Дверь во тьму

Страница: 6 из 7

приятно. Он насаживался и насаживался. На его бедра легли ладони. Они не задавали темп, а просто поддерживали, помогали держать равновесие.

Сергей двигался, скользил, насаживался, и в какой-то момент понял, что внутри рождается новое ощущение, необычное, непонятное, но приятное. Сергей попытался поймать его, сконцентрироваться на его усилении. Чуть откинулся назад — стало слабее, чуть согнул колени — так лучше.

И вдруг его затрясло, заколотило. Органы чувств отказали. Ноги ослабли, не удержали — член дяди Володи ринулся внутрь на всю глубину. Боль отрезвила.

— Малыш, ты что кончил? — голос его мужчины звучал издалека.

Сергей глянул вниз, от пояса верности тянулась длинная белесая нить, а приспущенные шорты на бедрах были мокрыми от его спермы.

И тут понял, что случилось. Для него этот мужчина стал единственным и навсегда.

— Кажется да. Мне прийти на пересдачу? — даже в такой момент самообладание его не покинуло. Если чему его судьба и научила, так карты не раскрывать.

От этих слов, сзади раздался утробный рык, и Сергея начали насаживать на член с большой амплитудой. Яростно, до самых яиц, казалось головка вот-вот, уткнется в горло.

Сергей морщился иногда, но по большей части лицо его выражало крайнюю степень довольства.

Они едва дотащились вдвоем до кровати. И долго пытались потом отдышаться.

— Сережа, ты чудо — дядя Володя сидел, откинувшись на спинку, и гладил голову, лежащую у него на коленях.

— Это все из-за Вас. Мне хочется, чтобы Вам было приятно.

— Кстати! — дядя Володя потянулся к тумбочке, — ты в прошлый раз так быстро исчез, что я не успел.

Он достал из ящика пухлый кошелек и сунул пальцы туда, начал было отсчитывать купюры, но, со словами:

— А! На хрен, все! Ты этого стоишь! — зацепил все, что было, и протянул Сергею.

Тот посмотрел на толстую пачку денег, большую часть составляли рыжики, чуть-чуть зеленушек, навскидку было тысяч под двести.

Сергей покачал головой.

— Мне не надо, не обижайтесь.

Что крайне удивило Дядю Володю.

— Ты чего? Я никому не скажу. Бери! Это только тебе. За остальное я заплачу как обычно.

Сергей помотал головой.

— Слушай вас, что обыскивают на выходе? Ну, так давай пересечемся в городе?

— Кого нас? Я тут один. И меня никуда не выпускают. Меня украли и держат в подвале насильно!

У дяди Володи глаза увеличились вдвое, брови поднялись.

— Сережа. Все, игры кончились. Давай серьезно!

Сергей сбивчиво начал рассказывать свою историю, запинаясь и иногда задыхаясь от душивших его рыданий. И когда закончил, то перевернулся и разрыдался, упершись лицом в бедро дяди Володи.

— Та-а-а-к. — проговорил тот — Запиши ка мне свои координаты: адрес, имя, фамилию, дату рождения. Я все проверю.

Сергей на салфетке, поданной ручкой, записал все что помнил, даже номер зачетки неожиданно в памяти всплыл.

Салфетка скрылась в бумажнике, как когда-то лист с его табу — не прочитанным. Сергей подумал: «Интересно, и долго еще аналогии с прошлым будут преследовать меня?».

— Ты, не переживай. Мы все решим! — дядя Володя потрепал его по шевелюре.

Сергей кивнул, шмыгнул носом, и ему опять захотелось отблагодарить.

Через десять секунд он снова понял, что во рту благодарность помещается плохо. Тогда перекатился на бок и немного согнулся, чтобы его мужчине было удобнее.

Сергей проснулся от того, что его вырвали из кровати. На голове все тот же мешок. Сонного проволокли по всем коридорам и бросили на тюфяк.

Тут же навалился насильник, и, не давая возможности освободить голову, взял его сзади.

Сергей скинул тряпку и сел на матрасе, пытаясь понять — что случилось? На краю сознания билось отчаяние — неужели он подставил дядю Володю и его убили?

И тут до него дошла некоторая неправильность ситуации — свет не гас.

Заскрежетала дверь — на пороге показался его мучитель, с кашей, курицей и бутылкой воды. Все поставил на пол и подошел к тюфяку. Сергей лег на живот.

Ну почему же так больно то?! Он снова кричал.

***

Время тянулось по-прежнему. Он все ждал, что вместо зала его направят в душ, и накинут мешок. Но этого все не происходило. Сергей, понял, что такое отчаяние — это если подвести человека к краю бездны и дать надежду, а потом в последний момент ее отобрать.

Дверь заскрежетала. Темноту разрезал луч фонаря. На пороге стоял доктор.

— Как тут свет включается?

— Я не знаю — удивленно пробормотал Сергей.

И тут же, получил в лицо увесистым свертком. В нем оказались кроссовки, джинсы и серая толстовка с капюшоном.

— Давай, одевай! Побыстрее! — доктор заметно нервничал.

Он все время прислушивался и поторапливал.

Сергей облачился. Джинсы были великоваты — приходилось поддерживать. А толстовка жала в подмышках.

Доктор шагнул к нему за спину, прихватил руки. Металлический хруст — запястья обжали браслеты наручников.

Подхватили Сергея под локоть и поволокли в сторону двери. Он первый раз проходил этим коридором с открытыми глазами, но ногам повороты казались знакомыми. Штаны приходилось поддерживать сзади за пояс — иначе сползали.

Они вышли на воздух. Морозное утро, розовеет заря. На улице уверенные минус десять, если не ниже.

Было же лето! Сколько он тут?

Доктор дотащил Сергея до недорогой иномарки и заставил залезть в багажник.

Машина, трясясь и подпрыгивая на колдобинах, ехала около часа. Сергей совсем задубел — печки на багажник совсем не хватало. Наконец остановились. Хлопнула дверь.

Крышка открылась. Стали видны верхушки елей в снегу. Доктор помог Сергею выбраться из багажника.

Небольшая полянка в лесу. Две машины — кореец, на котором его сюда привезли, и черный мерседес. Дверь мерседеса открылась, и у Сергея поплыло в глазах — это был дядя Володя.

— Здравствуй, Сережа! — он повернулся к врачу — А браслеты зачем?

— А что бы я делал, если бы он начал вдруг вырываться? Вы привезли вторую часть?

Дядя Володя передал ему полиэтиленовый пакет, сквозь муть стенок которого можно было разглядеть купюры. Доктор раскрыл пакет, заглянул, считать не стал, но заулыбался.

— В расчете? — спросил дядя Володя

— В расчете!

— А ключ?

Врач расстегнул наручники, и Сергей бросился на шею своему спасителю. В том, что это спасение, он даже не сомневался.

— Сережа, нам надо спешить. Прыгай назад, ложись между сидениями, чтоб никто не заметил. И там сзади лежит зимняя куртка — накройся сверху.

Они ехали долго. Дядя Володя рассказывал, как проверял информацию. Как пробивал через хороших знакомых.

Рассказал, что всегда мечтал о необычном, но ему не хватало смелости, да и в руки врагов это дало бы слишком мощный инструмент для шантажа. И тут ему посоветовали элитный бордель. Где не задают вопросов, где нет камер, где можно все.

Он рассказывал о себе, о своих переживаниях, о том, как искал выходы на похитителей. Но в какой-то момент Сергей отрубился — после мороза в тепле разморило.

Очнулся, когда машина остановилась совсем. Он выглянул наружу — двухэтажный кирпичный дом, огромный участок, обнесенный глухим забором. И услышал:

— Вот мы и дома.

Чуть позже, умывшийся, сытый, в чистой одежде, он сидел в кресле, напротив дяди Володи в гостиной. В углу уютно потрескивал камин. В руке дымилась чашка с глинтвейном. Дядя Володя пил коньяк.

Да, на шее оставался ошейник, а на члене клетка, но это все было такими мелочами, по сравнению с остальным.

— Ну что теперь будем делать, Сережа? Тебя похитили с целью сдачи в наем. И кстати, ты очень дорого стоил.

Сергей виновато улыбнулся. Он был благодарен, и ему было совестно, за то, что доставил столько хлопот.

— Дружок, ты же понимаешь, что тебя будут искать. Да я купил этого доктора, он тайком тебя вывел. Но что будет дальше? У тебя есть куда пойти кроме ...  Читать дальше →

Показать комментарии (31)

Последние рассказы автора

наверх