Тунгуска. Часть 2

  1. Тунгуска. Часть 1
  2. Тунгуска. Часть 2

Страница: 2 из 4

играть. Как кого ни встретят, обязательно испытание надо устроить, и смотрят потом, выживет — не выживет, что получит, чем расплатится. Ладно к нам привел, так ведь мог и к оркам в горы завести или морскому народу отдать... Говоришь им говоришь, нет — одно талдычат. Говорят, судьба ведет людей. Выйдут из испытания — хорошо, а не выйдут — судьба такая. Вот попадут ко мне, я им испытание устрою... — брюзжал дед.

Про судьбу и правда Борислав вспоминал часто, по дороге все уши прожужжал, мол слушай сердце, оно тебе подскажет какую дорогу тебе судьба уготовила. А тут оказывается сам ее в этот лес и завел. Вот и думай, то ли судьба ее сюда отправила, то ли Борислав притащил.

— Раз на испытание тебя отправили стражи, то им обязательно надо, чтобы ты из него что-то принесла. А то с пустыми руками придёшь — считай испытания и не было. Ну и чего же ты хочешь? — спросил дед.

— Да не знаю. Я же просто пришла посмотреть, узнать что-то новое, если получится домой попасть постараюсь книгу написать, что видела, где была. Хотелось бы и про вас побольше рассказать, но я ведь ничего почти не видела пока. Если расскажете о себе, как живете, что интересного вокруг происходит — наверное это будет самой лучшей наградой.

— Да уж... Затаскают тебя эти изверги по испытаниям с такими наградами. А что взамен предложить можешь?

Света задумалась. Что она может предложить целой цивилизации то ли грибов, то ли людей в обличии грибов? Рассказать, что знает, как можно грибы в подвале выращивать на старых газетах и опилках? Рассердятся ещё за такое отношение к их родне. Рассказать, что она знает из курса биологии о царстве грибов? Так они, наверное, лучше это знают. Может у нее с собой есть что, то, что может им пригодиться? Тоже ничего в голову не приходит. Тут она вспомнила, как тянется к ручью всё живое вокруг. И сказала, что в своем мире, она когда-то пыталась устраивать японские сады из камней и бревен. И хотела бы попробовать сделать что-то подобное для них, если они разрешат тут у них похозяйничать. Она постарается сделать, чтобы это было, во-первых, красиво, а во-вторых, чтобы ручей не просто стекал с холма, а разделялся на несколько рукавов питая разные части леса. Народ испуганно зашумел, когда она произнесла, что собирается что-то сделать с ручьем. Видимо для всего этого народа ручей был сродни священной реликвии. Волна тихих голосов прокатилась и замерла. Грибы обратили взоры к деду. Видимо он здесь считался самым мудрым.

Дед долго молчал, Света уже пожалела, что, не зная местных традиций, влезла со своими дурацкими идеями.

— Я живу очень давно. Я жил тогда, когда прапрадеды многих из вас только пробивались из земли — обратился дед к остальным. Моя грибница помнит те времена, когда ещё не разразилась Война. Тогда мы ещё не были заточены в этом лесу, а могли жить по всему миру как равные Великим Рассам. Потом наш лес соседи называли темной чащей и боялись к нему приближаться без нашего разрешения. С тех пор прошло много лет, мы живем традициями, но наш лес все только уменьшается в размерах все ближе прижимаясь к этому ручью. Я хочу, чтобы завтра эта девочка при свете дня ещё раз рассказала нам что она бы хотела сделать здесь, а мы все ещё раз подумаем. А сегодня мы отпустим отдыхать нашу гостью.

После этих слов Света хотела встать, чтобы отправиться к своим вещам, но к общей гамме запахов добавился ещё какой-то аромат, голова закружилась, стала тяжелой. Ей ещё успело показаться, что она чувствует, как трава, вырастая, все сильнее оплетает ее руки и ноги, а между ног из травы как будто вырастает маленький грибочек и начинает раздвигать ее губки.

Когда Светлана проснулась, солнце уже было высоко. Во всем теле чувствовалась легкость. Настроение было отличным. Вот только внизу живота чувствовалось странное давление. Сама она была как в каком-то теплом коконе из переплетенной мягкой травы. Она потянулась на своем ложе. Трава не сдерживала ее движений, а как живая разошлась в стороны, освобождая девушку из своих объятий. Но привстать со своего ложа что-то мешало, держа ее внизу. Она попыталась приподнять бедра и почувствовала, как с чавкающим звуком из нее выскользнуло нечто и перестало ее удерживать. Теперь она могла разглядеть, что сидела она на крупном боровике, удивляясь, как он в ней поместился. Любознательная девушка тут же проверила как такая крупная шляпка умудрилась оказаться в ней, и присев почувствовала, как скользкая шляпка сжалась придавленная ее губками, потом вдруг напряглась и толчком скользнула внутрь, там уже расправляясь и снова растягивая ее изнутри.

Света оглянулась вокруг и заметила, что рядом стояли несколько грибов и смотрели на нее. Стало стыдно, она испуганно сжалась и резко встала, запоздало понимая, что теперь она вырвала писькой грибочек из земли и он продолжает сидеть в ней слегка шевелясь и пытаясь забраться поглубже. Теперь, после такого представления, показанного остальным живым грибам, ее нагота казалась какой-то незначительной мелочью. Впрочем, и у остальных грибов из одежды была только шляпка.

Она вспомнила по вчерашний разговор, про то, что планировала переделать их священный источник, не имея ни малейшего представления к чему это приведет. Настроение резко упало. Но все же она начала осматриваться. Начало ручья и правда было совсем рядом. Источник бил из-под огромного валуна примерно в середине холма. Она забралась на холм. Ветерок ласково гладил ее изгибы и оглядев себя Света была удивлена. Возможно так повлияло купание в чудесном ручье, а может она все также продолжала видеть сон, но кожа была нежной, гладкой и бархатистой. Куда-то исчезли даже самые мелкие и незаметные прыщики, которые сопровождали ее почти всю жизнь и Света связывала это с ее повышенной возбудимостью и отсутствием регулярного секса. Даже мелкие точки родинок пропали. С удовольствием осмотрев новую себя, она решила так и остаться нагишом.

Это был почти край грибного леса. Оказывается, вчера она совсем чуть-чуть не дошла до выхода из леса. С вершины холма было прекрасно видно, что от источника вниз и в стороны тянется темный и влажный грибной лес. С обратной стороны холма лес был другим. Нет не безжизненным, там тоже росли деревья, тоже были поваленные вековые стволы, но этот лес был гораздо более редким, трава была бледнее и среди травы не было видно такого разнообразия шляпок грибов разных цветов. Она снова спустилась к началу источника. В голове уже постепенно появлялась картина, каким она планирует сделать этот японский сад, чтобы он не только давал причудливую картину города-грибов в миниатюре, но и разбивал поток на три рукава. Один должен был по ее замыслу спускаться по старому руслу, другой огибать холм и уходить гораздо левее, а третий по видимо давным-давно высохшему руслу вправо.

Также, как и вчера, бесшумно и неожиданно перед ней появились несколько крупных грибов во главе со вчерашним старцем в шапке мухомора. Обменявшись любезностями, Света тут же хотела перейти к делу, чтобы рассказать, что и где она видит. Но сначала решила спросить о высохшем русле. Дед рассказал, что действительно давным-давно этот ручей был гораздо больше, скорее напоминая небольшую речушку, выбивающуюся из земли, но со временем он подмыл этот огромный валун, и тот скатившись со склона заткнул часть реки с тех пор правое русло и пересохло.

— А вы не пробовали расчистить русло или прокопать новое? — спросила Светлана.

— Извини, девочка, слова вроде знакомые, но что значит прокопать и как расчищать русло, я не знаю. Раньше у нас были свои города, школы и даже ученые. Они знали гораздо больше, чем теперь знаем мы. Мы просто живем по традициям и стараемся ничего не нарушать.

— Хорошо. А вы знаете, откуда берется вода в ручье? — решила зайти Света с другой стороны.

— Конечно, знаем. Из подземной реки. Просто здесь она подходит близко к поверхности, вот часть ее и выбивается наружу.

— А насколько большая эта река?

— Как сто наших ручьев, может даже больше.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх