Охота на Снегурочку

Страница: 2 из 6

сына...

— Я найду тебе настоящую Снегурочку, — обещаю я, наклонившись к Владику. Сынок перестал плакать и улыбнулся, удовлетворенно и радостно. Актерам оставалось лишь отвалить, а вскоре я отвожу домой Киру.

— Зачем ты сказала ребенку, что Снегурочка ненастоящая? — недовольно спросил я уже в машине.

— Затем, что ты можешь найти настоящую, — отвечает Кира. О чем она? Мы подъехали, и Кира целует меня на прощанье.

... Было поздно, когда я вернулся домой.

— И где ты только эту Кикимору-то нашел? — спрашивает нянечка, открывшая мне дверь. Это она Киру имеет ввиду.

— Какую Кикимору, Арина Родионовна? — уточняю я. Ну неужели Вы, дорогая няня, не знаете, что даже взрослым мальчикам нужны девочки для всяких приятных игр.

— Болотную, — без доли шутки объясняет няня. — Ох, Саша, не такая баба тебе нужна.

И это я знаю, Арина Родионовна. Всегда терпимо относился к ее периодическим нравоучениям, несмотря на положение работодателя. Арине Родионовне допускалось говорить все. Потому что я знал, она все говорит правильно.

— Ее мне Лесников порекомендовал, как высококвалифицированного специалиста, — признался я. Коля Лесников — мой партнер по бизнесу.

— Леший, что ли? Он с ней тоже?... По этим делам? — резко спросила Арина Родионовна. Так вот запросто она обозвала кличкой и Лесникова. Пропускаю мимо ушей версию няни о половых связях компаньона и Киры.

— Помни, Саша, дела с Лешим до добра не доведут.

— Да, ладно, — отвечаю я няне. — Бизнес есть бизнес.

— Береги себя. Тебе еще сына растить. — И она уходит укладывать Владика спать. Не хочется оставаться одному, и вскоре я следую за няней. Она читает малышу в кроватке сказку на ночь.

— ... И захотел Кащей Бессмертный всем миром править. И отменить Новый Год. И остановить навсегда время. И напустить на землю зиму лютую, чтоб замерзло все живое, и только нечисть осталась, — вещала Арина Родионовна что-то страшное, когда я вошел в детскую. Ловлю смысл информации. Что-то жутковатая сегодня сказка.

— А надобно ему для этого Снегурочку найти и схватить. И тогда Новый Год не настанет, и все доброе погибнет. Собрал злодей-Кащей свою темную свору — Бабу Ягу, Соловья-разбойника, Кикимору, Лешего и прочую нечисть, и начали они по всей земле Снегурочку искать. Но добрый молодец царевич-Иванушка спрятал ее, да так, что злодеи обыскались...

Тут нянечка умолкла, заметив, что Владик, натянув на себя одеяло, уснул. Сладких снов, малыш. Он не узнал конец сказки, но, как и любая сказка, она точно закончится хорошо. Так думаю я. Меня не научили думать по-другому.

Арина Родионовна и я выходим из детской, но я не готов отпустить нянечку.

— А зачем Кащею была нужна Снегурочка? — со всей серьезностью спрашиваю я.

Я никак не был готов услышать от няни следующее.

— Чтобы лишить ее девичьей чести, — строго, серьезно ответила она.

Мне показалось, будто гром ударил над головой.

— И если найдет Снегурку и насильно лишит ее девичества, все его злые планы свершатся, — объявила Арина Родионовна, как приговор.

Холод прошел по спине, а сердце застучало, так меня разволновала сказка о предстоящем сексуальном насилии.

— Но ведь у царевича получится ее защитить? — с надеждой вопрошаю я. Даже не ожидал, что меня так зацепит рассказ этой старой, но всезнающей женщины.

— Не знаю, Саша, — говорит она. — Жизнь покажет. Совсем недолго осталось.

Это до Нового Года, что ли, думаю я? Звучит как пророчество. Арина Родионовна собирается уходить в свою комнату, но напоследок все же заключительный вопрос.

— А Иван-царевич... Он Снегурочку любил?

— А как же? — уже с ноткой веселости подтвердила нянечка. — Куда ж без любви-то? Без нее, Саша, ни одно серьезное дело не осилить. А тут, не мало-ли, мир надо спасать!

Я немного успокоился. Полночи не спал, ворочался, а когда уснул, мне приснилась Снегурочка. От нее исходило тепло и доброта. И еще что-то другое, волнующее, но которое я давно не чувствовал ни с одной женщиной. Вот только не смог разглядеть ее лица...

* * * * * *

На следующее утро подъезжаю к зданию своей компании. 14и-этажный офис, корпорация «Царство Игрушек» встречает меня, своего совладельца, как результат многолетней работы. Мой бизнес, дело моей жизни...

Вот и завершается еще один бизнес-год. М-да... По-всякому можно оценить его итоги, но мой внутренний вывод один. Хреново... Компания, которую я некогда создал с Колей Лесниковым и вывел на лидирующие позиции в сфере производства игрушек и товаров для детей, весь год испытывала, мягко говоря, трудности. Экономический кризис лупанул по «детскому бизнесу» что называется не по-детски. Проблема рассчитаться с банковскими кредитами привела нас к необходимости продать контрольный пакет компании стороннему инвестору. Лесников называл это «слиянием», но я привык называть вещи своими именами. Нас банально поглощал более крупный и финансово мощный бизнес.

Компанией заинтересовался некто Константин Бессменов. Крупный олигарх, с которым Лесников когда-то, на заре бизнеса вел какие-то дела, имел репутацию жесткого инвестора. Он скупал недорого проблемные, но перспективные бизнесы, и по слухам, не брезговал самым натуральным рейдерством. Узнав о нашем положении, он еще осенью предложил свою помощь в обмен на контроль компании. Что ж, Лесников сумел меня убедить. С Нового Года наша с ним доля в бизнесе существенно уменьшится, и утешением будет лишь то, что «Царство игрушек», в которую я вложил душу и силы, выживет. Бессменов же станет нашим старшим партнером.

В холле компании шумно, все подчиненные ускоренно завершают предновогодние дела. Прохожу к лифту и замечаю ее. Замечаю скорее всем телом, чем зрением.

Ее миниатюрная стройная фигурка словно излучала манящее, трогающее душу сияние. Белокурые волосы, заплетенные в косичку, еще больше молодили эту совсем юную девчонку. Вот она стоит рядом со мной перед лифтом, пытаясь скрыть смущение от присутствия босса. Она похожа на фею из детских книжек моего сына, даже хочется поставить ее под украшенную в холле корпоративную елку. И вместе с тем изумительна. Какому-то парню явно повезет.

— Доброе утро, Александр Григорьевич, — слышу я от этого ангельского создания. Голубые глаза на красивом личике, большие, как опахала реснички захлопали в такт ее приветствию. Пропускаю ее в лифт и прохожу следом. Дверь лифта закрывается, и мы остаемся одни. Я вдруг захотел, чтобы лифт застрял — в кои веки.

— Доброе утро, Настя, — отвечаю я. Настя Морозова, самый юный дизайнер игрушек нашей корпорации. Устроилась на работу совсем недавно, осенью, я это точно помню — дизайнерский отдел я курировал лично. В концепции игрушек я всегда вникал, линии моделей утверждал самостоятельно. Лесников в эту сферу не лез, а талантливую девушку-дизайнера Настю Морозову я заприметил сразу. — Как новые модели?

— Я подала последнюю разработку руководителю отдела, — отрапортовала прелестница. Я смотрел на нее пристально, наше короткое свидание в лифте тет-а-тет колыхнуло меня. Любуюсь ее природной, естественной красотой. Никакой косметики на лице, никакой умной маски для босса. Она вдруг покраснела и отвела взгляд. Как маленькая, потупила головку. Секунды, и дверь лифта отворилась. Ей выходить, а мне ехать выше.

Редко я отключаю мозг, но сегодня именно этот день. Или дело в ней? И почему я не делал этого раньше? Она работает на меня уже три месяца.

— Настя... Просьба через час показать мне разработку лично, — проговариваю я голосом, который едва узнал сам. Она принимает задачу. Дверь закрывается, и я поднимаюсь в свой кабинет. Сердце стучит в такт шагам. Захожу к Лесникову, его кабинет прямо напротив моего. Два партнёра — иногда слишком много для любого бизнеса.

— Бессменов интересуется, когда мы переоформим ему акции, — озвучивает Коля, крепко пожав мне руку. Крепкий мужик, мой партнер. Крепкий, как дуб, из которого сделан его стол ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх