Тунгуска. Часть 2

  1. Тунгуска. Часть 1
  2. Тунгуска. Часть 2

Страница: 1 из 4

Грибы

Дорога становилась все менее хоженой и уже напоминала чуть видимую тропу. Лес тоже изменился, стал более влажным, на пнях все чаще появлялись сообщества известных и неизвестных Свете грибов. Во время очередной стоянки Борислав вдруг сказал, что дальше ей лучше пойти одной, в его нынешнем облике его здесь не пропустят. Само-собой у Светы возникли вопросы, а пропустят ли ее, а главное кто именно может помешать ей пройти и чего ей ожидать? Увы, ответов у Борислава не было. Он просто сказал, что она в этом мире чужая, ничего плохого она здесь не успела натворить, поэтому пускай просто идет по тропе, а судьба сама решит должна она пройти по тропе или нет.

Такое напутствие несколько пугало, но с другой стороны она понимала, что она собиралась изучать новый мир — ничего не изменилось. Она продолжает идти и изучать. Напоследок Борислав сказал ей, чтобы она не трогала грибы, пока лес снова не изменится. На вопрос, сколько времени у нее уйдет, чтобы пройти этот лес, он ответил, что лес не большой, но можно пройти и за день, а можно и вообще из него не выйти.

У нее ещё оставалась половина зайца, запеченного вечером. Верный лук тоже был при ней, поэтому голода она пока не боялась. По совету Борислава она решила довериться судьбе и тронулась дальше.

Тропа то исчезала совсем, то появлялась вновь. Иногда приходилось плутать, чтобы найти ее, Света пожалела, что не успела соорудить какое-то подобие компаса и лишь вспоминая школьные знания пыталась на видимых участках тропы определять ее направление, находить вдали какой-то выделяющийся объект и идти к нему по прямой, чтобы не начать плутать по кругу. Но до вечера из леса она так и не вышла. Лес становился темным и мрачным, на поваленных стволах деревьев гроздями висели опята, тут и там торчали яркие шляпки огромных мухоморов, белые, коричневые, оранжевые, и даже синие и зеленые грибы были везде. Помня напутствие Борислава, Света тщательно выбирала место, куда поставить ногу, чтобы не наступить ненароком на гриб. Это ещё больше замедляло движение в густом, насыщенном влагой и тяжелыми ароматами воздухе. Света решила, что у местных жителей какой-то религиозный культ поклонения грибам, поэтому они их тщательно оберегают и защищают здесь, но пока никаких местных жителей она так и не увидела. А день всё увядал, и поэтому увидев небольшой сухой холмик, лишенный растительности, она решила заночевать на нем. Уничтожив ещё половину зайца, она слегка разровняла под лежанку рыхлую землю, слегка присыпала валежником и разложив вещи улеглась спать, надеясь с первыми лучами солнца тронуться в путь. Тяжелый воздух становился прохладнее, перестал давить на грудь своим обильем всевозможных запахов, расслаблял и убаюкивал. Дыхание становилось ровнее, и теперь она расслышала далекое журчание ручья. Светлана вспомнила, что за ужином почти допила остатки воды. Поэтому встала с постели и пошла на звук, набрать запас воды с собой. День ещё не окончательно догорел, и в сумерках она достаточно быстро нашла маленький ручеек, со всех сторон увитый грибами и переплетениями корней, как будто все живое пыталось как можно ближе прижаться к нему и напиться. Найдя почти свободное от грибов место, Светлана зачерпнула пригоршню воды и попробовала. Несмотря на теплую влажность, окружающую ее — вода была ледяной и сладковатой на вкус. Видимо совсем недалеко выбивался из земли ключ и вода не успевала прогреться. Набрав воды с собой, она ещё раз жадно попила из ручья и, поднимаясь поскользнулась и плюхнулась прямо в воду. Обжигающе холодная вода заставила ее вскрикнуть и выпрыгнув из воды она увидела, как по течению поплыли оборванные ею корни, кусочки переломанных грибов и вырванная травка, росшая по берегу. Светлана оглянулась по сторонам, растительность была густой, темнота все быстрее охватывала лес. Никаких местных жителей все также не было видно, поэтому она сняла всю одежду и тщательно ее отжала. Несмотря на ночную свежесть и купание в ледяной воде — холода она не ощущала. Она собралась взять одежду и как есть, нагишом пойти к месту своей стоянки, чтобы развесить ее там на просушку и одеться в сменную, но напоследок решила ещё раз зачерпнуть свежей и сладковатой воды. Голые ноги разъехались по мокрой и скользкой траве, и она снова плюхнулась в ручей. Не поднимаясь на ноги, на карачках она осторожно выбиралась на берег. В этом же положении она решила и отползти от ручья, когда вдруг перед ней оказалась шляпка огромного мухомора. Светлана уже собралась обойти его вокруг, но шляпка вдруг поднялась, и из-под шляпы на Свету уставилось укоризненно глядящее на нее лицо старичка.

— И чего мы тут буяним? — услышала Светлана.

— Я просто... , я хотела... , я не хотела... — начала лепетать ошарашенная неожиданным появлением говорящего гриба Светлана.

— Да видел я все. Хотела воды набрать, поскользнулась, упала, не хотела ничего ломать... Все так говорят. Отрастят себе кучу ног, а пользоваться ими научиться не могут. — сердито проговорил дед.

Света опустила взгляд, дед и правда стоял на одной ноге. На одной грибной ножке. Как он здесь оказался было непонятно, но то, что его здесь не было ещё минуту назад Света была уверена. Роста он тоже был не большого. Света, стоя на карачках перед ним была чуть ниже него. Она присела на траву, прямо перед дедом, оказавшись с ним теперь наравне. День окончательно погас и в темноте ручей слабо светился. С нее продолжала стекать студеная вода, светящимися струйками собираясь на берегу и вливаясь в ручей. На месте, где протекали эти струйки, притоптанная ногами Светы трава на глазах поднималась и выпрямлялась.

— Ну и чего молчишь, рассказывай, кто такая, чьих будешь? Дела пытаешь, аль от дела лытаешь? — продолжал скрипеть дед.

— Прямо как в сказках, — подумала Светлана, пытаясь вспомнить, как же это лытать от дела... , летать или убегать от дел что ли? А дела пытаешь — это получается пытаться какое-то дело исполнить? Она посмотрела на дедка, говорил он строго, но злым не выглядел. В глазах витали озорные огоньки и смотрел на нее он скорее насмешливо, а не строго. И она решила созорничать:

— Дедушка, ты накорми, напои, в баньке попарь, а потом уже и спрашивай.

— Так ты вроде уже и покушала, там зайкины кости до сих пор муравьи утащить пытаются, и попила вдоволь, вон прямо светишься от водицы нашей и даже в баньке искупалась, пар с тебя так и поднимается.

Света посмотрела на свои руки, они и правда в темноте выглядели чуть светящимися, холода больше не чувствовала, скорее жар, а от влажных рук поднимался пар, как будто и правда после бани. А под ней поднимался ковер нежной травы, и через какую-то минуту она уже сидела как в небольшом кресле. Она обернулась вокруг, в призрачном сиянии ручья вокруг нее стояли не грибы на ножках, а странные люди на одной ноге и в разноцветных шляпах. Были и молодые, и пожилые, и мужчины, и женщины, и детки-опята свешивались со стволов деревьев и с интересом смотрели на гостью. Света поначалу было смутилась своей наготы, но говорящие грибы с человеческими лицами выглядели настолько ирреально, что она решила, что на самом деле она спит, и просто ей снится очередной очень яркий и интересный сон. Прерывать этот сон не хотелось и Света начала рассказывать. Рассказала и про то, как ещё в детстве первый раз попала через дверь на Тунгуске, и про многочисленные безуспешные попытки, и как добралась сюда сейчас, идя просто по дороге, куда она приведет, но не упоминая о Бориславе.

— Так что же, стражи не встретили тебя что ли? Не проводили никуда? Не спросили куда путь держишь? — прервал ее рассказ дед.

Взгляд его сейчас как будто пытался прожечь в девушке дыру. Врать под таким взглядом совсем не хотелось. Светлана рассказала деду о Бориславе, что он довел ее до леса, показал тропу и сказал идти по ней, пока лес не изменится. А сразу не хотела говорить о нем, потому, что он сказал, что не пойдет с ней, поскольку не любят его местные жители.

— Ох уж мне эти стражи, все бы им в игрушки ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх