Воспитание. Часть 8

  1. Воспитание. Часть 1
  2. Воспитание. Часть 2
  3. Воспитание. Часть 3
  4. Воспитание. Часть 4
  5. Воспитание. Часть 5
  6. Воспитание. Часть 6
  7. Воспитание. Часть 8
  8. Воспитание. Часть 9

Страница: 1 из 4

Я родилась в не очень богатой семье. Нет, деньги у нас были, но не очень много, поэтому шиковать было не на что. Мама работала учительницей географии в местной школе. Папа был таксистом и постоянно пытался основать дело, что принесёт ему много денег. Всё в нашей жизни рано или поздно упирается в деньги, вот и мама, когда мне было восемь, она развелась с отцом и уехала в Италию с новым мужем. Папа не осуждал её, страдать страдал, пил несколько недель, даже плакал, но не осуждал. Он понимал что просто не может содержать эту красивую шикарную женщину что в ранней юности вышла за него замуж по влюблённости. У того итальянца были машины, слуги, яхта, огромный дом с садом и целая компания приносящая прибыль, всё то, чего не мог дать матери мой отец. Мама хотела забрать меня с собой, и если бы я согласилась, то ничего бы не произошло. Но нет, мне было восемь, у меня были идеалы, я видела как страдает отец наливая рюмку и как собирает вещи мама, и когда она протянула ко мне руку, я встала на сторону отца. Мы долго ругались, мама пригрозила отцу судом но я сказала что покончу с собой если она не отступит. В тот вечер мама расплакалась и ушла собрав чемоданы. Я тоже ушла и проплакала всю ночь.

Мы прожили с отцом три года, я училась, он работал почти круглыми сутками, денег без маминой зарплаты еле хватало, и вот однажды отец пришёл снова за полночь и протянул мне тысячу рублей. Для меня это было невиданно, и когда я спросила откуда, он просто улыбнулся и достал из сумки несколько тугих пачек новых денег. Вот так и началась новая глава моей жизни, отец придумал какой-то очень хитрый бизнес связанный с покупкой и последующей перепродажей земли. Он быстро пошёл в гору, через год мы переехали в новую квартиру в центре, а на четырнадцатое день рождения я получила машину с водителем. Деньги полились рекой, я перестала себе ни в чём отказывать и зажила приятной жизнью. Мы с мамой иногда общались и теперь она кусала локти, ведь у её итальянца дела шли всё хуже и хуже, компания несла убытки а он терял авторитет в глазах коллег.

К хорошему привыкаешь очень быстро, и вот, в пятнадцать лет я из тихой сидящей в углу девочки превратилась в яркую и эффектную богачку смотрящую на всех свысока, ну да, ведь все включая преподавателей приезжали на автобусе, а меня привозил личный водитель, как тут звёздной болезнью не заболеть? Все стали сразу дружить со мной, лебезить и ползать на пузе, я стала важной персоной. Но через год всё закончилось, я должна была заметить признаки краха, но увы, была поглощена шопингом и общением.

Всё началось со звонков посреди ночи, я просыпалась от того что отец в своём кабинете часами разговаривал с неким Владимиром и просил ещё немного времени. Я не обратила на это внимания, а на следующий день произошло страшное. Оказывается что мой отец сделал очень крупный займ у очень влиятельных людей, сделка сорвалась, общество по защите природы смогло собрать 12 миллионов подписей и забрало землю в которую отец вложил 300 миллионов. Отдать такую сумму просто не реально, учитывая что отец обанкротился. И вот, теперь несколько мужиков вытаскивают меня кричащую из дома и за волосы затягивают в машину. Дядя в костюме сообщает что увы, деньги уже не вернуть, но это для него не очень страшно, но наказать отца он должен.

Я помню как мне было страшно, ведь мне всего шестнадцать, а тут такое. Меня вывезли в пригород, в лесу уже стояло несколько машин. Я помню как меня выволокли и кинули на прелую листву, рядом лежал отец в наручниках, и на лице его была кровь. Они подняли отца и на моих глазах его стонущего от боли посадили в одну из машин. Эти страшные слова того мужчины «Посмотри на него, ведь видишь в последний раз». Я бросилась к отцу со слезами в попытке помочь, но меня схватили за волосы и поставили на колени заставляя смотреть на то, как машину с отцом буквально пропитывают бензином и поджигают. Я слышала как он кричал от боли, я видела как горел огонь унося родного мне человека. А потом я потеряла сознание, меня просто накачали чем-то грубо воткнув шприц в задницу.

Очнулась я в Бельгии. Эти твари продали меня какому-то богачу, ему была нужна кукла что бы сын мог тренироваться в сексе. А когда я надоела этому прыщавому ублюдку, то отправилась прямиком к извращену из Китая, узкоглазому нравилось бить меня бамбуком и смотреть как я извиваюсь от боли. Эта жирная туша была не способна в постели ни на что, поэтому я почти год получала только побои. Потом меня из жалости выкупил его партнёр из Сингапура и там меня держали в цепях и ошейнике как диковинную зверушку в подарок девочке подростку... Я хотела покончить с собой, но каждый раз мне не хватало духу, каждый раз я бросала таблетки и мечтала что однажды вырвусь и уеду к маме. Как я узнала позже, власти заявили что я погибла с отцом, в машине нашли следы двух тел, мать поубивалась год и родила итальяшке двойню.

А пол года назад меня купил один здешний богач и филантроп, ему была нужна спутница на вечера что бы можно подкладывать под партнёров для заключения выгодных сделок. Я подошла по внешности и три месяца меня пользовали состоятельные мужчины в импортных костюмах, три месяца назад филантроп умер, ну как умер, его пристрелили как собаку в собственной постели. А недавно его жена продала меня твоей матери, дальше ты знаешь.

Её рассказ я слушал молча, и затаив дыхание, я то думал что девочка проигралась в карты, или ещё что-то связанное с наркотиками или выпивкой, но такое... такого даже я не представлял. К конце своего монолога Анжелика распалилась, глаза её засверкали и она выхватив из рук матери махом выпила бокал вина, вскочила и со слезами на глазах выбежала из комнаты, я не стал её останавливать. Мама молча сидела рядом, видимо её тоже проняло до костей потому что глазки она таращила не хуже меня.

— Ну и? Как это понимать?

В задумчивости спросил я в воздух, мать промолчала, моргнула пару раз и тоже ушла. Вот и поговорили, дурак я, ведь не просто так она молчала, видно было что забыть пыталась, а тут я со своими расспросами... в настойчивой форме... Я поставил свой бокал на стол и тоже вышел, мать сидела в гостиной, только включила телевизор.

— Приберись на кухне и позвони секретутке.

В задумчивости произнёс я и пошёл дальше, в спальне Анжелики не было, я прошёл дальше к себе.

Так и есть, она лежала на моей кровати вниз животом и обняв подушку рыдала. Подол её коротенького платья задрался и оголил её попку, но я даже не обратил на это внимания. Я подошёл к кровати, сел на край и молча положил руку ей на плечо. Тело её содрогалось от рыданий, она уткнулась лицом в подушку.

— Ну ладно тебе...

Произнёс я несомненно тупую фразу которой тут не место, но я просто не знаю что ей сказать, не знаю как утешить расстроенную девушку. Она продолжала плакать а я продолжал тупо сидеть не зная что предпринять по этому поводу, в голову шли только тупые романтические комедии, а хотя, чем чёрт не шутит. Я перелез через неё, лёг к стене и силой вырвав у неё из рук мокрую от слёз подушку прижал к себе. Она обняла меня, уткнулась носиком в плечо и продолжила плакать, но уже тише, каждый раз судорожно сжимая меня в объятьях. Я гладил её по голове, её шелковистые волосы скользили в руках.

— Ну тише-тише, всё уже позади.

Тихо шептал я пока истерика медленно отступала и она успокаивалась. Вскоре методика подействовала и она всхлипнув в последний раз затихла у меня на плече закрыв глаза. Я лишь прижал к себе её голову и гладил её по спине не зная что и сказать.

Первой молчание нарушила она.

— Прости...

Тихо прошептала она и я понял что она извиняется за истерику.

— Ничего страшного, я сам виноват, не нужно было спрашивать тебя...

Сокрушённо покачал я головой и уткнулся подбородком ей в макушку, рубашка была мокрой и прилипла к телу, не очень приятно. Жела снова закинула на меня ногу и вцепилась как клещ. Я тоже покрепче обнял её и задумался. И вот что теперь делать? Как теперь поступить?...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх