Alexisverse. Часть 2: Моральные устои

  1. Alexisverse. Часть 1: Лучший парень на курсе
  2. Alexisverse. Часть 2: Моральные устои
  3. Alexisverse. Часть 3: Личное пространство
  4. Alexisverse. Часть 4: Слишком милый
  5. Alexisverse. Часть 5: Право на деторождение

Страница: 2 из 6

инопланетян, конечно же, не знает наперечёт всех планет Солнечной системы (и — что слегка обидно — не отвечает «Ого!», когда ты говоришь им, что закончил Университет Марсополиса). — Я тоже раньше никогда не был в других системах. Меня Кирилл зовут, — улыбнувшись, представил он.

— Меня зовут Кирас, — улыбнувшись в ответ, назвала себя таукитянка — её имя (с ударением на первом слоге) звучало немного непривычно для земного уха. — У нас, оказывается, немного похожие имена, — девушка засмеялась. — Я биолог, окончила... — она назвала какое-то учебное заведение, название которого Кирилл не расслышал как следует, и которое ничего ему не говорило. — А вы?

— А я геолог, — ответил Кирилл девушке (которую он про себя успел прозвать Кирой). — Хотите, я покажу вам, что здесь где, ну и вообще помогу освоиться? — предложил он даже быстрее, чем успел подумать, что Кира на первый взгляд вполне ничего... и она женщина-таукитянка, а не сирианец-гермафродит, что большой плюс. — Помочь вам донести часть сумок? — спросил он, указывая на довольно внушительный багаж таукитянки.

На секунду в глазах Киры промелькнуло лёгкое удивление, и Кирилл, спохватившись, поспешил пояснить:

— Ну, мне кажется, они у вас очень тяжёлые? — про себя он успел подумать, что среди таукитян, где женщины физически сильнее мужчин, нет этого «джентльменского» обычая, свойственного землянам, и что Кира, наверное, на самом деле даже сильнее него: Кирилл ведь вырос на Марсе, при гравитации ниже земной... но девушке, наверное, всё равно было бы тяжело нести весь свой багаж.

— Не откажусь, — наконец, улыбнулась в ответ Кира и, сняв с плеча сумку на длинном ремне, протянула её Кириллу. — И от первого, и от второго.

— Тогда пойдём, — улыбнулся юноша и, повесив сумку на плечо, повёл девушку за собой.

***

С тех пор, как Кира прибыла на Тиад, прошёл уже примерно месяц... впрочем, трудно было сказать точно, какие сейчас число и месяц по земному календарю: Тиад жил по своему собственному времени, основанному на сирианском календаре, а Солнечная система осталась за дюжину световых лет отсюда. Кирилл успел узнать у девушки, что она проходила стажировку на планете, на таукитянском языке называвшейся Бакка, — второй планете в системе Тау Кита, на которой существовала жизнь. Бакка была гораздо более жаркой планетой, чем Земля, и жизнь на ней была совсем непохожа на земную — Кира в своём учебной заведении изучала именно жизнь на таких неземлеподобных планетах (какой и был Ингем). Кирилл активно старался помогать таукитянке освоиться на новом месте — поскольку он сам поселился на Тиаде сравнительно недавно, он хорошо помнил, что поначалу вызывало сложности у него самого. (Например, то, что продолжительность суток здесь ни такая, как на Земле, и ни такая, как на Тау, и даже для отсчёта времени используются сирианские единицы — приходилось приучать себя измерять время в них). Впрочем, конечно, Кира и Кирилл были родом из разных звёздных систем, и иногда непривычными для них оказывались разные вещи. Вдобавок, Кирилл, видя в Кире девушку, считал её «слабым полом» и постоянно предлагал ей помощь, а сама Кира, будучи таукитянкой, считала слабым полом его самого и проявляла по отношению к нему то, что Кирилл про себя называл «материнским инстинктом»... Впрочем, это столкновение направленной друг на друга заботы чаще вызывало у молодых людей смех, чем неловкость, а то, что они инстинктивно были готовы придти друг другу на помощь, только сближало их.

Что доставляло Кире особенно сильные неудобства, так это то, что к ней проявляли интерес молодые учёные-сирианки. Сирианцы, имевшие только один пол и внешне похожие на женщин (выше ростом и более крепкого сложения, чем большинство землянок), мужчин-землян зачастую вообще не воспринимали как сексуально привлекательных, а вот таукитянка Кира, похожая на сирианцев внешне, воспринималась ими как «своя». И молодые сирианки, работавшие в системе Каптейна, уже пытались оказывать Кире знаки внимания — со свойственной сирианцам раскрепощённостью, вгонявшей Киру в краску. Она старалась держаться от них на некотором расстоянии... и закономерно оказывалась ближе к Кириллу.

Они жили в секторе, предназначенном специально для инопланетян, то есть не-сирианцев: здесь жили земляне, таукитяне и даже несколько геминианцев, прилетевших с Проциона, и альчибианцев с Центавра. (Когда Кирилл впервые узнал, что для не-сирианцев на Тиаде выделен отдельный сектор, ему это тогда показалось проявлением расизма — но когда выяснилось, что в «сирианских» секторах нет отдельных душевых и туалетов для мужчин и женщин, он переменил своё мнение). Оба были заняты работой, и встречались, может быть, не так часто, как им хотелось бы, но регулярно связывались через внутреннюю сеть станции, а Кирилл не забывал напоминать девушке, что если ей нужна будет помощь, она всегда может к нему обратиться.

В тот день Кирилл, войдя в столовую, где обедали работники станции (находившиеся на полном государственном содержании, разумеется), привычно оглянувшись по сторонам, увидел Киру и помахал ей рукой — но таукитянка не заметила его, сидя с угрюмым видом, и на лице девушки парень с удивлением увидел синяк под глазом. Кирилл сразу же поспешил к столику, за которым сидела Кира.

— Привет. К тебе можно? — спросил он перед тем, как поставить свой поднос с едой на стол. — Что случилось?

— Привет — садись, конечно, — Кира слабо улыбнулась, и юноша наконец-то поставил поднос на стол и сел сам. — Я тут... подралась с одной новенькой, недавно с Сириуса прилетела. Некоторые сирианцы не понимают слова «нет»...

— Она к тебе приставала? — спросил Кирилл.

— Она меня схватила за... в общем, за, — мрачно ответила Кира. — Ну я и вспылила — врезала ей по лицу. А она — на меня, и... в общем, нас разнимали, а мне потом долго читали лекцию о правильном поведении... как будто это я в этом была виновата.

— Да, сирианцы — они такие... — понимающе кивнул Кирилл. — Честно говоря, когда я впервые узнал, что получил распределение на Каптейн, я поначалу именно из-за того и сомневался, что тут подавляющее большинство населения — сирианцы. Но, блин, одиннадцать миллиардов лет геологической истории! Геологические периоды, аналогов которых не было на других планетах и ещё долго не будет! Эволюция, для которой даже млекопитающие — это давно пройденный этап! Следы цивилизации, существовавшей миллиарды лет назад! В общем, я никак не мог отказаться от такого шанса, — юноша широко улыбнулся.

— Я тоже, — засмеялась в ответ Кира. — Что ж, придётся потерпеть ради науки. Нет, я вообще ничего против сирианцев не имею, просто я не... как это сказать-то по-сириански...

— Не лесби? — подсказал Кирилл.

— Не кто? — не поняв, переспросила Кира.

— Ну... это девушка, которой нравятся другие девушки, — пояснил Кирилл — правда, слова «лесби» и «девушка» ему пришлось произнести на земном: в сирианском, на котором они с Кирой общались, просто не было слов для обозначения категорий пола.

— Ну, да, так и есть, — поняла Кира. — Забавно, конечно, получается: они, сирианцы видят, что я похожа на них, и поэтому думают, что со мной можно, а я тоже вижу, что они похожи на меня, но именно поэтому я с ними не могу... — она улыбнулась, и Кирилл заулыбался тоже. — Ладно, приятного аппетита, а то у тебя еда остынет, — напомнила она и с уже заметно улучшившимся настроением вернулась к своей пище.

Кирилл тоже принялся за еду. (Кстати, посуда на космической станции тоже выглядела непривычно, и к ней приходилось привыкать сперва ему, а потом Кире, поскольку оба выросли на планетах. Техника космической безопасности требовала, чтобы посуда для еды была рассчитана на то, что вращение станции может остановиться, и искусственная гравитация — «уйти». Поэтому тарелки для еды были снабжены крышками, самозакрывавшимися, если их не приподнимать, чтобы взять еду, посуда для напитков — клапанами или соломинками для питья, а пища готовилась так, чтобы она не была ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх