Тунгуска. Часть 2

  1. Тунгуска. Часть 1
  2. Тунгуска. Часть 2

Страница: 3 из 4

— А куда она потом уходит?

— Приходит из глубины и уходит в глубину, так глубоко, куда наши корни не заглядывают.

Света ещё долго расспрашивала деда Хила, так он представился, когда она все же набралась храбрости спросить их имена. рассказы эротические В голове зрел грандиозный план, но пока она не была уверена, что справится. И только узнав, что местный народ не только на поверхности может управлять травой, но в глубине земли может плести узоры из корней и грибниц все же решила поделиться им. Найдя ровную площадку, она попросила разрешения расчистить ее для рисунка. Трава сама вдруг расползлась в сторону, оставив на этом месте лишь участок влажной земли. Ещё час Света рисовала схему, грибы безучастно собрались вокруг нее, наблюдая за ее манипуляциями. Потом часа два пыталась на этой схеме показать, чего она хочет сделать и какая помощь ей понадобится. Народ и, правда, оказался малообразованным. Лишь несколько крупных грибов во главе с дедом Хилом умудрились понять, что Светлана хочет не просто перегородить часть подземной реки и заставить ее выйти наружу, а сделать из корней и грибниц трубу до самого верха холма и заставить реку стекать с холма во все стороны света.

После этого Свету отправили подкрепиться туда, где она оставила свои вещи. Все вещи были на месте, кроме того, на привычном уже травяном ковре были разложены какие-то корешки, травы, плоды, которые оказались очень недурными на вкус. Похоже, вкусы двуногих, в здешних местах, ещё не окончательно были забыты. Только теперь успокоившись и оставшись в одиночестве, девушка вспомнила о забытом внутри боровике. Она присела, поднатужилась и ухватила его за показавшуюся снаружи ножку. С большим трудом и очень осторожно вытянула из себя ещё больше выросший грибочек. Из-под шляпки ей улыбалось симпатичное мальчишечье лицо. Она выкопала небольшую лунку рядом, посадила грибочек и полила его из бутылки водой.

А вот вокруг ее схемы стоял невообразимый гвалт. Похоже, там собрались все местные обитатели. Спорили они долго. Свету никто не приглашал, а сама она пойти и послушать спорщиков не решалась. Появилась девушка, если грибы можно делить на женский и мужской пол. По крайней мере, ее миловидное лицо очень напоминало Свете именно симпатичную девушку. Спросила, не нужно ли чего-нибудь Светлане. Они познакомились, девушку звали Милли. Света попросила рассказать, как протекает обсуждение. Оказалось, что традиции не позволяют вторгаться в жизнь ручья, можно только пить то, что он позволяет. А это грандиозное строительство, не что иное, как вторжение в его жизнь. Примерно половина колонии считала, что ручей может оскорбиться и навсегда уйти под землю. Ещё примерно половина, во главе с дедом Хилом считали, что ручей и так с каждым годом все меньше, поэтому стоит попробовать что-то изменить, пока он не иссяк окончательно.

Примерно через час появился сам дед. Он выглядел очень уставшим.

— Ты уверена, что ручей не исчезнет, если мы начнем делать то, что ты предлагаешь? — спросил он.

Приступ паники охватил девушку. Она уже ни в чем не была уверена, особенно теперь, когда поняла, что этот ручей и есть источник жизни местных жителей. О том, как течет эта река, какие породы там залегают представление имела очень приблизительное, по рассказам деда, который и сам не очень-то понимал, чего от нее добивается Света.

— Я не знаю, честно призналась она. В нашем мире ещё существуют школы, там мне давали знания, но я никогда в жизни не пыталась двигать реки с помощью переплетенных корней.

— Как я уже говорил, с каждым годом ручей дает все меньше воды, хотя подземная река не становится меньше. Если мы дальше будем придерживаться нашей традиции, и ничего вокруг не изменится, через 100—200 лет нас не станет, — грустно сказал он и замолчал.

— Я пока не знаю, сможем ли мы поднять воду на вершину холма, но то, что ручей не исчезнет, я уверена — убежденно сказала Света. Дедушка, давайте попробуем небольшой фокус...

