчас быстренько приму душ, и решим, что делать дальше.

Сергей оделся и сидел в кресле в спальне, слушая, как в ванной шумит вода. В голове роили десятки мыслей о том, что же будет дальше. Будущее рисовалось, не то, чтобы радостным, но улучшения налицо.

Входная дверь открылась, на пороге стоял его тюремщик.

Сергей вскочил, попытался было закричать, но удар под дых заставил согнуться пополам. Дышать стало нечем, не то, что кричать. На голове опять оказался мешок.

Громила притащил его в камеру, раздел, бросил на тюфяк, и, тут же, взял в зад. Он вдалбливал свой член так яростно, что у Сергея глаза лезли на лоб.

После чего собрал одежду и ушел. Сергей выл от отчаяния, от крушения возникших было надежд.

Все вернулось на круги своя: завтрак коктейлем, тренировка, душ, двадцать минут унижения и страданий, ужин, отбой. Иногда унижения и страдания случались еще раз, после отбоя. Единственное, но не лучшее разнообразие рутины.

***

Он проснулся, и долго лежал в темноте. Мыслей не было. Просто лежал и ни о чем не думал. Существовал конкретно здесь и сейчас.

Свет!

Сергей увидел у мучителя в руках пакет с одеждой. Появилась робкая надежда. Когда же его повели сразу мыться, то надежда окрепла. Сердце заходилось, внутри все замирало. Но он боялся поверить, боялся разочарований.

В этот раз комплект одежды был скорей женский: розовая футболка со стразами едва прикрывала пуп. Короткие джинсовые шорты, с разрезами и лохматые. Те же, что в прошлый раз, кеды и белые носки.

Сергей быстро оделся, а в подставленный мешок, чуть ли не сам занырнул.

Дверь защелкнулась за спиной. Сергей тотчас сорвал с головы ткань. И безумно обрадовался дяде Володе, который, как и в прошлый раз сидел в кресле. Правда, теперь на нем были рубашка и джинсы.

— Здравствуйте! — Сергей едва сдерживался, чтобы не прыгать от радости

— Привет, малыш — мужчина поднялся

Сергей бросился навстречу и обнял его. Дядя Володя явно смутился.

— Я тоже рад тебя видеть — сказал он, похлопывая Сергея по спине.

Наконец Сергей разомкнул объятья. Ему показалось, что переборщил и смутился.

— Сережа, ты очень мило краснеешь. Тебе никогда такое не говорили?

— Говорили — Сергей погрустнел. Он слышал эти слова часто, причем последний раз от похитительницы, о которой он начал уже было забывать.

Когда они сели за стол, то дядя Володя предложил:

— Сережа, давай поиграем в игру? Представь, что ты мой студент, а я твой преподаватель. И ты пришел сдавать мне на дом зачет. Без этого зачета тебя отчислят. Согласен?

— Я попробую

Дядя Володя переставил стул и сел рядом. Пока Сергей был поглощен поеданием салата, на его бедро легла рука. Сергей замер. Нерешительно, и словно с извиняющимся видом, чужую руку с бедра убрал.

Дядя Володя ухаживал за юношей, подкладывая еду, наполняя бокал. Каждый раз он для этого привставал, а опускаясь, его рука ненавязчиво оказывалась, то на талии, то на бедре, то норовила залезть сзади в шорты.

Сергей вошел в роль, он вполне правдоподобно стеснялся, краснел, просил перестать. Что только распаляло дядю Володю.

Наконец тот не выдержал, притянул к себе Сергея и перекинул через колени. Немного повозился, но стянул шорты на бедра, даже не расстегнув. Принялся шлепать ладонью по заду, приговаривая:

— Будешь прогуливать? Будешь? Будешь учиться?

— Да! — ныл Сергей

— Ах, да?! Значит, будешь прогуливать? — удары посыпались еще сильнее.

— Нет, не буду! Простите! Не надо!

Когда дядя Володя устал, и только поглаживал обожженную шлепками кожу, Сергей прошептал:

— Я все понял. Я на все готов за зачет. Только больше не бейте.

Животом Сергей почувствовал, как от этих слов под ним зашевелился, вставая, орган дяди Володи. Меж ягодиц холодком скользнула смазка.

— Профессор, что вы делаете? — Сергей уже не притворялся, он уже был этим растерянным студентом, что шептал сейчас бессильно и жалко — Пожалуйста! Может не надо?

Сергей охнул, когда пальцы начали интенсивно разрабатывать его задний проход, два, затем три, вся ладонь. Это было не больно, но он скулил и причитал.

С чмоканьем рука покинула жадный анус. Сергей почувствовал какую-то пустоту в себе.

Дядя Володя откинулся на спинку стула.

— Ну же, Сережа, покажи мне, на что ты готов ради зачета.

Сергей сполз на пол, встал на колени. Вжикнула молния джинсов, из ширинки восстал огромный член, который уже ни что не держало.

«Студент» затравленно посмотрел снизу вверх на «профессора», тот в ответ ободряюще погладил его по голове. Тогда Сергей встал, развернулся спиной к дяде Володе и медленно начал насаживаться.

Он едва удерживался чтобы не застонать — было настолько ...  Читать дальше →

Показать комментарии (31)

Последние рассказы автора

наверх