Фифа и Бородач

Страница: 2 из 4

грудь её жизни не изменит.

Неудавшийся студенческий брак, продлившись год, остался в далёком прошлом, а редкие курортные романы с женатыми мужчинами счастья не приносили. Да и романов этих за все годы одиночества было всего два. Потом Татьяна решила не пытаться больше, не унижать себя тупиковыми отношениями. Вообще, она стала жить по принципу Тоси Кислицыной: «А по мне так одной лучше. Хочу — халву ем, хочу — пряники!». Нет, конечно, Татьяна как раз сладостями не увлекалась. Она была женщиной ухоженной, следящей за собой, но... неудачницей. Ей везло только в карьере. Поэтому в своей квартире она появлялась поздно вечером, чтобы только переночевать в обнимку с кошкой. Отпуск Татьяна не любила и обычно проводила его на даче у тётки, сидя на крылечке с пяльцами в руках. Впрочем, аккуратистка, она очень любила свой дом. Вот и сейчас её волновало, что, переехав три дня назад она так и не успела навести порядок и разобрать вещи. Многочисленные коробки громоздились в комнате.

Так... Соски крупные. Она отметила это, обрадовавшись, что вот есть, оказывается, у неё такой женский плюс. Дотронулась большими пальцами до орелов, обводя их по кругу, стала постепенно трогать соски. Прикосновения отозвались тянущей болью, которая начинала перекатываться горячими волнами между ног.

Женщина присела на дно ванны, раздвинув бёдра, и направила туда струйку душа, отрегулировав её на приятное положение. Сначала она просто заставляла воду свободно стекать по щелке. Женщина вздохнула, расслабляясь, и вновь потеребила соски. Они отвердели, отдаваясь томлением между бёдер, в самом сокровенном женском месте.

Потом начала водить смесителем сверху-вниз. Это было приятно и вызывало мурашки по всему телу. Закрыв глаза, Татьяна вдруг вообразила лицо своего соседа. Когда она лежала на нём, уткнувшись носом в колючую шею, то... Нет, в тот момент она этого не понимала, но сейчас почему-то осознала, что это ей нравилось. Ей нравилось ощущать под собой его крепкое тело с широкой грудью и большими руками. Сейчас она вспомнила, что в ту минуту он показался ей таким... надёжным. Как уютный деревянный дом, стоящий на равнине.

Рука привычно меняла направление струи. Смеситель, отрегулированный на пульсацию, всё сильнее ударял по чувствительной бусинке клитора. Татьяна, покусывая губы, старалась сдержать стоны. Всё-таки в ванне слышимость отличная. Напряжение в её женском средоточии росло, там всё пульсировало в такт струе, заставляя двигать попой, непроизвольно подёргивать бёдрами. И вскоре, выгибаясь, откинув голову на бортик ванны, Татьяна кончила.

Набросив шёлковый халатик на голое тело, она вышла из ванны и прислушалась. На площадке было тихо. Интересно, почему он стучал в свою квартиру? Открыли ему? Надо бы узнать... Женщина посмотрела в глазок. Её сосед сидел на коляске, закинув голову. Господи! Неужели умер?!

Дрожащими руками Татьяна принялась открывать дверь, от волнения долго не могла справиться с новым замком. Наконец, выскочила на площадку. Сосед просто спал. Его храп разносился по всем этажам.

— Эй, вы... — тихо сказала женщина.

Реакции на её слова не последовало.

— Почему вы не вошли в дом? — уже громче спросила она.

Вновь очередной храпящий звук.

Татьяна стояла в нерешительности. Если оставить его здесь, то... Ну, это как-то нехорошо. Во-первых, человек с физическим недостатком. Впрочем, немощным его не назовёшь. Во-вторых, наверняка, он не может попасть в свою квартиру. И это... это просто жестоко вот так оставлять человека спать на лестнице. Да, он, конечно, хам и пьяный... Но... Татьяна не стала раздумывать. Стараясь ступать бесшумно, она распахнула настежь двери своей квартиры, взяла коляску за ручки, развернула и вкатила к себе. Спящий не шелохнулся.

И только сейчас она сообразила — вкатить это полдела. Как его перетащить на диван? Да, это была проблема из проблем! Мужик, даже лишённый ног чуть выше колена, был гораздо крупнее неё. Видимо, он от природы был высоким и очень крепким человеком. Татьяна обошла вокруг своего случайного гостя, прикидывая, как бы решить неожиданную задачу. Наконец, вплотную придвинула коляску к дивану, поставила на тормоз и стала подталкивать соседа, упираясь ему в плечи.

— Нннн, отстань...

— Эй, вам надо перелезть на диван, — громко сказала Татьяна. — Я помогу. Только вы и сами тоже... Мне не поднять вас...

Мужик не реагировал. Пробормотав что-то нечленораздельное, выдал очередную руладу храпа.

И вдруг женщину осенило. Она встала на диван и, взяв мужика за руки, стала тянуть его на себя. Татьяна и сама не ожидала, что её способ подействует. Стоять на мягком диване было неудобно, Татьяна потеряла равновесие и дёрнула соседа на себя. Мужик всей своей внушительной фигурой навалился на неё, подмяв под себя хрупкую женщину.

Шёлковый короткий халатик скользнул вверх, обнажая стройные ноги, кругленькую попку и совершенно гладкий лобок.

— Выпустите меня! — завопила женщина, пытаясь выбраться из-под мужика.

— Мхмм, я тебя заказывал? — сонно прохрипел тот.

И принялся ощупывать оказавшееся под ним тело.

— Я тебя не знаю, — признался он уже более бодрым тоном. — Ты в первый раз у меня?

Его пальцы захватили волосы женщины, а вторая рука опустилась ниже и пощупала ягодицы.

— Не смейте! Не смейте меня трогать! — возмущению Татьяны не было предела, хотя его прикосновения не были ей неприятны. Скорее, даже наоборот.

— Не ори, — вдруг спокойно и вполне трезво проговорил сосед, — спустившись чуть ниже он пристроил свою голову на татьяниной груди и тихо попросил:

— Слушай, я сегодня не смогу... Давай просто спать. А утром я заплачу...

— Да как вы!... — задохнулась от возмущения женщина. — Да что вы себе позволяете?! За кого вы меня приняли?!

Она попыталась выбраться из-под него, извиваясь что было силы. Хотела ударить коленом между его бёдер, но не смогла ослабить его давление.

— Ххмм, — ты такая мягкая, хоть и тощенькая, — прошептал мужик, прижимая колючее лицо к обнажившимся грудям женщины.

И его рука смачно сжала половинку попки Татьяны.

— Не боись, не обижу... Тсс, давай спать.

Перевернувшись на бок, он прижал Татьяну спиной к себе, словно плюшевую игрушку, и вновь захрапел.

Слезинка скатилась по раскрасневшийся щеке женщины. Ну вот что, что ей делать? Кричать? И что? Женщина всхлипнула, слезинка упала на руку мужчины, лежавшую под татьяниной грудью.

— Ммннннмммххррррм... — послышалось его странное бормотание.

Татьяна напряглась. И тут её осенило. Она чуть приподняла его ладонь и высвободив один палец, что есть силы вцепилась в него зубами.

— Аааа! — заорал мужик, продолжая прижимать женщину к себе, резко сел на диване. — Ты чё делаешь, сучка? Ты же мне палец чуть не оттяпала!

— Я... я не хотела... то есть... — Татьяна испугалась не на шутку.

Она сидела у него на бёдрах. Огромные лапищи сжимали её грудную клетку, так, что дышать было трудно.

— Не хотела?! — мужик тряханул её. — Не хотела? Блядь! Сказал же — лежим, утром заплачу. Как обычно!

— Вы не понимаете, — хотела запротестовать Татьяна. — Я не та, за кого вы меня приняли... Я — не девушка по вызову, которую вы, наверное, ждали. Я ваша соседка.

Всё это хотела она выкрикнуть, но не смогла. Она испугалась так, что не могла даже разлепить губ и зажмурила глаза. Мужик же бросил её на диван и навалился сверху.

— Ладно, — белозубая ухмылка появилась на его лице, — как хочешь. Благодаря твоим зубкам, сон у меня как рукой сняло. Поэтому давай сейчас.

И он вдруг припал губами к правому соску женщины. Татьяна сама не понимала, что оказывается, халат уже давно распахнулся, и голые её грудки двумя светлыми лисьими мордашками маячат перед взглядом соседа. Женщина хотела оттолкнуть его, но... Едва его губы сжали сосок, она охнула и отдалась этому фантастическому ощущению. У него были удивительно мягкие и нежные губы. И даже запах ...  Читать дальше →

Показать комментарии (56)

Последние рассказы автора

наверх