На утро восхищенные жители леса обнаружили, что из-под камня вытекает не обычный ручеек, а широкий поток воды, разбивается о хитросплетения корней на три части, поднимается по желобам из корней, промазанных глиной над землей и разбивается внизу о крупные камни, рассыпаясь в мелкие брызги и образуя яркую радугу. Дальше вода устремлялась по широкой дуге, заливая все пространство вокруг, собиралась в старом русле ручья и весело уносилась дальше.

Теперь даже скептики поверили в силы Светланы, да и сама Света, увидев, как легко и быстро, дед и трое его внуков, управляются с плетением сложных форм начала думать, что все у них получится.

Работа нашлась почти для всей колонии, Светлана жила здесь уже неделю, но и не предполагала, что за такой небольшой срок все подземные коммуникации будут готовы. Она все также ходила обнаженной, не чувствуя холода в теплом, и влажном лесу. По ночам в нее всякий раз забирался старый знакомый боровичок, причем если первые две ночи он умудрялся делать это незаметно, дождавшись, когда она уснет, то позже он уже настолько подрос, что Света просыпалась, и делая вид, что спит раздвигала ноги и с трудом пропускала его в себя, в награду получая долгие незабываемые ощущения и приятные сны.

Настало время, которого Света боялась больше всего. Нужно было перекрыть выход подземной реке, чтобы заставить ее подняться вверх. Сейчас проектировщик и главный инженер, который никогда не видел своего детища, а руководствовался только рассказами помощников и своим воображением отдал последнюю команду. Толстые корни деревьев пронизывали подземную реку насквозь, между ними сплетались корни потоньше. Поток из ручейка, питающего лес, становился все сильнее и когда грибницы грибов вплетаясь между самыми тонкими корешками перекрыли почти все, валун, из-под которого выбивался ручей, вдруг качнулся, наклонился и все... Вода исчезла. Огромный валун окончательно перекрыл воду в долине. Сердце Светланы похолодело. Прошло пол часа. Дед Хил стоял рядом с девушкой. Он тоже все прекрасно понимал. Валун мог так пролежать ещё много лет, но они своими работами ускорили неизбежное, и он своим весом закрыл последнюю возможность воде просачиваться наружу. Оставалось только надеяться, что все остальное было рассчитано верно, и вода сейчас медленно поднимается на вершину холма в уже подготовленный для нее бассейн с несколькими выходами по разные стороны.

Солнце неумолимо двигалось к закату, прошел уже почти час с тех пор, как исчезла вода. Света стояла на вершине холма и с замиранием ждала, поднимется ли вода наверх или прорвет какую-нибудь стенку в подземелье и исчезнет в лабиринтах пещер навсегда. Она ещё не знала о нарастающем ликовании остальных жителей леса, которые своими грибницами давно уже чувствовали, как вода подбирается к самому верху. И вот, наконец, сияющий поток устремился, наполняя бассейн, переливаясь через края, перепрыгивая и сталкиваясь с уложенными на его пути камнями и бревнами к предназначенным ему каналам во все четыре стороны, как и планировала Светлана. Света уселась на краю потока, руки и ноги тряслись от нервного истощения. На ликование не было сил. Она только тихо сказала деду, что воды слишком много, нужно часть реки отпустить дальше. Дед, возможно, был и не согласен с тем, что этого богатства может быть слишком много, но спорить не стал, а просто расплел часть корней, и часть воды отправилась по старому маршруту вглубь земли.

Утро встретило Светлану ярко алеющей зарей и странным ощущением всеобъемлющего знания о окружающем мире. Она каким-то образом не видела, а чувствовала, что происходит на несколько километров вокруг. Теперь она знала, как приходит подземная река, видела или чувствовала, поднимающийся на вершину холма поток. Как будто своим телом ощущала, как эта вода оживляет землю вокруг. Свежая, на глазах пробивающаяся сквозь рыхлую землю, травка ощущалась как будто легким зудом на теле. Она, как легкое прикосновение к волосам ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх