Охота на Снегурочку

Страница: 1 из 6

Если ты веришь в сказки, то непременно умеешь их создавать. И проблема бывает лишь в том, что ты об этом не знаешь. Но когда влюбляешься, то ощущаешь, как стирается грань между вымыслом и реальностью. И здесь важно не потерять, кого по-настоящему любишь...

... Мы наедине, и она готова к сексу. Приподнимает свою длиннющую ножку, задирает юбку, коротковатую, как для детского репетитора, и я лицезрею кусочек голого белоснежного женского тела — от чулок до трусиков. Кира жутко сексуальна в такой позе и знает это, она включает свою игру. Беззастенчиво открывает самое опасное место у женщины.

Опасное для таких как я. Одиноких мужиков, одиноких отцов. У которых много ответственности, но мало времени для отношений.

Кира скатывает по ножкам чулки и тем самым поднимает ставки, а заодно и поднимает мой член. Ей снова удалось меня соблазнить. В паху ноет, а член просит погружения в женское тело.

— Ну же... Иди ко мне, — слышу я месседж от этой рыжей сексуальной бестии. Кира скидывает кофточку, затем бюстгальтер, и я обнимаю ее великолепную фигурку, утопая лицом в голой пышной груди — авансом перед будущим оргазмом. Она освобождает меня от рубашки, а ее нетерпеливая ручка расстегивает мою ширинку. Мой дружок практически вылетает из брюк, за секунды Кира опускается на колени, тонкими пальчиками обвивает и мягко заглатывает его в ротик. Я отвечаю стоном и одной клеточкой головного мозга пытаюсь сообразить, насколько эта сцена естественна — минет от преподавательницы моего маленького сына. К черту мысли... Она всасывает его ловко, умело, обрабатывает язычком, заставляя вздрагивать мои колени. Влага покрывает член, и он легко влетает в мокрые губки девушки, а те в ответ оставляют на нем следы помады и наслаждения. Я глажу стоящую на коленках Киру по ее миловидному личику и чувствую нарастающий зуд внизу. Кира отсасывает превосходно, но я не хочу кончать с ней так. Выдергиваю член с ее рта, рывком поднимаю девушку на ноги и заваливаю на диван. Она шумно выдыхает воздух, когда я налегаю сверху на ее стройное сексуальное тело. Секунду застываю на этом теле взглядом, жадно мну ее соблазнительные с торчащими сосками грудки, и ноющий неудовлетворенный фаллос получает новый импульс.

— Трахни же меня, — шепчет это чудо и подтверждает приглашение разведением ножек в стороны. Я как голодный зверь срываю с Киры трусики и членом попадаю ей в вагину. Влага, уже другая, но еще более манящая, орошает конец, а дырочка впускает его вовнутрь — на всю глубину. Кира стонет, она уже порядком возбуждена, и мне остается лишь входить в нее раз за разом сверху, распаляя обоюдное желание. Мы отчаянно трахаемся, ибо иного слова для секса в кабинете моей огромной квартиры я подобрать не хочу. Она охватывает меня своими голыми ножками, а грудь колыхается в такт моим толчкам. Я целую ее соски, ее шейку, вбирая в себя запах распаленной соитием самки. Влагалище девушки сокращается, Кира норовит кричать, и я закрываю ее красивый ротик ладонью, заглушая звуки женского оргазма. Она недовольна, но я знаю, что делаю — в дальней комнате еще не спит мой сын. Ему не нужно это слышать.

Заканчиваю я, когда Кира с закатившимися зелеными глазками раскачивается на мне сверху своей упругой попкой. Лежа на спине, уже мокрый от этого траха отмечаю искусность Киры как сексуальной партнерши. Она старается — или хочет завоевать меня как мужчину (хотя я ничего ей не обещал), или просто любит секс, а может одно и второе вместе. Влагалище девушки насажено на мой член, который уже просится вылить наружу результат своих трудов. Кира кончила дважды, и я позволю себе не дождаться ее третьего финиша. Просто нет сил терпеть, настолько мне классно. Я сжимаю ее теплые ягодицы, резко валю Киру набок, и, вытащив член, разряжаюсь залпом на ее голые ноги. В глазах потемнело, но даже сквозь эту темноту вижу расслабленную Киру и стекающую по женским ножкам сперму. Тело выполнило долг перед самим собой, освободилось от похоти, и я удовлетворенно дышу.

— Давай обнимемся, — слышу я, а девушка прижимается ко мне.

Кира — репетитор моего Владика по английскому. Она умеет учить пятилетних детей, отмечаю я по результатам сына, которого стремлюсь правильно образовывать с самого детства. Преподаватель иностранных языков, а последний месяц и моя сексуальная партнерша по-совместительству. Нельзя сказать, что я склонил ее к таким отношениям. Но и не скажу, что сопротивлялся соблазну, когда новоявленная дошкольная учительница демонстративно наклонялась передо мной выпуклой попкой под тем или иным предлогом. И все же даже мысленно не считал ее своей девушкой. Секс — и не более. Мужики моего статуса умеют держать дистанцию.

Будто спохватываюсь, смотрю на часы. Я не мог забыть. 28 декабря, семь вечера.

— Одевайся, ласточка, — говорю я и сам поднимаюсь с дивана. Пора собираться.

— Ты куда-то спешишь? — спрашивает Кира, застегивая бюстгальтер. Ее красивая аппетитная грудь исчезает за розовой тканью — до следующего раза.

— Я пригласил для сына Деда Мороза со Снегурочкой, — объясняю я, надевая рубашку. — Он очень ждет Снегурочку.

— Это потому, что ребенку не хватает матери, — поясняет учительница. Милая моя, я и сам это знаю. От Киры это прозвучало так, будто она претендует на материнскую роль. Ни одну женщину после смерти жены я не рассматривал в подобном статусе.

— Ты останешься на представление? Они придут через полчаса, — прошу я. Не хотелось, чтобы Кира уходила сейчас. Пусть малыш почувствует праздник.

— Останусь, конечно, — легко соглашается она. Знаю, что Кира ждет приглашения подзадержаться и на ночь, но такого я пока не допущу. После Снегурочки отвезу ее домой, ибо ее занятия с моим сыном (и с его папой) на сегодня закончены.

Мы проходим в гостиную, и я зову няню, сидевшую все это время с Владиком. Появляется Арина Родионовна с моим сыном за руку. Эта пожилая женщина для меня всегда была похожа на мудрую и заботливую нянечку из детских книжек. Она родом из какой-то далекой деревни и с самого рождения Владика занималась им, растила и воспитывала, пока я, опустошенный потерей жены, заполнял свою жизнь суетой бизнеса. Арина Родионовна практически стала членом семьи, и признаюсь — эту добрую и по-житейски умную женщину мне послал сам Господь Бог.

Не слишком добро покосившись на Киру (от няни не скрыть причину уединения хозяина дома с репетитором после занятия), Арина Родионовна передает мне Владика. Я беру сыночка на руки. Для меня нет родней человечка, чем он.

— Ты готов? Скоро придет Дед Мороз, — напоминаю я сыну.

— Снегурочка, — деловито поправляет меня Владик. Конечно, он ждет Снегурочку, для нее он выучил стишок и песенку. Вскоре в дверь позвонили, и Арина Родионовна впускает пару из агентства детских праздников. Мы с Кирой приготовились смотреть поздравление для Влада в этот предновогодний вечер.

Но дальше, елки-палки, все пошло не так. Вместо радости на лице сына я нашел лишь выражение недоверия. Актеры старались, переодетая Снегурочка, девица с длинными ногами на каблуках (ничего так) и толстенным слоем макияжа, задавала тон веселья, Дед Мороз (подогретый выпитым накануне чувак) отвешивал заводные прибаутки, но Владик расплакался. Просто разрыдался навзрыд. У меня сжалось сердце от картины этого неудачного поздравления.

— Что не так, сынок? — участливо спрашиваю я, пока мы с Кирой и няней пытаемся его успокоить.

— Снегурочка ненастоящая! — заявляет Владик. Я опешил от подобного открытия. «Дед Мороз» и «Снегурочка» равнодушно стояли в сторонке, не предпринимая никаких попыток убедить в своей «настоящности» маленького клиента. Они уверены, что свои «бабки» отработали.

— Конечно, ненастоящая, — вдруг отозвалась Кира. — Настоящую папе надо бы поискать.

Я от неожиданности оборачиваюсь к ней и растерянно уточняю.

— Где?

— Ты знаешь где, — сверкнув зелеными глазищами как-то особенно, с нажимом отвечает Кира.

Такого я не ожидал от нее. Вместо того чтобы успокоить ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх