Alexisverse. Часть 2: Моральные устои

  1. Alexisverse. Часть 1: Лучший парень на курсе
  2. Alexisverse. Часть 2: Моральные устои
  3. Alexisverse. Часть 3: Личное пространство
  4. Alexisverse. Часть 4: Слишком милый
  5. Alexisverse. Часть 5: Право на деторождение

Страница: 4 из 6

таукитянка удивлённо остановилась. — Я же девушка.

— Как? — ошарашенно переспросил Кирилл. — У девушек же не бывает... членов!

— Как это? — переспросила Кира с таким изумлением, будто Кирилл сказал что-то до невозможности странное. — Погоди, похоже, я подзабыла это, как его, сравнительное расоведение...

В следующие несколько минут Кирилл узнал, чем на самом деле таукитяне отличаются от землян (что он, возможно, предпочёл бы не знать). Прежде он думал, что только тем, что женщины-таукитянки физически сильнее мужчин, а не наоборот, как у землян, — но на самом деле у таукитян были два совершенно других пола. Те, кто землянам казались женщинами-таукитянками (высокими, сильными женщинами), на самом деле назывались «айки», и у них не было влагалища, как у землянок, но был половой член. А те, кого земляне считали таукитянами-мужчинами (невысокими и женственными на вид), назывались «саи», и у них вместо члена было влагалище, но при этом не было молочных желез.

Момент был испорчен: молодые люди сидели на кровати рядом, не глядя друг на друга. Кирилл был шокирован услышанным, но и Кира была шокирована не меньше: она ведь (то ли, будучи специалистом по неземлеподобным планетам, не знавшая об отличиях землян от таукитян, то ли забывшая о них) считала Кирилла «саем». О сексе, разумеется, уже не было и речи: несостоявшиеся любовники сидели молча, переваривая свалившуюся на них информацию и думая, как теперь им с этим знанием жить.

— Значит, вот оно как у вас устроено... — нарушила затянувшуюся паузу Кира (Кирилл наконец-то понял, почему её имя на таукитянском языке — «Кирас» — показалось ему непохожим на женское). — А что, в каком-то смысле даже удобно: сама родила, сама выкормила... — она невесело усмехнулась.

— А у вас, значит, рожает один, а выкармливает другой? — откликнулся Кирилл. — Кажется, я наконец-то понял, почему вы такие... целомудренные: у вас попробуй бросить женщину... то есть сая с ребёнком...

— Ну, так и есть... а у вас, что, часто так бывает, что бросают женщин с детьми? — Кира наконец-то оглянулась на юношу.

— Ну, если честно... так делают только законченные сволочи, — ответил Кирилл, не желая очернять свою расу в глазах таукитянки. А про себя он подумал, что, может быть, это в какой-то степени и к лучшему, что подавляющее большинство землян не знает о том, чем таукитяне на самом деле отличаются от них (а большинство таукитян — не знает об отличиях землян). Иначе бы эти две расы смотрели друг на друга как на каких-нибудь мутантов, как многие земляне смотрят на тех же сирианцев. Вот только что теперь ему, Кириллу, делать с этим знанием... и со своими отношениями с Кирой?

Пауза вновь грозила затянуться надолго, и Кирилл решился-таки встать и повернуться к таукитянке.

— Кира... — нерешительно начал он. — Может, пойдём домой? Всё равно уже никакого секса у нас не будет, — он слабо улыбнулся. — И... забудем о том, что сегодня было, и сделаем вид, что этого не произошло?

— Хорошо... — слегка поколебавшись, кивнула Кира. — Пойдём домой, — и она, помедлив ещё секунду, коснулась руки юноши своей рукой.

***

После того, что произошло тем вечером, Кирилл чувствовал себя так, будто в отношениях между ним и Кирой появилась трещина. В общении оба чувствовали себя скованно, и никто из них больше не решался заговорить на тему секса — да даже прикоснуться к другому, обнять или поцеловать, а если всё-таки пересиливал себя и пробовал дотронуться до другого, то почти сразу отдёргивал руку, чувствуя, как вздрагивает второй. То, что через несколько дней Киру отправили в её первую экспедицию на поверхность Ингема, никак не улучшало ситуацию (может быть, пробудь она на Тиаде ещё пару дней, Кирилл решился бы, наконец, как-то разрубить этот Гордиев узел... или нет). Они регулярно обменивались письмами, и то, что теперь им не нужно было разрываться между желанием прикоснуться к другому и внутренним табу, явно давало обоим некоторое облегчение... но всё же это противоречие не давало Кириллу покоя.

Видимо, то, что Кирилл чувствует себя не в своей тарелке, было заметно окружающим, поскольку однажды с ним заговорил об этом его начальник, доктор Беринг — немолодой землянин, обычно погружённый в научную работу, но обладавший мягким и доброжелательным характером.

— Кирилл, я заметил, что в последнее время вы себя как будто не очень хорошо чувствуете, и это сказывается на работе, — сказал он, глядя на юношу только одним глазом (вторым — в отчёт, который ему только что принёс Кирилл). — Может быть, мне стоит дать вам небольшой отпуск?

Кирилл с горькой усмешкой подумал про себя, что если уж это было заметно доктору Берингу, которого трудно было вызвать на разговор о чём-нибудь кроме научных тем, то, вероятно, это заметно всем его коллегам. А вслух он ответил:

— Нет, спасибо, мне не нужен отпуск... Боюсь, он мне не поможет... я думаю, лучше стоит дать мне побольше работы, чтобы у меня не было времени думать о своих проблемах, — юноша чуть-чуть усмехнулся.

— Вот как? — Беринг наконец-то поднял взгляд от документов и взглянул на юношу. — Не так часто можно увидеть младшего научного сотрудника, который просит дать ему побольше работы, — его губы сложились в тонкую улыбку. — Но в самом деле, что вас беспокоит? Может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь?

Кирилл несколько секунд раздумывал, стоит ли ему говорить начальнику о своих проблемах. А потом вздохнул и ответил:

— У меня... проблемы в отношениях с девушкой...

— Ну, это вполне нормально для молодого человека вашего возраста...

— Понимаете, она — таукитянка. То есть она не совсем девушка... то есть мы с ней до недавнего времени не знали, чем на самом деле земляне отличаются от таукитян...

— Вот как важно вовремя заполнять пробелы в образовании, — с лёгкой улыбкой ответил доктор. — Но, честно говоря, я не вижу здесь особой проблемы. Ведь на Тиаде живут представители самых разных инопланетных рас, и вы должны были заметить, что, например, здесь многие земляне заводят отношения с сирианцами. Вам не следует бояться, что другие люди не одобрят, если вы будете встречаться с инопланетянкой.

Кирилл слегка смутился: он действительно знал, что некоторые из живущих на Тиаде землян (и землянок) заводят отношения с сирианцами. Но, если попытаться проанализировать свои чувства, то дело было не в том, как их отношениям отнеслись бы другие, — дело было в том, что у него, Кирилла, тоже были свои моральные устои...

— Дело не в этом... — попытался объяснить Кирилл. — Просто она ведь... ну, не настоящая девушка — она как бы существо какого-то третьего пола...

— Я всё ещё не вижу здесь особенной проблемы, — ответил Беринг. — В конце концов, вы с ней всё же не одного пола. Вы, конечно, не сможете с ней иметь детей, но я думаю, что вам пока рано об этом задумываться, — он снова слегка улыбнулся.

Юноша подумал, что доктор всё ещё не понимает его... или прекрасно понимает, но не говорит об этом из деликатности? Ведь, если отбросить все аргументы, последним, что удерживало Кирилла, было то, что он боялся и не хотел, чтобы Кира, называя вещи своими именами, трахнула его в задницу. (А сама Кира, вероятно, тоже не хотела, чтобы он сделал это с ней, — ведь для неё мужчина-землянин должен был казаться таким же «неправильным», как для него таукитянка-"айк»).

— В конце концов: вы её любите? — спросил доктор, видя сомнения юноши.

— Люблю, — с грустью признался тот.

— Тогда я думаю, что вы найдёте решение этой проблемы, — слегка улыбнувшись, развёл руками Беринг.

Кирилл помедлил несколько секунд, а затем ответил:

— Спасибо, герр Беринг. Можно я пойду?

Вечером после разговора с доктором Берингом Кирилл, поразмыслив и напоследок посомневавшись, решился сделать то, чего он никогда не делал раньше — найти во внутренней сети станции порносайт и открыть раздел с фотографиями обнажённых таукитянок (а потом и сирианок, потому что оказалось, что эротических ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх