Влюбленный маньяк

Страница: 1 из 7

Я заметил его месяц назад на эскалаторе, в метро. Он провел по мне таким же безразличным взглядом, как и по десяткам других, поднимавшихся ему встречу пассажирам.

Он же бросался в глаза сразу. Длинная несимметричная челка заканчивалась ниже подбородка, все остальные волосы были коротко стрижены, местами просто выбриты. Абсолютно модельное лицо с правильными яркими запоминающимися чертами, — мужественное и одновременно притягательно-красивое. Черная безрукавка из легкого трикотажа с глубоким вырезом — ниже середины груди позволяла увидеть все выгодные места на его тренированном, загорелом и хорошо развитом теле.

После нашей первой «встречи», я наблюдал его хотя бы раз в неделю точно (в понедельник, среду или пятницу) в метро, и постоянно в начале шестого. В эти дни я как раз ездил на курсы итальянского в тоже время.

После того как мой старенький Рено отправился на СТО в долгосрочный ремонт, я снова привыкал к тесному сосуществованию людей в городском транспорте. За это время для меня стало какой-то традицией разыскивать его глазами в толпе, когда двери очередной электрички раскрывались, выплескивая поток вечно спешащих людей. Я прозвал его про себя «красавчик», пусть несколько банально, но на 100% подходяще ему.

И вот он снова появляется, — как всегда безупречен — темная футболка, обтягивающая каждый сантиметр торса, светлые потертые джинсы низко на узких бедрах, черный широкий кожаный пояс с большой круглой бляхой на тематику родео. Высокий, красивый, хорошо сложенный.

«Что ты тут делаешь, хотелось бы мне знать? Тебе, детка, надо было уже обзавестись как минимум собственным BMW», — говорил я себе мысленно, провожая взглядом его упругую попку. Его светлые серые глаза снисходительно и гордо смотрели поверх толпы. Некоторые, заметив около себя эту несколько невписывающуюся в общую массу личность, немного отступали в сторону, удивленно разглядывая загорелого и сексапильного красавца. Он не спеша и невозмутимо шагал самоуверенной походкой, игнорируя всякое пристальное внимание к собственной персоне.

Моё настроение портилось достаточно серьёзно, когда мне не удавалось его увидеть. Я ловил себя на мысли, что думаю о нем несколько раз в день и это стало привычным для меня. Наблюдение за ним также стало неотъемлемым элементом моей жизни. Почему-то мне и в голову не приходило завести с ним каким-то образом знакомство. Я не знал о чем мне с ним говорить, я был абсолютно уверен, что он меня просто послал бы. С такой внешностью он наверно уже имел достаточный опыт правильного отшивания назойливых поклонников. И вообще, я не хотел с ним общаться, я не хотел никаких прелюдий, а хотел банально его иметь, иметь это красивое тело, прикасаться к нему, целовать его взасос, прижимать к себе, крепко обнимать, входить в него и слышать его стоны и прерывистое дыхание.

Я стал приходить в метро на 20—30 минут раньше, чтоб наверняка не пропустить свой «объект». И он снова появлялся. Такой же красивый и желанный мною всё больше и больше.

Естественно, часто думая о нём, я не смог сдерживать себя от размышлений типа: Гей он или нет? Есть ли у него девушка, а может парень? Чем он занимается, где работает? Сколько ему лет? Куда или откуда он ездит каждый день в 17.20? А может и не каждый.

Несколько раз, опаздывая на курсы, я так и не смог его дождаться. «Куда это ты делся?» — раздраженно думал я про себя. Хотя естественно, это нормально, что у человека, помимо обычных стандартных дел (типа учебы или работы) может быть и личная жизнь, какие-то другие занятия и, что он не должен появляться в 17. 20 здесь, на этой станции специально для меня. Но все же я был расстроенным и немного злым.

Идя дальше в своих размышлениях и осознавая, что «красавчик» занял довольно много места в моих мозгах, я решил постепенно искать ответы на эти вопросы, избегая личного контакта.

В один из дней, после работы, и когда у меня не было курсов, я решил специально поехать и подождать появления «красавчика». И он появился как обычно в 17. 27. Я провел такой эксперимент несколько раз — когда я не встречал его в дни моих курсов. И я установил, что он почти всегда исправно появлялся, кроме выходных.

Я решил, что он студент. Для работы у него был слишком вызывающий внешний вид, хотя может он переодевается. Ну нет, а прическа? Или может специфическая работа?

Размышлений было много, но все же вскоре я подтвердил свою первую догадку.

В тот день он вышел из электрички и не спешил выходить из метро, оглянулся по сторонам и присел на лавку — кого-то ждёт! Меня одолевали противоречивые чувства, хотелось, конечно, увидеть его знакомых, а с другой стороны, вдруг он ждет свою вторую половинку? Я представлял, как сейчас из вагона выходит не менее сексуальная девушка — они поцелуются и уедут вместе, гулять, веселиться и потом заниматься любовью... от этого мне становилось неприятно даже в физическом плане в области желудка. Но я продолжал наблюдать за ним.

Я не боялся, что он меня заметит, хотя любой другой человек обратил бы внимание на то, что практически каждый день на одной и той же станции в одно и тоже время за тобой наблюдает какой-то тип. Тем более, что я всегда считал, что меня не просто пропустить с моими 185 см роста и не менее внушительной комплекцией, не такой конечно, как у «красавчика», но тем не менее 6 лет гребли оставили о себе приятные воспоминания на моем теле. Независимо от финансов, когда было и хорошо и плохо — я никогда ни экономил на одежде (если б экономил, может бы сейчас ездил уже на новом Рено, а не в метро). В общем, свой портрет я могу обрисовать так: высокий подтянутый брюнет тридцати лет, немного меланхоличный взгляд, черты лица жесткие; всегда не броско, но дорого со вкусом одетый (думаю — многим нравлюсь). Но явно в поле зрения «красавчика» я не попадал, впрочем, как и все остальные.

Вот он встал — улыбается. Кому?! Навстречу ему, также с улыбкой шел парень, явно младше: в кедах, джинсах и пестрой полосатой футболке с сумкой через плечо и взъерошенными волосами. Они радостно пожали друг другу реки, и по-дружески обнялись. Дальше пошел разговор, смысл которого я, учитывая расстояние, разделявшее нас, уловить не мог. Но по жестикуляции и причудливым минам, которые сменяли одна другую на лице нового знакомого «красавчика» и их обоюдному смеху, можно было понять, что это был веселый рассказ.

Я наблюдал за «красавчиком» и просто поразился переменам в нем. Он был полностью поглощён разговором и встречей со своим другом и вел себя абсолютно свободно, громко смеясь и обнажая свои ровные белые зубы, иногда корчась в причудливых позах и изображая на лице разные эмоции. Холодный, гордый, самовлюбленный образ исчез в одно мгновение, сейчас он был веселым подростком и я уже был почти уверен, что все же ровесником своего знакомого. После продолжительного обмена новостями и впечатлениями, они стали немного серьезней и друг закопался в своей сумке, через несколько секунд доставая толстую тетрадь. Они сели на лавку и друг начал что-то объяснять, водя в тетради пальцем и переворачивая постепенно листы.

«Типичные студенты и процесс передачи конспекта с соответствующими разъяснениями», — поставил я диагноз.

«Красавчик» заправил свою длинную челку за ухо и внимательно слушал друга, кивая головой, и иногда что-то спрашивал, указывая в тетрадь. Он превратился в ребенка, внимательного и послушного! Я был шокирован. Во мне возникла куча новых противоречивых чувств к нему, но то, что он мне нравился еще больше, я не скрывал от себя. Как–то проснувшись утром (для меня оно начиналось где-то в 11 — поспать я любил, не скрываю). Я решил, что мне пора перейти на новый этап в отношении «красавчика». Я позвонил заказчику и отменил свой сегодняшний приезд на объект, сославшись на неотложные дела. К счастью моя работа позволяла мне такие выходки. Я был, по сути, вольной птицей — дизайнером-декоратором, и работал сам на себя. Мои работы пользовались популярностью и в хорошие времена ко мне становились ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх